• USD 28.3
  • EUR 33.5
  • GBP 37
Спецпроекты

Без феминитивов, зато с макияжем. Что не так с избирательной кампанией Верещук

Народный депутат от "Слуги народа" Ирина Верещук хочет стать первой женщиной-мэром Киева во времена независимой Украины, однако в своей избирательной кампании она лишь подтверждает стереотипы о женщинах, а не опровергает их

Предвыборный агитационный билборд Ирины Верещук в Киеве/facebook.com/igor.feshchenko
Предвыборный агитационный билборд Ирины Верещук в Киеве/facebook.com/igor.feshchenko
Реклама на dsnews.ua

О необходимости более широкой представленности женщин в украинской политике говорим и слышим давно и много. Хотя попробуем отложить в сторону распространенные стереотипы, многочисленные ссоры в студиях политических токшоу и образы одиозных украинских политиков на 90-х и признаем: то, что политические интересы половины населения страны должны представлять те, кто знают о проблемах и потребностях женщин в Украине не понаслышке — абсолютно логично. Поэтому и правящая партия "Слуга народа" решила сделать свою ставку на местных выборах в Киеве на женщину — Ирина Верещук с большим отрывом победила на партийных праймериз.

На первый взгляд все выглядело более чем обнадеживающе. Народный депутат Ирина Верещук и опытный политик, и начинала «с низов» — имеет за плечами опыт участия в местном самоуправлении и пребывание на посту мэра родного города Рава-Русская (которую заняла в 30 лет — просто-таки начало жизненного и творческого пути украинской Санни Марин). Кроме того, Ирина имеет опыт военной службы и занимала офицерские должности в ВСУ. Казалось бы, активистская среда должна радоваться: первая в истории независимой Украины мэрка Киева точно должна была поспособствовать тому, чтобы лед предубеждений и «стеклянных потолков» в отношении женщин в украинском политикуме хотя бы начал таять. Однако забежим вперед: ввиду как партийной принадлежности, так и личной позиции как кандидата (которую она не раз выражала в многочисленных интервью), Ирина Верещук — вряд ли и политик и мэр, о котором мечтали украинские феминистки и правозащитницы. Следуя программе кандидата (или популярной песне бурных нулевых), приведу пять причин, почему это так.

Феминитивы? Нет, не слышала

Пусть каким бы неоднозначным является отношение украинцев как к «привычным» (учительница, медсестра, уборщица ...), так и к «новым» ("науковиця", "політикиня", "мерка" ...) феминитивов, новая редакция украинского правописания закрепляет их как языковую норму. Но даже несмотря на то, что многие украинские медиа в последние годы понемногу вводят феминитивы в редакционное потребление, одна из ключевых кандидатов на должность мэра Киева в своей программе их последовательно игнорирует. Сайт Ирины Верещук pani-mer.kyiv.ua изобилует перечислением регалий и должностей кандидата, сформулированных так, что упоминается прошлогодний мем о «давайте вместо "Ольга" писать "женщина-Олег». «Инициатор и президент Международного центра балтийско-черноморских исследований», «профессиональный управленец», «патриот», наконец «женщина-мэр» — и не единственным намеком на гендерные маркировки (хотя больше все-таки на песню Кузьмы Скрябина) остается доменное имя сайта Ирины Верещук. Или сыграла здесь больше роль общего партийного настроя «Слуги народа» на то, чтобы говорить с этим же народом на одном языке (о которых «офіцерок», «президенток» или «фахівчинь» может идти речь, на самом деле), или собственная позиция кандидата (вдруг она женщина-фанат Анны Ахматовой, которая просила «поэтессой» себя не называть), но даже такое явное игнорирование даже тех феминитивов, которые уже не настолько сильно «режут ухо», кажется по меньшей мере странным.

«Вы натуральная блондинка?»: подтверждение стереотипов вместо их опровержения

Мы привыкли к тому, что женщину-политик в Украине оценивают прежде всего не за тем, что она говорит или как говорит, а по тому, как выглядит. Как для украинского общества, так и для большого количества медиа украинская женщина-политик — это прежде всего женщина в центре внимания телекамер, которая «выставляется напоказ». Поэтому под прицелом диванных критиков оказывается все — от ее одежды и внешности (на основании чего делаются предположения о том, как эта женщина пришла в политику — мало имеют общего с профессиональными достижениями) к стилю жизни, фото или постинга в соцсетях. Стоит ли говорить, что эти предубеждения мешают каждой следующей женщине-политику быть услышанной и оцененной серьезно — так, хочет она того или нет, ей приходится постоянно проламывать головой эту стену.

Что же делает в таких условиях Ирина Верещук? В первых презентационных роликах, опубликованных на официальных страницах в соцсетях, она не только не берется опровергать стереотипы, подчеркивая свои профессиональные качествах, рассказывая о политическом или военном опыте. Она начинает знакомство с избирателями именно с рассказа о своем стиле одежды, макияже и аксессуарах, которыми «так интересуются соцсети». Такой формат презентации героини (ей ставят 73 вопроса, пока она занимается своими делами в офисе или дома) команда Ирины явно позаимствовала у Vogue — с той только разницей, что вопросов «госпоже-мэру» ставят не 73, а вопросы редакции Vogue затрагивают темы внешности и стиля героини, только если это как-то касается ее профессиональных компетенций.

Реклама на dsnews.ua

В комментарии «Радио Свобода», впрочем, Ирина Верещук заверила, что формат ее видеопредставлений очень скоро развернется от обзоров содержания сумочки стандартной «вогівської» программы («любимые книги и фильмы, разочарование и успехи», по словам самой кандидатки). В последующие недели роликов действительно увеличилось, а их тематика стала разнообразнее, но не стала от этого менее проблемной.

