• USD 27.6
  • EUR 33.4
  • GBP 38.8
Спецпроекты

Анатолий Гальчинский, экс-председатель Совета НБУ: «Необходимо сократить расходы бюджета до 25% от ВВП. Тогда можно будет говорить о серьезности антикризисных действий власти»

Реклама на dsnews.ua
Статья «Час расплаты» (см. «ВД» №6 с.  г.), в которой «ВД» предложила свой вариант решения проблемы выплаты депозитов путем конвертации задолженности
Статья «Час расплаты» (см. «ВД» №6 с.  г.), в которой «ВД» предложила свой вариант решения проблемы выплаты депозитов путем конвертации задолженности в ОВГЗ, получила небывалый резонанс. Поэтому мы решили продолжить на страницах издания дискуссию вокруг этой темы.

Хотя причины кризиса и глубина падения мировой экономики полностью не осознаны, однако к февралю 2009 г. большинство мировых правительств определилось с антикризисной стратегией. Развитые державы акцентируют внимание на фатальности «стояния с протянутой рукой». Необходимо действовать. Но прежде важно понять, с какой целью. «Спасение экономики» — слишком абстрактное понятие. Спасти всех не удастся. Да и нужно ли? После кризиса мир изменится. Каким он предстанет в 2011-м или 2012-м — толком не знает никто. Но очевидно, что в поиске ответа на этот вопрос стоит смотреть вперед, а не назад. Коль потребности мировой экономики изменятся, то властям стоит подумать о тех направлениях, которые Украина могла бы освоить в рамках уже новой конфигурации международного разделения труда. Иными словами, выработать приоритеты, сконцентрировав ресурсы для их реализации.

Увы, действия украинской власти несистемны, зачастую лишены логики и больше походят на лоббирование интересов отдель­ных предприятий и отраслей, нежели направлены во благо рядовых налогоплательщиков.

Кабмин бравирует новыми переговорами с США, Евросоюзом, Китаем, Японией и Россией. Но ключевой вопрос — как будут тратиться миллиарды — все еще остается риторическим. Не добавляет оптимизма и слабо предсказуемая политика Национального банка, которому плохо удаются маневры по обеспечению стабильности гривни и поддержанию ликвидности банковской системы. Традиционные подходы уже не срабатывают, а новых идей, похоже, нет. О приоритетах политики НБУ «ВД» говорила с Анатолием Гальчинским, профессором Института мировой экономики, председателем Совета НБУ в 2000-2005 гг.

МФВ рекомендует Украине сокращать расходную часть бюджета. Кабмин склоняется к запуску печатного станка. Чтобы ни выбрал НБУ, он в проигрыше. Как решить эту дилемму?
— В условиях кризиса дефицит бюджета в 3% от ВВП не является опасным. В США, при реализации плана Барака Обамы (на момент сдачи номера «ВД» в печать план Обамы предусматривал $800 млрд — прим. «ВД» ), дефицит может достигнуть 6-8%. Франция, Германия и Великобритания также существенно увеличивают дефицит бюджета.

Ключевыми вопросами являются цели, на которые этот дефицит будет направлен, и механизмы обслуживания государственного долга. У государства должны быть источники заимствований на внутреннем и внешнем рынках, а не печатный станок, на который надеются некоторые наши политики. Уровень дефицита должен определяться возможностями безэмиссионного обслуживания государственного долга.

Далее следует осознать — во имя чего госбюджет будет дефицитным. Во имя увеличения объемов бюджетных ассигнований, связанных с потреблением? Но в условиях кризиса это преступление! Это — инфляционная слагаемая бюджета, на которую страна не должна пойти! Другое дело, если правительство или президент представит план антикризисной политики, в который будут включены и ассигнования дефицитного финансирования. Тогда дефицит окажется оправданным.

Реклама на dsnews.ua

Президент Виктор Ющенко подчеркивает в своих выступлениях необходимость пересмотра бюджета. Однако это весьма абстрактная постановка вопроса. Сегодня проблемой номер один для Украины и национальной безопасности является кризис. И позор власти, которая до сих пор не определилась с механизмами выхода из самого большого и опасного кризиса XXI века. Сохранение жизнедеятельности национальной экономики требует не только конкретных мер, но и значительных финансовых ресурсов. Что же происходит у нас? Пошумели автомобилисты  — им выделили деньги. Пошумели сельхозпроизводители — им тоже выделили. Каждый день кому-то помогают, но целостности в действиях нет. Власти должны перестать играть в «кошки-мышки». 149 антикризисных законопроектов правительства  — это смешно! В 1997-1998 годах все антикризисные меры были сформулированы указом президента на трех страницах.

