• USD 27.9
  • EUR 34.1
  • GBP 39.5
Спецпроекты

ВОЗВРАЩЕНИЕ МОЛЛЮСКА

Реклама на dsnews.ua

В начале XX века Крымское побережье снабжало особо ценными моллюсками — устрицами — крупные города России и всей Европы. В 1903 г. в Крыму добывалось до 5 млн устриц. Для богатейших дворов Парижа и Лондона закупали только крымских черноморских устриц, и крымчане тщательно берегли секреты основного источника своего дохода. В 1894 г. в Севастополе даже было образовано Первое русское товарищество устрицеводства на Черном море.

Но к середине XX столетия на Черном море не осталось ни одного устричного хозяйства промышленного масштаба. Море было загрязнено, началось неконтролируемое истребление черноморской устрицы, и моллюск был занесен в Красную книгу. История устрицеводства в этом регионе практически закончилась. Сегодня Украина закупает устрицы и других моллюсков в Голландии, Италии, Испании. Это притом, что в нашей стране есть такие же природные возможности, собственные уникальные разработки и технологии.

Выгодный тандем

Любовь к морю в 2002 г. подвигла Олега Прокопенко, владельца финансово-инвестиционной компании, вложить денежные средства в мидийно-устричную ферму.

«Вообще, первыми этим занялись мои друзья из Севастополя, а мне предложили присоединиться в качестве партнера, — рассказывает Олег. — Дело оказалось очень хлопотным, и друзья отказались дальше работать, оставив мне в наследство только странное название фермы. Кстати, в библейской мифологии Левиафаном называли страшное морское чудовище».

Дело оказалось не только хлопотным, но и дорогим удовольствием, поскольку хозяева фермы пошли по цивилизованному пути выращивания моллюсков. В некоторых странах, например в Испании и Голландии, мидий специально не разводят, а просто соскребают с морского дна. Однако помимо того, что это наносит ущерб природе, мидии, собранные таким образом, иногда бывают вредны и для здоровья человека. «Зеленые» в этих странах постоянно устраивают по этому поводу акции протеста.

«Мы же хотели выращивать не только мидий, но и устриц. Оказалось, что по технологии устричные фермы предусматривают обязательное выращивание мидий. Они — хороший фильтр для воды, улучшают качество планктона, очищают море, улучшая его экологическое состояние, а устрицы могут расти только в чистой воде. Мы поставили коллекторы в море — они не касаются дна, планктон образовывается естественным образом, и мидии там сами нарастают, — говорит г-н Прокопенко. — Технологии, которые мы используем, были созданы нашими учеными из Института биологии южных морей НАН Украины. Поэтому они полностью адаптированы к условиям Черного моря и крымского побережья».

Реклама на dsnews.ua

Ученые Института биологии южных морей давно отработали все технологии и даже написали бизнес-план, искренне считая, что у Черного моря есть огромные возможности не просто для выращивания мидий и устриц в масштабах Украины, но и для экспорта. Так и началось сотрудничество института с предпринимателем.

Сегодня институт БЮМ использует «Левиафан» в качестве полигона для масштабных экологических исследований. Мало того, одна лаборатория института, которая полностью задействована на производстве, получает финансовую поддержку предприятия, и сотрудники имеют возможность проводить на ферме эксперименты, писать научные работы и защищать диссертации.

«Не имея материальных возможностей, но имея желание доказать потенциал Черного моря, ученые выращивали молодь устриц и мидий в женских чулках. Так им удалось вырастить не только черноморскую, но и тихоокеанскую мидию, которая в несколько раз больше, — рассказывает Олег. — Один раз мы стали свидетелями удивительной ситуации. На этапе, когда мы только начинали работу над проектом, в институт по нашему приглашению для оценки проекта приехал главный советник правительства Голландии по марикультуре г-н Вестброек. Он привез показать крымским коллегам свою «знаменитую голландскую мидию». В ответ наши ученые достали из чулка свою черноморскую мидию. Когда мы увидели, что она в два раза больше голландской, то окончательно утвердились в своем решении заниматься этим бизнесом».

