• USD 27.9
  • EUR 34.1
  • GBP 39.5
Спецпроекты

АЛЕКСЕЙ ИВЧЕНКО: председатель правления НАК «Нафтогаз України»

Реклама на dsnews.ua

С момента назначения Алексея Ивченко, главы Конгресса украинских националистов (КУН), на должность председателя правления национальной акционерной компании (НАК) «Нафтогаз України» вокруг этого ведомства не утихают информационные войны. Общественность пугают дефицитом и резким повышением цены на «голубое топливо»; НАК обвиняют в хищении газа, срыве договоренностей с Туркменистаном — крупнейшим поставщиком в Украину. В то же время информация о снижении цены на туркменский газ с $58 до $44 за тыс. куб. м или разрешение ситуации с якобы пропавшими почти 8 млрд кубометров российского газа остаются практически незамеченной. Так что вполне закономерно, что при общении с журналистами речь г-на Ивченко изобилует фразами вроде «это не отвечает действительности», «у вас неправильная информация» и «никаких проблем на самом деле нет».

Каково будущее Алексея Ивченко — однозначного ответа нет. В политикуме бытуют два диаметрально противоположных мнения. Одни полагают, что нынешнего главу «Нафтогаза» вот-вот снимут, другие же, наоборот, указывают на огромное доверие к Ивченко со стороны Виктора Ющенко.

В эксклюзивном интервью «ВД» Алексей Ивченко изложил свое видение происходящего в подведомственном ему хозяйстве.

Алексей Григорьевич, начну с традиционного вопроса — почему «Нафтогаз України» постоянно проигрывает информационные войны? Почему на пресс-конференциях вам в основном приходится оправдываться и опровергать неверную информацию? Почему вы не организуете работу так, чтобы и ваша компания, и все государство было защищено?

— Чтобы работа была построена таким образом, как вы говорите, необходимы усилия со стороны всех должностных лиц. Но, увы, не все хотят работать слаженно, руководствуясь одной целью… Более того, из-за некомпетентности отдельных лиц в СМИ запускается неправдивая информация, которая вредит национальным интересам государства.

У вас же есть помощники — почему они не могут оперативно давать альтернативную точку зрения?

— Возможно, вы правы: информацию необходимо предоставлять в бо’льших объемах. В первую очередь она должна исходить от первоисточника. И мы работаем в этом направлении. Однако «Нафтогаз» какими-то пиар-акциями не занимался и заниматься не будет. Мы работаем, и хорошо работаем, делаем полезное дело для государства и думали, что это будет оценено всеми по достоинству. Но, к сожалению, практика показывает иное.

Кто, по вашему мнению, из украинских чиновников — вы («Нафтогаз»), украинский МИД — должен попросить российскую сторону извиниться за те некорректные обвинения в адрес нашего государства в воровстве газа?

— Я со своей стороны опроверг информацию относительно тех 7,8 млрд кубометров (Президент РФ Владимир Путин сообщал, что представители «Газпрома» выявили в Украине недостачу 7,8 млрд куб. м газа, принадлежащего россиянам, и говорил о том, что Украина «тырит» газ — прим. «ВД»), доказав, что заявления о краже не отвечают действительности. Ну а требовать извинений у президента другого государства — это, наверное, не совсем корректно. Я предоставил людям информацию, а они уж пускай делают выводы сами.

ГлавКРУ намерено проверить использование транша кредита в размере $300 млн, который «Нафтогаз України» взял у Deutsche Bank. Чем, по вашему мнению, вызвана такая активность КРУ?

— Мне об этом неизвестно. Знаете, КРУ нас проверяет практически со дня моего назначения на должность главы «Нафтогаза» (за последние полгода уже проведено две проверки). Хотят проверить насчет использования кредита — пускай проверяют. А что тут проверять?! Открыта кредитная линия. Кредит взят без залогов, гарантий — ни правительственных, ни корпоративных, под низкий процент (LIBOR плюс 5% годовых — прим. «ВД»)

Реклама на dsnews.ua

Помнится, «Нафтогаз» в бытность руководства вашим предшественником Юрием Бойко уже однажды взял кредит у того же Deutsche Bank приблизительно под 5%, что меньше ваших 7%...

