• USD 27.7
  • EUR 33.7
  • GBP 39.2
Спецпроекты

Инженер, преобразивший Киев

Реклама на dsnews.ua
В июне исполняется 175 лет со дня рождения Аманда Струве, заслуги которого перед городом на Днепре невозможно переоценить.

В июне исполняется 175 лет со дня рождения Аманда Струве, заслуги которого перед городом на Днепре невозможно переоценить.

Начало карьеры
Выходец из многодетной семьи обрусевших интеллигентных немцев, Аманд Струве решил посвятить себя технике. Он получил образование сначала в Главном инженерном училище в Петербурге, затем — в столичной Николаевской инженерной академии. Успешно окончив в 1857 г. академический курс, военный инженер Струве взялся за строительство мостов: тогдашнее бурное развитие дорожного строительства гарантировало востребованность этой специализации.

Однажды перед 32-летним инженер-капитаном Амандом Струве была поставлена беспрецедентная задача. Надлежало перебросить железнодорожный мост через Днепр (примерно на месте нынешнего Дарницкого моста). Более чем километровая его длина делала новое сооружение самым длинным из подобных мостов в Европе! А покорение своенравного и полноводного Днепра сулило особые сложности. Но, как показал дальнейший жизненный путь инженера Струве, именно в подобных ситуациях он чувствовал себя как рыба в воде.

Строитель-патриот
Внимательно изучая технические новинки и быстро вникая в их суть, Аманд Егорович тут же применял все это на практике. И для киевского моста он сразу нашел выход. Установка мостовых опор была осуществлена практически еще невиданным в отечественной практике кессонным способом — путем погружения в дно реки полых конструкций, внутри которых трудились рабочие. Эксперимент был успешно завершен. Через три года, к февралю 1870 г.мост был вполне готов, и через Днепр двинулись поезда.

Сумма, затраченная на строительство, была для тех времен грандиозной: свыше 3 млн рублей. Но она могла бы оказаться еще больше, если бы строитель не проявил надлежащий патриотизм. Зарубежные фирмы с готовностью предлагали свои недешевые услуги и свое оборудование для устройства кессонов, однако Аманд Егорович обошелся без них, сэкономив не одну тысячу и добыв бесценный опыт для отечественных мостовиков.

Такой дальновидной предприимчивостью Струве заслужил отличие от Киевского университета. Ему был выдан диплом следующего содержания: «Совет Императорского Университета Св. Владимира, во внимание к обширным научным сведениям и к неутомимой и добросовестной деятельности военного инженер-полковника Аманда Егоровича де-Струве, постройкою железно­дорожного моста чрез Днепр разрушившего физическую преграду к соединению центра России с юго-западными окраинами его, и во внимание к стремлению г. де-Струве, личным своим участием при работах, содействовать к распространению между русскими рабочими специальных технических сведений, избрал его в почетные члены Университета Св. Владимира».

А монастырь обидели...
При постройке железнодорожного моста возникла надобность в том, чтобы воспользоваться прилегающим к рельсовому пути землям Выдубицкого монастыря. Эти земли отчасти нужны были собственно под линию дороги, отчасти под склад материалов. Основная часть их представляла собой песчаный остров, поросший травой и кустарником и часто заливаемый водой. Монастырь не дорожил островом. Поэтому его настоятель и ризничий охотно согласились продать строителям дороги три с лишним десятины островного пространства (около 3,5 га) по десять рублей за десятину, заработав на этом аж 33 руб. 51 1/4 коп. Весь же остальной остров Струве через своего представителя инженера Роберта Лиандра взял в аренду на три года с платой по 100 руб. серебром в год. В июле 1867 г. был подписан контракт, согласно которому монастырь не имел права повышать цену аренды, а при необходимости должен был безропотно ее продлевать.

Реклама на dsnews.ua

Но вскоре до правления обители дошли сведения о том, что на подъезде к мосту Струве выкупил другие земельные угодья, принадлежавшие Киево-Печерской лавре, причем платил за десятину целые тысячи рублей! Те земли, правда, были не на острове, а на возвы­шен­ности и, безусловно, должны были стоить дороже, — но из-за столь разительного различия в уровне цен бесхитростные монахи решили,
что их грубо обманули. Их иск, впрочем, не имел успеха: сделка совершилась обеими сторонами добровольно и в законном порядке. Настоятель монастыря архимандрит Арсений решил воззвать к христианским чувствам Струве. Он направил инженеру пространное письмо, где говорилось: «...Неужели Вы, назначив Киево-Печерской лавре десятки тысяч за отошедшую землю почти в таком же количестве, как и Выдубицкая, откажете сей последней, известной Вам своею скудостию, обители в пяти или шести тысячах в удовлетворение справедливого ее иска, и неужели Вы пожелаете, чтобы в ее летописях сохранилось навсегда предание о том, как было поступлено несправедливо с ее вековечным достоянием при сооружении такого великолепного памятника Вашей мудрости и опытности, где Вы впервые высказали весь свой гений, и где особенно, и не в пример другим, явлены к Вам знаки монаршего внимания. О, да не будет сего!» Но экономный Струве решил руководствоваться пословицей: что с возу упало — то пропало. И преспокойно уехал из Киева, предоставив объясняться с монахами правлению общества Курско-Киевской железной дороги.