Прежде чем приступить к работам, потребовалось разработать специальный режим эксплуатации и биологическое обоснование мидийно-устричной фермы, в чем тоже помогли специалисты института. Режим и обоснование являются обязательным условием для разведения моллюсков и действительны 10 лет, после чего их нужно переутверждать. Эти бумаги дают право на морское фермерство, но отнюдь не освобождают их владельцев от постоянных проверок и инспекций, которые проводятся каждый год. Постоянно идет проверка СЭС, местной рыбинспекции и пограничников.

Недешевый сад

Ферма «Левиафан» занимает 6 га морского пространства в бухте Ласпи возле мыса Сарыч — самой южной точки Украины. На этой территории на глубине 20-30 м располагаются коллекторы, закрепленные якорями и буйками. На коллекторах может расти 300 т мидий.

Обустройство фермы и оборудование обошлось ее владельцам в $100 тыс. Помимо коллекторов и всего гидротехнического сооружения предприятию также потребовалось два судна. Одно — для поставки, съема и обработки коллекторов, второе — для проведения регулярных профилактических, исследовательских и водолазных работ. В Украине необходимое специализированное оборудование не производится, поэтому фермерам приходилось частично закупать его в Испании и Голландии, а частично изобретать самостоятельно и справляться своими силами и силами работников института.

«На различных этапах ферма требовала разных вложений средств, — говорит Олег. — Первоначальные затраты были связаны с изготовлением оборудования, его установкой и обслуживанием фермы. Через полгода приходилось оплачивать использование причалов и катеров. Затем — водолазное обслуживание береговой линии и сейнеров, которые вынимают продукцию и осуществляют доставку».

Причем это затраты только на выращивание мидий — устрицы еще более дорогие в производстве. Если мидии сами нарастают на коллекторах, то мальков устриц специально выращивают или закупают и только через два месяца высаживают в садках на коллекторе, где они дорастают до необходимого размера за полтора-два года.

«В наших угодьях себестоимость одной устрицы массой не менее 1 г составляет 20 коп. Оптовая цена — 2-3 грн. за штуку, а в ресторанах — $2-4. Поскольку продаются они поштучно, продавать их сотнями тонн нереально. Поэтому на своей ферме мы выращиваем максимум 10 т устриц», — рассказывает Олег.

С мидиями все куда проще и с точки зрения бизнеса — интересней. Себестоимость мидии составляет $0,35 за 1 кг мяса. А свежих мидий размером более 4,5 см оптовики покупают по $4-5 за 1 кг мяса или по $0,75-0,9 за 1 кг в створках. Кстати, в Европе за 1 кг стандартной мидии в створках фермеру платят $2,5, а мелкие оптовики покупают их за $4-5, что по идее дает отечественным морским фермерам хорошие возможности для экспорта, как только они выйдут на промышленные объемы.

Дешевизна украинских моллюсков связана с рядом факторов. Во-первых, нужно учитывать, что в Украине дешевая рабочая сила. Хотя предприниматели стараются поддерживать всех, кто им помогает. «Мы оказываем финансовую поддержку не только сотрудникам института БЮМ, но и водолазам севастопольского МЧС. Кроме того, мы не платим за аренду своих 6 га морских угодий, потому что по программе развития инфраструктуры рынка рыбы и других водных живых ресурсов, морское сельское хозяйство — это приоритетное направление», — рассказывает Олег.