Все нормальные государства обнародовали свои планы по выведению экономик из кризиса и заявили об объемах их финансовой поддержки. Пусть наши президент, правительство проработают антикризисные программы. Пусть свою программу обнародует оппозиция, чтобы Партия регионов не «пузыри пускала», а предложила конкретные действия. Допустим, мы выделяем 100 млрд грн. на антикризисные меры. Верховная Рада должна принять общий документ по этому поводу. Только тогда можно будет говорить миру, что власть решила для борьбы с кризисом выделить такие-то суммы на такие-то цели. И только на этом этапе можно будет переходить к корректировке бюджета. Тогда и Украине, и МВФ будет понятно, что это не очередная «агитка», и что дефицит оправдан.

На чем должен быть основан антикризисный план?
— Пунктом номер один любой антикризисной программы должно быть сокращение уровня государственного потребления, что позволит уменьшить налоговую нагрузку на предприятия. Необходимо уменьшать налоги, резко сократив все виды государственных расходов. Речь не идет о пенсионном обеспечении, можно урезать расходы на армию, управленческий аппарат, другие расходы.
Для преодоления кризиса 1997-1998 годов проводилось целенаправленное уменьшение доли ВВП, перераспределяемой через госбюджет. Расходы сводного бюджета в 1996-м составляли 41,9% от ВВП. Президент ввел жесткие меры по управлению экономикой и секвестировал бюджетные расходы. Парламент их не поддержал, поэтому антикризисные мероприятия проводились через механизм президентских указов. Уже в 1997 году через бюджет перераспределялось 36,8%, в 1998-м  — 30,4% от ВВП. В 1999-м этот показатель составил 26,7%. Если ранее бюджет «проедал» более 40% от ВВП, то к 1999-му на экономику приходилось уже более 74%!

Социальная политика в условиях кризиса должна быть подчинена решению трех задач: поддержанию уровня цен, сохранению банковской системы и вкладов населения и обеспечению занятости. Основную социальную проблему стабильности цен должен решать Нацбанк путем удержания стабильности национальной валюты. Это функция НБУ. Нельзя обвинять НБУ в чрезмерном рефинансировании коммерческих банков. Давайте обратимся к банковской статистике.
Денежная масса в 2008-м выросла на 29,9%. До этого она росла намного быстрее, в 2004-м увеличившись на 32%, в 2005-м — на 54%, в 2006-м — на 35% и в 2007-м — на 52%. В условиях кризиса НБУ вел достаточно жесткую политику по сдерживанию денежной массы. Я имею в виду общие итоги прошлого года. Это дает мне основание еще раз заявить, что инфляция прошлого года — результат влияния немонетарных факторов. Задача, которая стоит сегодня перед нами, — сократить расходы бюджета до 25% от ВВП. Тогда можно будет говорить о серьезности антикризисных действий власти.

Какие механизмы обслуживания государственного и корпоративного долга вы считаете эффективными?
— С точки зрения погашения суверенных долгов я проблемы не вижу — резервов государства хватит для того, чтобы рассчитаться по своим займам. Другое дело — отдельные коммерческие банки. В 1998 году более 90% внешних долгов Украины составляли долги государства. Сейчас наоборот.
Кризис показал, что у нас далеко не все ладно с менеджментом банков. Зачем банк «Надра» год назад влез в дешевые кредиты, когда о кризисе говорили в 2007 году, когда уже начались проблемы на ипотечном рынке в США?! Банкиры — симпатичные ребята. Они красиво говорят, красиво отмечают юбилеи. Но для банкира главное качество — не поддаваться со­блазнам, видеть перспективу. Руководить  — значит предвидеть. Сегодняшний кризис должен стать хорошим уроком для нашей финансовой банковской элиты, показав, чем чреваты непродуманные долги.

«Целевое рефинансирование не должно строиться по отраслевому принципу»

Очевидно, что нынешнее положение дел в экономике страны ставит перед Нацбанком новые вызовы. На чем, по вашему мнению, НБУ должен сконцентрировать свои усилия?
— НБУ должен реализовывать свою главную задачу — обеспечивать стабильность гривни. Глава НБУ должен быть психологически устойчивым человеком. Этот фактор должен в первую очередь приниматься во внимание при оценке потенциальных кандидатур на этот пост. Хорошо знаю, какое давление постоянно оказывается на главу НБУ. Он должен уметь говорить «нет».