«Женщины за будущее»: женский взгляд как патриархальный взгляд

«Давайте я немного расскажу вам о себе. Мне 40 лет, и я живу в Киеве — городе, в который влюблена», — на такой «доверчивой» ноте начинает знакомство с избирателями Ирина Верещук на своем сайте и на своей влюбленности в Киев как основной мотивации стать его главой она отметит еще не раз. В одном из агитационных роликов под идиллическую картинку киевских пейзажей Ирина говорит, что как никто знает о проблемах города, потому что здесь работает ее муж и учатся ее дети. Не знаю, как у вас, а у меня на этих словах в голове включается политическая реклама с дальних нулевых: помните, была такая партия «Женщины за будущее»? Это именно в их ролике нежным голосом заводилось «За счастье семьи, за судьбу ребенка — женщины за добро и любовь». Стоит ли напоминать, каким смехотворно низким был процент избирателей, которые отдали за эту партию свои голоса? Если еще тогда стало очевидно, что для женской политсилы стратегия подчеркивания «женского назначения» и «добра и любви» как основных ценностей — провальная, то к 2020 г. стоило как-то это изменить. Как видно из роликов «госпожи-мэра» — этого не произошло.

«Женщины — это сила!» — таким обнадеживающим «за все хорошее, против всего плохого» роликом встречает нас канал Ирины Верещук на YouTube. На первый взгляд все прекрасно: женщины разного возраста на фоне киевских пейзажей поочередно дополняют фразу «Женщины — это ...», и все эти женские голоса закономерно завершаются голосом «госпожи-мэра» и каким обнадеживающим месседжем. В ролике Ирины вот таким: «Женщины мотивируют, гармонизируют и вдохновляют. Женщины двигают общество вперед. Женщины — это сила!».

Сказать, что от этого веет все тем же «материнстом-берегинстом», что и в нулевых (и десятки лет перед тем, чего уже) — не сказать ничего. Ирина Верещук все еще давит на «традиционные» женские роли и ценности, убеждая своих избирателей, что она станет для них (как и для Киева) такой себе «большой мамкой», к которой можно будет прийти пожаловаться и которая все порешает. Не потому,что специалист и опытный политик. Потому что «обычная женщина», которой не только не чуждо ничто женское — она просто-таки излучает патриархальную феминность.

Назад в 50-е: «степфордские жены» в киевском антураже

Однако на улице же 2020-й, и на самой «заботливая жена и любящая мать» далеко-таки не уедешь. «Госпожа-мэр» же повествует в следующих роликах о книге, которая больше всего поразила (и это «книга о жизни Микеланджело»), фигур, которые вдохновляют (и первая из них — это Уинстон Черчилль), о своих мечтах ( «быть во всем самым») и страхи («не успеть воплотить все задуманное в жизнь»). Конечно, Ирина Верещук и за здоровый образ жизни, и инклюзивность переживает, и руку на пульсе молодежных трендов держит — даже действующего мэра Киева Виталия Кличко упрекнула: как, мол, он может управлять городом, если даже канал в TikTok не умеет вести? И к внешнему виду «госпожи-мэра" не придерешься: сдержанная, стильная, насколько возможно, близка к «каноном красоты» (со снисходительной поправкой «как на женщину своего возраста»). Да еще и умная! Да еще и с опытом! Да еще и — уже помним — жена, мать, обычная женщина, такая, как все мы! Ничего не напоминает? Мне — да.

Именно такой идеал женщины, которая была бы и красивым аксессуаром, и кухонным мультитулом, и строила бы головокружительную карьеру одновременно с воспитанием троих детей и наглаживанием мужчине стрелок на брюках и рубашках — культивировался в США в 50-х годах. Именно он в последние годы активно возвращается в массовую культуру, выдвигая перед женщинами все больше и больше требований. Ирина Верещук создает для себя именно такой образ «степфордские жены», если не идеальной, то близкой к идеалу во всем, при этом не раз подчеркивая, что она «обыкновенная женщина из народа». Однако правда в том, что «обычная женщина», такая, как мы с вами, о все эти многочисленные идеалы и каноны чаще всего ломается. Поэтому образ «великой матери», лучшей тебя во всем, на которую ты должна равняться, который создает «госпожа-мэр», несмотря на всю кажущуюся современность и «молодежность», по своей природе очень старый. И очень токсичен.

Женщина в софитах мужского взгляда

И стоит сказать, что для этого образа «госпожи-мэра», женщины-кандидата и женщины-политика главным остается удовлетворять требования вовсе не своей на первый взгляд женской аудитории. И даже сам формат «историй госпожи-мэра» на YouTube-канале кандидата создан так, что своими инсайтами и личными переживаниями она делится перед зрителями — пусть они и безымянные, однако среди них нет женщины. Отсюда и уход от феминитивов, и попытки усидеть сразу на всех стульях, и «устоять во всех очередях» — по опыту, по профессионализму, по стильности, по уму и по красоте. Мужской взгляд в 2020-м требователен, чем когда-либо — и вместо борьбы с ним, показав действительно «человеческое лицо», Ирина Верещук создает образ женщины-политика настолько лощеной и идеализированной, что «обычной женщине», к которой она якобы постоянно обращается, действительно сложно ей поверить. Сколько бы не было показных улыбающихся лугов в окружении избирателей, от видосов о «родной Русановке» и о проблемах реки Днепр — Ирина Верещук скорее летает и над городом Киев, и над своими потенциальными избирателями на желтом зонте, чем говорит об их настоящих проблемах. Или хотя бы о себе самой.

    Реклама на dsnews.ua