Благодаря ученым фермеры получили еще одну возможность сократить свои расходы. Предельный срок хранения устриц при температуре +2-8 °С составляет шесть суток, следовательно, их нужно сразу продавать. А учитывая урожай моллюсков в сотни тонн, сделать это не так просто. В Европе снимать урожай приходится полностью, поскольку коллектор нужно целиком вытаскивать из воды. Ноу-хау крымских ученых заключается в том, что моллюсков можно доставать ровно в таких количествах, на которые поступил заказ. Нет потребности поднимать из воды 100-тонную махину (именно столько весит коллектор без моллюсков). Несобранный урожай может спокойно оставаться в море, пока на него не придет заказ.

Кроме того, в некоторых странах, например в Голландии, устриц обрабатывают специальным раствором, чтобы они имели товарный вид, и это, естественно, предполагает дополнительные расходы. В Черном море условия такие, что моллюски имеют товарный вид даже без дополнительной обработки.

«Этот бизнес окупается и начинает приносить доход через пять-шесть лет. За это время налаживается полностью беспрерывный процесс выращивания моллюсков. Мидиям и устрицам требуется 2,5 года, чтобы достичь нужных размеров. В первом урожае половина моллюсков мелкая, а уже начиная со второго, качественными получаются практически все», — говорит Олег Прокопенко.

Доставать моллюсков из моря можно и нужно круглогодично, кроме периода штормов: ноябрь-декабрь и половина января. Кстати, водная стихия — главный и практически единственный риск для фермы: волны могут просто снести установки и коллекторы вместе со всем урожаем. Так, Олег потерял 30% своего морского хозяйства — во время шторма часть коллекторов унесло в море. К счастью, установки выбросило на берег, и потери не были большими.

«Виагра» и не только

Выращивание моллюсков хорошо еще тем, что это полностью безотходное производство. На разных стадиях развития мидии используются по-разному: в возрасте до года — в химической, косметологической и фармакологической промышленностях. А после двух лет их можно уже употреблять в пищу. Из створок моллюсков получают лекарственные препараты и активные вещества, обладающие антиоксидантными, иммуностимулирующими и радиозащитными свойствами (поэтому спрос на мидий после Чернобыльской катастрофы был очень велик).

Межстворчатая жидкость используется в кулинарии, а некондиционные моллюски (взрослые, но маленькие по размеру) перерабатываются в кормовые добавки. Пищевые производства выкупают на фермах и очень маленьких мидий, которые в рестораны уже не продать. Они используется в кулинарии, идут в паштеты и пресервы; из бульона мидий делают зернистую икру (черную и красную), крем-соус (майонез), крекеры и чипсы. Для наших производителей-фермеров — это существенная статья доходов. Даже при цене мелких моллюсков на треть ниже той, которую просят за их более крупных собратьев.

Устрица при всей своей дороговизне более узконаправленный продукт — этот моллюск идет только в пищу. Зато с мясом устрицы не сравнится никакая «Виагра». Не зря японцы и французы готовы платить любые деньги за больших тихоокеанских устриц.

«В Крыму нет ни одного цеха для глубокой переработки моллюсков, что не позволяет нам продавать уже готовый переработанный продукт. Это связано, во-первых, с дороговизной таких линий. Во-вторых, достаточного количества мидий не поставляет никто, — говорит Олег. — Сейчас мы хотим приобрести несколько производственных линий по очистке мидий и устриц».

Морское чудовище

«Такой лакомый кусок не мог не приглянуться некоторым представителям «старых» властей и силовых структур. Мы ожидали проблем со стороны местных «хозяев жизни», но не думали, что это произойдет так быстро. Мы даже не закончили полную установку, а проблемы уже начались, — говорит Ярослав Гутарин, адвокат. — В августе прошлого года мы приехали проверить состояние своей фермы, а нас встретили уведомлением о ее ликвидации и сообщили, что мы не являемся больше ее владельцами, и ферма со всем оборудованием продана с молотка. Так начался наш годовой «ход» по судам: севастопольским и киевским. И только месяц назад нас восстановили в правах собственности».