— Говорю вам — в истории «Нафтогаза» такого не было! На момент, когда я пришел в компанию, средняя ставка взятых кредитов составляла 14%.

Все ли кредиты, которые вы берете у западных банков, являются бланковыми?

— Абсолютно все.

Насколько это вообще распространено в коммерческой практике — чтобы такие большие кредиты выдавались без залога?

— Не могу сказать, что бы это было распространенной практикой. Но поскольку «Нафтогаз України» сегодня пользуется чрезвычайно высоким доверием у международных финансовых институтов, они готовы предоставлять НАКу бланковые кредиты. Более того, скажу, что мы планируем с одним международным банком — пока не могу назвать его — подписать соглашение об открытии кредитной линии для «Нафтогаза» на общую сумму EUR3 млрд.

Почему вы предпочитаете кредиты как метод внешних заимствований? Ведь есть механизм тех же еврооблигаций, которые, по идее, позволяют привлечь средства под более низкий процент.

— Во-первых, я бы не сказал, что цена бланкового кредита, которым мы сейчас пользуемся, выше, чем у еврооблигаций. Например, «Нафтогаз» выпустил в прошлом году еврооблигации, и там ставка заимствований была выше 7%. То есть она не меньше, чем при нашем бланковом кредитовании. Во-вторых, для того, чтобы выпустить еврооблигации, необходимо от шести до девяти месяцев. Бланковое кредитование позволяет получать средства гораздо более оперативно.

Но ведь выпуск облигаций несет выгоды в долгосрочной перспективе. Это закладывает определенную базу для прозрачности компании, демонстрирует ее финансовые потоки…

— Неужели вы думаете, что такие финучреждения, как Deutsche Bank или Societe Generale, не проверяли с помощью аудиторов «Нафтогаз» и не видели, куда он движется?!

Возможно, у них есть иной интерес — например, геополитический…

— Нет. Идет ли речь о еврооблигациях, или о бланковых кредитах — в обоих случаях процедура отчетности, предоставления материалов касательно финансового состояния компании является одинаковой.

Тем не менее, та активность по привлечению миллиардных кредитов, которую сейчас развернул НАК, вызывает беспокойство у ряда экспертов.

— «Нафтогаз» начал работать намного активнее и намного активнее зарабатывать деньги. Сейчас мы очень много инвестируем средств в производство. За последних полгода мы запустили газопровод в Польшу (Устилуг-Грубешув — прим. «ВД»). Сейчас мы экспортируем в эту страну газ по прямому газопроводу, и на этом зарабатываем достаточно серьезные деньги. Мы построили и запустили нефтепровод Жулин-Надвирна — в Надвирной был последний в Украине нефтеперерабатывающий завод, который не был подсоединен к нефтепроводу и на который нефть поставлялась цистернами. Через неделю мы запускаем новый завод по сжижению газа — это предприятие соответствует стандартам Евро-5, мощностью 100 тыс. тонн газа в год. Это завод завтрашнего дня, который позволит нам быть конкурентоспособными еще десятки лет. Также мы реконструируем Шебелинский ГПЗ, намереваемся вложить туда $300 млн. Сейчас он перерабатывает 800 тыс. тонн нефти и конденсата, а уже к лету следующего года этот объем возрастет до 1,5 млн тонн. В будущем мы планируем нарастить объемы переработки до 2 млн. Это больше, чем перерабатывают сейчас НПЗ в Дрогобыче и Надвирной. И глубина переработки у нас (на Шебелинском НПЗ — прим. «ВД») будет составлять 95%, а не 60%, как в Дрогобыче и Надвирной.

Насколько он будет обеспечен сырьем?

— Этому заводу необходим газовый конденсат и нефть. Будем использовать сырье собственной добычи, а также докупать — возможно, в России, возможно, в Казахстане. Казахская легкая нефть как раз подходит для Шебелинской технологии.