Необходимо существенно изменить законодательство в части Совета НБУ. Аналогичный орган существует в ряде авторитетных стран, например, в Великобритании. Совет разрабатывает основы денежно-кредитной политики: определяет «потолок» роста денежной массы, предел роста денежной базы, инфляции и т. п. Совет не должен вмешиваться в решение оперативных вопросов, функции Совета не касаются вопросов контроля над деятельностью коммерческих банков. Если Совет вмешивается в вопросы надзора и контроля над коммерческими банками, что мы сейчас, впрочем, наблюдаем, то это является превышением его полномочий! Надо понимать, что за этим органом закреплены четкие функции, и не надо путать его с Наблюдательным советом! Почему телеведущий Шустер, вызывая в ток-шоу Петра Порошенко, представляет его как главу Наблюдательного совета НБУ? И  никто не поправляет эту ошибку, и даже Порошенко не уточняет, что у нашего НБУ нет никакого Набсовета!

В Великобритании действует Комитет по монетарной политике, аналогичный нашему. Он состоит из девяти человек, пять из которых  — представители центрального банка, а четыре — назначаются правительством. Таким образом обеспечивается независимость банка. Кроме того, на заседаниях Комитета всегда присутствует министр финансов или его заместитель в качестве наблюдателя.
Надо немедленно вносить изменения в Закон «О Национальном банке» — в части механизмов формирования Совета. Он не должен комплектоваться по политическому принципу. В Совете должны заседать профессионалы. В Совет должны прийти люди, которые по меньшей мере знают, чем отличается денежная база от денежной массы.

Вы утверждаете, что НБУ в нынешних условиях оказался эффективнее, чем любой другой орган исполнительной власти. Тем не менее политика Нацбанка по рефинансированию не только не решила проблем банков, а, наоборот, усугубила их…
— У меня тоже возникли проблемы с получением зарплаты в банке «Надра». Но что хуже  — дать банкам время прийти в себя или позволить им обанкротиться? НБУ осуществлял рефинансирование банков, упреждая панику и поддерживая их ликвидность. Рефинансируя коммерческие банки, НБУ защищает интересы не олигархов, а в первую очередь вкладчиков. В то же время у нас действительно сложилась ситуация, в которой коммерческие банки имели возможность спекулировать на валютном рынке. Но это вопрос иного характера. У НБУ есть инструменты контроля над этой сферой. Меры по осуществлению жесткого контроля над использованием денег, которые берутся на цели рефинансирования, нужно было вводить еще осенью. Я  поддерживаю принцип равного доступа всех коммерческих банков к рефинансированию, независимо от того, большие они или маленькие. Я вообще не сторонник искусственного укрупнения банков. И большие, и малые банки должны иметь равный доступ к ресурсам рефинансирования. К тому же они платные. У нас очень высокая ставка рефинансирования (12% — прим. «ВД»).

По мнению «ВД», в условиях, когда обналичиванию в 2009 году подлежат свыше 160  млрд грн., размещенных на данный момент на банковских депозитах населения, наименее болезненным решением проблемы является оформление этой задолженности в форме ОВГЗ либо других ценных бумаг, погашение которых на 100% гарантируется государством. Держатели в свою очередь эти бумаги могли бы использовать при расчетах по обязательствам перед государством (подробнее  — см. «Час расплаты», «ВД» №6 с. г., стр. 16). Каким вам видится выход из сложившейся ситуации?
— В целом такая идея заслуживает внимания. Часть депозитов населения может быть конвертирована в ОВГЗ. Естественно, на добровольных началах. На мой взгляд, такой механизм будет востребован средним классом, который уже не надеется на банки. Неправильно, что население не имеет доступа к ОВГЗ.

Я не исключаю возможности целевого рефинансирования. Да, это сложно, это отступление от общепринятых норм, это исключение. Но условия кризиса заставляют действовать неординарно. Однако целевое рефинансирование ни в коем случае не должно строиться по отраслевому принципу.

В каком виде целевое рефинансирование станет полезным для украинской экономики?
— Здесь возможны разные варианты. Речь идет о целевом финансировании специальных, утвержденных парламентом программ. К примеру, по энергосбережению, развитию инфраструктуры, строительству объектов к Евро-2012. Но речь идет о системе совместного финансирования этих программ НБУ и правительством, а также о привлечении других заемных ресурсов. В  идеале — должен быть государственный банк развития. НБУ осуществляет целевое рефинансирование через механизм этого банка, который в свою очередь реализовывает свои функции через систему участия коммерческих банков. Естественно, целевое рефинансирование должно осуществляться не по учетной ставке НБУ, а по более низкому проценту, к примеру, 2-3% — чтобы получатель кредита в свою очередь мог рассчитывать на стоимость займа в два-три раза дешевле обычного. Это будут не инфляционные деньги. Они обеспечат сохранение и создание новых рабочих мест.

    Реклама на dsnews.ua