Ярослав был уверен, что все это было проделано с целью продать желающим ферму за бесценок. Позже эту догадку подтвердило постановление Высшего хозяйственного суда. Формальным поводом стала статья украинского закона, согласно которой, если предприятие не ведет хозяйственную деятельность на протяжении года или при отсутствии юридического лица по месту регистрации и у фирмы есть кредиторы, то предприятие объявляется банкротом и ликвидируется. А поскольку владельцы фирмы находились в Киеве, то делу тихо дали ход, даже не уведомив их. Документы о банкротстве и лишении прав собственности владельцы морской фермы получили лишь по истечении срока на обжалование. Это по закону лишило их возможности подавать в суд.

«Эти люди действовали обычными бандитскими методами, — рассказывает Ярослав Гутарин. — Сначала они ограбили склады фирмы. Увезли навеску, что уменьшило сопротивляемость штормам и ветрам. Нам повезло только, что этой зимой не было штормов, поэтому установка выстояла. Затем вывезли из института все оборудование. И все наше имущество стоимостью 600 тыс. грн. было продано на аукционе за 25 тыс.».

«Целый год понадобился на то, чтобы вернуть ферму, — продолжает Олег Прокопенко. — Самое удивительное, что весь этот год мы продолжали работать на ней. Правда, мы бы уже вырастили устриц и мидий, если бы не эти события. Нас поддержали ученые во главе с Сергеем Щуровым, которые весь год работали на ферме, не обращая внимания на происходящее. Вообще, теперь я согласен с выражением «Как вы лодку назовете, так она и поплывет», и теперь раздумываю над тем, чтобы переименовать ферму».

Перспективы фермеров

Несмотря на все препятствия и сложности, Олег собирается расширять свой бизнес. «Пока мы получили полноценный урожай только на экспериментальных 15-тонных коллекторах. Но моллюски на них превзошли все наши ожидания. Голландцы, которые занимаются аналогичным бизнесом у себя на родине, заинтересовались нашей продукцией и пригласили нас в Амстердам, чтобы обсудить сотрудничество. Они предлагают нам грант на покупку дополнительного оборудования», — рассказывает Олег Прокопенко.

Устрицы и мидии на 300-тонном коллекторе сейчас находятся на этапе созревания. Так что через год-полтора фермеры снимут первый большой урожай. Однако, по подсчетам предпринимателей, и этот объем не позволит удовлетворить нужды Украины, не говоря уже об экспорте. «Хотя первыми заниматься морским устричным и мидийным фермерством в промышленных масштабах начали мы, россияне уже буквально наступают нам на пятки. Они массово приобретают маленькие фермочки, вкладывая крупные средства в эту отрасль. Единственное, что пока позволяет нам сохранить лидирующее положение — это то, что деньгами природу не обманешь. В любом случае моллюски не могут созревать раньше, чем за два с половиной года. Пока россияне отстают от нас на несколько лет, но уже через два года у нас появятся очень серьезные конкуренты», — говорит г-н Прокопенко.

А пока владельцы «Левиафана» считают своими главными конкурентами местных жителей, которые нанимают за бутылку аквалангистов, и пытаются воровать с фермы моллюсков, несмотря на охрану. Затем их перепродают в рестораны, выдавая за французские мидии или устрицы из Дании, Испании.

«Еще один удивительный факт. Вопреки здравому смыслу и мировым исследованиям, украинские «зеленые» искренне считают, что мидии засоряют и загрязняют море. И постоянно устраивают митинги, выступая против нашей фермы. Вот такие национальные особенности украинского бизнеса, — смеется Олег. — Зато у нас есть собственный дайвинг-центр. Ведь гроздья моллюсков — это очень красивое зрелище, просто подводные сады Семирамиды. Мы погружаемся сами и друзей привозим понырять. К тому же на этой территории настолько чистая вода и так много планктона, что там появилась крупная морская рыба: кефаль, калкан, хамса и т.д. Причем ее стало так много, что мы стали подумывать и о рыбном промысле».

    Реклама на dsnews.ua