Любопытно, что память об этой истории хранит ныне Выдубицкое озеро в южной части Киева. Оно образовалось искусственно: его ограничивают полоса того самого монастырского острова, выкупленная Струве, и две дамбы, устроенные при постройке моста.

По-царски, но умеренно
Наряду со сложным и хлопотным строительством моста Аманд Егорович нашел время и силы для выполнения еще одного ответственного поручения. Он принял на себя подряд по капитальной реконструкции Царского дворца (1868–1871 гг.), известного теперь как Мариинский.
Речь шла фактически о возведении над дворцовым зданием XVIII века нового второго этажа взамен сгоревшего еще в 1819-м. Объем работ, вероятно, был не особенно велик, но зато давила ответственность, предъявлялись запредельные требования! Струве, однако, не подкачал. Придирчивые приемщики подтвердили, что все элементы дворца «выполнены из материалов высшего качества лучшими мастерами отчетливо и изящно и соответствуют важности сооружения».

Отметим, что на самом престижном объекте строителям не приходило в голову набивать себе карманы, искусственно раздувая смету. Наоборот, к казенным деньгам отнеслись вполне рачительно. Правда, перерасход все же имел место. Аманд Егорович потратил на 26 690 руб. 90 коп. больше, чем было договорено. Однако ему беспрекословно вернули эти деньги. Комиссия от заказчика проверила дополнения к смете, составленные подрядчиком, и признала: «Все работы, поименованные в дополнительном сметном расчете, при сличении их с натурой оказались показанными правильно... Применяясь к другим подобного рода работам и соображаясь с качеством употребляемых материалов и тщательною отделкою частей, комиссия нашла, что цены на все дополнительные работы показаны г. Струве умеренные».

Собственно, перерасход был не столь уж велик: немногим больше 10% от первоначальной подрядной суммы 254 279 руб. Как не хватает этой рачительной порядочности в наше непростое время, когда для реконструкций парадных дворцов и резиденций не жалеют десятки и сотни миллионов бюджетных гривен...

Забытый благодетель
Вся деятельность Аманда Струве может служить позитивным примером того, как надлежит осуществлять масштабные проекты. Инженер счастливо соседствовал в нем с талантливым предпринимателем, умелым менеджером. Предпринятые им начинания, как правило, сопровождались прочным успехом и приносили щедрые плоды.

Еще при строительстве моста через Оку инженер организовал вспомогательные мастерские под Коломной. Это предприятие служило ему и в дальнейшем, набирая все более значительные обороты. Возглавляя его вместе со старшим братом Густавом Струве, Аманд Егорович вывел свое детище на уровень ведущих машиностроительных заводов империи, оснастил его по последнему слову техники. Созданный Струве Коломенский завод действует до сих пор; его продукцию в разное время составляли паровозы, пароходы, трамваи, тепловозы, электровозы.

Инженер-бизнесмен превосходно пользовался таким инструментом, как акционирование. Благодаря организации акционерных обществ ему удалось устроить в Киеве водопровод и газовое освещение. То был редкос­тный пример гармонии интересов: предприниматель успешно реализовывал свои способности, акционерам «капали» солидные дивиденды, а население в сжатые сроки получало немалые удобства. Подсчеты показали, что после того, как водопровод заменил бочки водовозов, вода для горожан подешевела более чем в пять раз!

Кульминацией предприимчивости Аманда Струве стало организованное им в Киеве в 1892 г. трамвайное сообщение. Сначала речь шла о конке, потом были поставлены опыты с паровыми вагонами, но затем инженер впервые в Российской империи рискнул отдать предпочтение электрическому трамваю — и победил! Вплоть до нынешнего времени трамвайное сообщение в столице Украины неотделимо от имени Аманда Струве (подробнее — см. «Прибыльные рельсы», «ВД» №44, 2006 г.).

Для тысяч киевлян этот человек был поистине благодетелем. Когда в 1898-м болезнь печени преждевременно свела генерала-инженера Аманда Струве в могилу (похоронили его в Петербурге), в Киеве его искренне оплакивали. Газета «Киевское слово» писала тогда: «А. Е. Струве относится к числу наиболее видных наших общественных деятелей, и имя его вспоминается киевлянами с чувством глубокой благодарности как имя человека, способствовавшего своей инициативой, познаниями и трудом возвеличению и прогрессу Киева и положившего начало тому интенсивному культурному и промышленному росту, свидетелями которого мы в настоящее время являемся. Без А. Е. Струве наш город, быть может, еще долго не имел бы тех благ современной цивилизации, которые составляют насущную потребность городского благоустройства».

Да вот только современным киевлянам трудно судить о заслугах человека, никак не увековеченного в нашей памяти. Мало найдется в истории столицы более достойных личностей. Плодами деятельности Аманда Егоровича мы пользуемся уже второе столетие. Но до сих пор нет в Киеве памятника Струве, нет ни улицы его имени, ни промышленного предприятия, ни даже трамвайного депо. Грустно говорить об этом в юбилейную дату — 11 июня. Покамест остается воспринимать как монумент инженеру Струве каждую встреченную в Киеве водонапорную башню, каждый трамвайный вагон...

    Реклама на dsnews.ua