Кстати, насчет проектов. На инвестиционной конференции во Львове НАК подписал с компаниями «Арголiд», «СТЕК», американскими ComOxy LLC и Bortex Enterprises документ касательно постройки крупного нефтеперерабатывающего завода в Бродах. Что это за инвестор, о котором никто не слышал в Украине? Ни одному эксперту не известно, что этот инвестор где-либо построил НПЗ…

— Во Львове между областной администрацией, инвестором и НАКом был подписан протокол о намерениях из трех предложений. Сейчас мы сделали запросы во все компетентные органы, в том числе в СБУ и внешнюю разведку, чтобы нам предоставили информацию касательно этих инвесторов. По информации инвесторов, они построили такой завод в России.

Где именно в России?

— Сейчас я попросил их предоставить все необходимые материалы. Когда мы увидим всю картину, тогда и определимся, будем ли мы осуществлять такой проект (строительство НПЗ в Бродах — прим. «ВД») с этим инвестором или займемся поиском других.

Насколько рискует государство, участвуя в проекте строительства такого НПЗ?

— На сегодняшний день о каких-либо вложениях со стороны НАКа, и тем более со стороны государства речь не идет. Инвестор готов полностью профинансировать строительство и рассчитывает лишь на формальное содействие со стороны власти. То есть рисков для «Нафтогаза» и государства нет никаких.

Не кажется ли вам, что если НАК будет способствовать строительству НПЗ в Бродах, и параллельно строить собственную вертикально интегрированную нефтяную компанию (ВИНК), то эти два проекта будут конкурировать между собой и мешать друг другу?

— Нет, я так не считаю. Завод в Бродах будет ориентироваться больше на внешний рынок, чем на внутренний. Кроме того, он сможет перерабатывать мазут из того же Дрогобычского НПЗ, а светлые нефтепродукты и экспортировать.

Кстати, можно ли констатировать, что создание ВИНК очередной раз откладывается из-за отмены Конституционным судом передачи пакетов акций «Укртатнефти» и Дрогобычского НПЗ «Нафтогазу»?

— Во временном измерении это отодвигает перспективу создания ВИНК, ведь пока мы должны урегулировать все юридические моменты. Следующим шагом будет постановление Кабмина, которое узаконит передачу этих пакетов акций в уставный фонд НАКа.

Давайте перейдем к взаимоотношениям с Туркменистаном. Как проводится расследование по распоряжению Президента касательно завышения товарных коэффициентов, по которым идут расчеты с туркменской стороной?

— Если говорить о корпорации «УкрАзияБуд» — это тот злосчастный мост через реку Амударью, который является едва ли не единственным проблемным вопросом в наших отношениях с Туркменистаном, — то генеральным подрядчиком строительства была компания «УкрТрансБуд», а субподрядчиком выступала «УкрАзияБуд». На сегодняшний день ими выполнен очень небольшой объем работ, уже два года как ничего не делается. Корпорации «УкрТрансБуд» и «УкрАзияБуд» не могут подтвердить использование тех средств, которые им перечислил НАК. При этом задолженности за газ, которая была сформирована вследствие невыполнения работ в счет товарной оплаты за поставленный газ, сейчас нет. Да, сегодня осталась проблема строительства этого моста. Но это уже проблема «УкрТрансБуда»…

Эти две фирмы связывают с покойным Георгием Кирпой.

— Мне об этом неизвестно.

Фактически, НАКу придется заплатить за те работы, которые не были выполнены «УкрТрансБудом» и «УкрАзияБудом».

— Да, придется.

О какой сумме идет речь?

— 70 миллионов долларов.

Можете ли вы вернуть хоть часть этих денег, подав в суд на компании?

— Увы, это маловероятно. У этих компаний практически ничего нет.

Но, по слухам, «УкрАзияБуд» успешно работает в других странах.

— Да, у меня есть такая информация. Однако эта компания выступала субподрядчиком «УкрТрансБуда». С ней («УкрАзияБудом» — прим. «ВД») у нас нет юридических отношений.

В счет оплаты за газ в Туркмению активно поставлялась продукция отечественных оборонных предприятий. Насколько изменилось их положение в связи с частичным переходом на денежные расчеты?

— Этот вопрос (поставки товаров оборонных предприятий — прим. «ВД») не находится в компетенции НАК «Нафтогаз України». Что же касается поставок товаров общего назначения, которыми ведает НАК, то в прошлом году наших товаров в Туркменистан было поставлено на сумму около $100 млн, а в 2005-м объем поставок составит $150 млн.

Известно ли вам о сложностях работы нашей «оборонки» в Туркменистане. Например, что туркмены купили наши «Кольчуги» (радары для противовоздушной обороны), а ракеты, которые по идее должны идти в комплексе с ними, покупать отказались?

— Не могу ничего сказать по этому поводу, это закрытая тема. Можете поинтересоваться о ней у военных — тех, кто занимается экспортом.

Компании из Ливии, где «Нафтогаз» собирается вести добычу нефти и газа, намеревались брать в аренду 70 тыс. га украинских земель и выращивать на них пшеницу. Этот проект как-то продвигается?

— Никаких изменений, по моей информации, в этой сфере нет. Это вообще выпало из внимания, и я думаю, что было бы удобнее, чтобы ливийская сторона покупала у нас зерно. Чтобы мы сами выращивали и продавали.

Не так давно руководство «Газпрома» заявило о том, что ОАО законтрактовало все свободные объемы транзита газа через Узбекистан. Что это означает для Украины?

— Ничего нового. Транзит газа через Узбекистан, Казахстан и Россию последние семь лет и так контролирует Россия.

Означает ли это, что Украина обречена иметь дело либо с компаниями-посредниками вроде «РосУкрЭнерго», либо с самой Россией в вопросах транзита туркменского газа? Что, прямые контракты на транзит через эти страны для нас невозможны?

— В определенной мере сегодня дело обстоит именно так. Россияне подписали договора с Казахстаном и Узбекистаном (о праве на транзит газа — прим. «ВД»). Кому Россия отдаст этот транзит (т.е. чей газ она посчитает нужным транспортировать через названные страны — прим. «ВД») — зависит от нее самой.

Чем это угрожает Украине?

— Ничем не угрожает. Никаких проблем не будет. Условия (транзита — прим. «ВД») могут быть лучше или хуже, но у нас достаточно рычагов для того, чтобы обеспечивать газом украинских потребителей. И сегодня у НАК «Нафтогаз України» не меньше аргументов влияния, чем у России. Мы-то транспортируем через Украину намного больше газа, чем для нас транспортирует Россия.

Но при этом мы ничего не можем сделать с «РосУкрЭнерго»…

— Есть подписанные контракты (о транзите газа из Туркмении — прим. «ВД»). Мы можем разве что, как камикадзе, пойти на одностороннее расторжение договоров. Ну и что — нам просто остановят транзит (топлива из Туркменистана в Украину — прим. «ВД»).

Как продвигается ваша инициатива по выкупу доли в «РосУкрЭнерго», принадлежащей «Райффайзен Инвестментс»?

— Мы сделали такое предложение. Ждем ответа.

Не исключаете ли вы, что «Райффайзен» — лишь номинальный держатель акций, и что реально за ним кто-то стоит?

— Все может быть. Чужой огород — это темный лес.

В интервью «ВД» посол России в Украине Виктор Черномырдин не очень лестно отзывался о ходе переговоров с российской стороной о поставке газа, намекая на, как бы помягче выразиться, недостаточный профессионализм украинских переговорщиков. Что вы думаете по этому поводу?

— Меня совершенно не удивляют такие высказывания Черномырдина. Впервые за всю историю «Нафтогаза» все увидели (в том числе и российская сторона), что можно отстаивать национальные, государственные интересы. До этого переговоры с украинской стороны проходили приблизительно по принципу «Чего изволите?». Хотите консорциум — пожалуйста! Хотите управление газотранспортной системой — пожалуйста! Хотите, вычеркнем из долгосрочного соглашения пункт о том, что «Газпром» должен обеспечить баланс газа Украины — пожалуйста! Это случилось в 2003 г.

Вот такие уступки были с украинской стороны. А тут в «Нафтогаз» пришел руководитель, который взялся профессионально отстаивать национальные интересы государства. Кому же это понравится?! (в России — прим. «ВД»).

А что касается высказываний Виктора Степановича, то я бы на его месте не переживал за мою репутацию в России.

Я не говорю, что у меня есть отношения с Путиным, но на уровне «Газпрома» и «Нафтогаза» нет никаких проблем. С Администрацией президента РФ я тоже нахожу общий язык. И вы видите, как те вопросы, которые касались якобы украденных 7,8 млрд кубов газа, мы сняли с повестки дня.

Новый премьер-министр все так же требует от НАКа платить больше налогов?

— Отношения с Юрием Ивановичем Ехануровом у меня сложились нормальные. Не могу сказать, что мы друзья, но у нас рабочие, деловые отношения. Я докладываю ему обо всем, что происходит в нефтегазовом комплексе Украины. А что касается налогов, то это абсолютно нормальное явление. Каждый премьер желает, чтобы в бюджет платилось больше налогов. Кого-кого, а меня нельзя обвинить в том, что НАК мало платит налогов в бюджет. При мне НАК заплатил больше, чем когда-либо раньше (за первое полугодие 2005 г. НАК заплатил 5,706 млрд грн. налогов, по сравнению с 2,870 млрд грн. за аналогичный период предыдущего года — прим. «ВД»).

Но, в общем, давление на вас со стороны Кабмина уменьшилось?

— Я бы сказал, что Юлия Тимошенко ставила больше заданий, которые я категорически не мог выполнять, поскольку считал, что они, в конечном итоге, могут обернуться угрозой для национальных интересов государства. Поэтому я их не выполнял (смеется).

Например?

— Например, она требовала расторгнуть соглашение о реструктуризации задолженности НАКа перед «Газпромом» на сумму $1,25 млрд. В частности, по этому соглашению мы ежегодно платим $250 млн путем предоставления услуг по транзиту. Так вот, Тимошенко требовала расторгнуть это соглашение. Об этом же говорил и Роман Зварыч (экс-министр юстиции — прим. «ВД»). Я был против этого, поскольку в этом соглашении прописано много выгодных для Украины пунктов. В частности, положение о том, что транзит должен оплачиваться газом, из расчета $50 за тыс. куб. м газа, при стоимости транзита 1,09375 доллара за транспортировку 1000 кубометров на 100 км. Эта формула была только в этом соглашении. И только в этом соглашении был пункт о том, что «Газпром» обязан обеспечивать газовый баланс Украины. Без этого пункта нас могли вообще удушить.

А с переговорной группой по вопросам газа, куда входят нынешний министр топлива и энергетики Иван Плачков, экс-вице-премьер Виталий Гайдук и другие, у вас есть принципиальные расхождения во взглядах?

— С Иваном Васильевичем (Плачковым — прим. «ВД») у нас нет расхождений в вопросах касательно России и Туркменистана.

А с Гайдуком?

— С Гайдуком у нас были определенные расхождения, особенно вначале. В основном касательно баланса газа. Потом мы разобрались, что у него (Виталия Гайдука — прим. «ВД») неправильная информация, и он с этим согласился.

Каков ваш прогноз по поводу цен, по которым Украина будет получать газ в ближайшее время?

— Что касается Туркменистана, то цена меняться не будет, на 2006 г. подписано соответствующее соглашение. Насчет России — на 2006 г. условия, я думаю, не поменяются, а дальше… Поживем — увидим.
Беседу вел Игорь Луценко

ОБЪЕКТИВКА

Алексей Ивченко родился 2 января 1963 г. в селе Хоробрив Сокальского района Львовской области. В 1985 г. окончил Львовский политехнический институт, инженерно-строительный факультет по специальности инженер-строитель. В 1996 г. окончил Государственный университет «Львовская политехника», экономический факультет. Имеет степень кандидата экономических наук.

После окончания института работал в Ивано-Франковской области и прошел профессиональный путь от мастера до директора завода. В 2000-2001 гг. был советником премьер-министра Виктора Ющенко, с апреля 2002 г. — народный депутат от «Нашей Украины».

В апреле 2003 г. избран главой Конгресса украинских националистов. 3 марта 2005 г. указом Президента Украины Виктора Ющенко назначен главой правления НАК «Нефтегаз Украины. Женат, имеет двух дочерей.

    Реклама на dsnews.ua