• USD 26.3
  • EUR 30.6
  • GBP 36.3
Спецпроекты

Мирный Нобель измельчал. Почему Шнобелевская премия мира – намного круче

Шнобелевская премия, согласно своему статусу, "должна заставлять задумываться". А современные Нобелевские премии несут явно противоположный посыл

Нобелевскую премию мира получили Мария Рессе и Дмитрий Муратов
Нобелевскую премию мира получили Мария Рессе и Дмитрий Муратов
Реклама на dsnews.ua

Итак, миру были представлены очередные лауреаты Нобелевской премии мира. Формально все прошло ровно, и бюрократы, присуждавшие "самую престижную премию", все, как всегда, железно обосновали. Однако при ближайшем рассмотрении лауреаты 2021 года решительно не впечатляют, причем, чувство недоумения, возникающее при взгляде на награжденных, стало обычным делом и повторяется из года в год. В этом постоянстве с Нобелевской премией мира (НПМ) может соперничать разве что Нобелевская премия по литературе.

Может быть, опять не нашлось достойных? Но устав Нобелевского фонда оговаривает случай, когда "ни одна рассматриваемая деятельность претендентов не окажется достаточно значимой". За период присуждения НПМ, начиная с 1901 года, ей награждали 102 раза, и не награждали 19 раз: в 1914-1916, 1918, 1923, 1924, 1928, 1932, 1939-1943, 1948, 1955-1956, 1966-1967 и 1972 году. Правда, при сопоставлении формулировки устава с событиями лет, когда награждение не проводилось, тоже возникает чувство недоумения, но… Ладно, в конце концов, члены Норвежского Нобелевского комитета — живые люди, которые не всегда могут успевать за ходом времени. Хотя их статус и предполагает все же некоторый уровень компетентности.

Всего за историю Нобелевской премии мира ее получили 109 человек, включая 18 женщин и 25 организаций. Награждение организаций тоже выглядит странно, противореча самой идее Нобелевских премий, задуманных, чтобы отметить личности, выделившиеся из общего ряда. Подмена личности организацией, так, как это было в прошлом, 2020, когда НПМ получила Всемирная продовольственная программа ООН, – скучная бюрократическая отмазка, что-то вроде советского обычая называть объекты в честь юбилейных дат – скажем "им. 50-летия Великой Октябрьской…" — ну и так далее.

Иными словами, бюрократическая деградация института гуманитарных Нобелевских премий началась давно. С премиями в области точных наук тоже есть проблемы, но их спасает то, что там сложнее раздуть номинанта с полного нуля — как, к примеру, это проделали в 2014 году, с "правозащитницей из Пакистана", 17-летней Малалой Юсуфзай.

Впрочем, в числе лауреатов побывало и немало известных персон: Теодор Рузвельт (1906), Фритьоф Нансен (1922), Карл фон Осецкий (1935), Мартин Лютер Кинг (1964), Вилли Брандт (1971), Генри Киссинджер (1973), Андрей Сахаров (1975), мать Тереза (1979), Лех Валенса (1983), Михаил Горбачев (1990), Барак Обама (2009) и Лю Сяобо (2010). Правда, Обаму наградили по большей части за удачное, в плане политкорректности, сочетание пигментации его кожи с постом президента США, поскольку, вступив в должность 20 января 2009 года, к осени он никаких значимых миротворческих успехов не достиг. О деятельности матери Терезы через несколько лет всплыло немало такого, что тянуло не на Нобелевскую премию, а на большой букет уголовных статей – но тут уже надо было смотреть, кому давать. Церковная и околоцерковная деятельность – дело вообще очень грязное и криминальное, и очередной, бог уже знает какой по счету, католическо-педофильский скандал, разразившийся сейчас во Франции, в очередной, бог знает какой уже раз, демонстрирует это как нельзя более ярко. В остальном…Теодор Рузвельт в роли миротворца, мда… Ну, ладно, в конце концов можно и так это истолковать, отчего бы и нет? Во всяком случае, это было куда лучше и честнее, чем награждение перекрасившегося партфункционера Горбачева, да и творец советской термоядерной бомбы Сахаров в роли миротворца выглядел странно. Но, во всяком случае, эти люди были известны условному "всему миру" – той его привилегированной части, которая умела читать и писать и имела доступ к информации о происходящем за пределами их места обитания. Такая оговорка более чем уместна, если вспомнить, что в настоящее время около 10% населения Земли читать и писать не умеют, и это официальная, крайне заниженная, цифра.

Реклама на dsnews.ua

Но давняя тенденция, мало-помалу нараставшая с момента учреждения НПМ, в конце концов одержала верх. Ни личность награждаемого, ни его реальные дела в наши дни не имеют никакого значения. Публике неизменно предлагается стерильно-политкорректное шоу, в духе церковной воскресной школы для умственно альтернативных прихожан: примерно трудись, чисти зубы, слушайся старших — и Рай гарантирован. Награждение Юсуфзай было, пожалуй, ярчайшим примером такого рода, хотя и рождало крамольную мысль о том, что девственницы рискуют попасть в Рай для террористов.

Всю механику присуждения НПМ, выродившуюся в чисто бюрократическую игру норвежского Стортинга, который, таким образом, соучаствует в большой евробюрократической игре — хотя Норвегия и не входит в ЕС, окончательно раскрыли мемуары Гейра Лундестада.

Директор норвежского Нобелевского института с 1990 по 2015 годы, Лундестад, вероятно, тяготился сложившейся вокруг присуждения НПМ ситуацией. Будь это не так, едва ли он стал бы издавать мемуары, вызвавшие крупный скандал и шквал обвинений в его адрес. Но изменить ситуацию за четверть века пребывания на посту директора Лундестад не смог. Система бюрократических критериев при выборе награждаемых оказалась абсолютно неуязвимой.

И, вот, перед нами лауреаты 2021 года. На сей раз это журналисты, мужчина и женщина – ну, вы понимаете, политкорректность же. Главред российской "Новой газеты" Дмитрий Муратов и основательница филиппинского издания Rappler Мария Ресса награждены за "усилия по защите свободы слова и самовыражения, что является основополагающим условием для демократии и прочного мира". Формулировка, что и говорить, железная, не придерешься. 

Тем не менее, награжденные вызывают очень двойственные чувства.

С одной стороны, присутствует некоторое облегчение — в конце концов, все могло быть намного хуже. В числе номинантов были Алексей Небутерброд Навальный-Крымский, икона патологической экологии Грета Тунберг и околопрезидент не совсем понятно чего Светлана Тихановская. С другой, награждение главреда "Новой газеты" — части легальной российской оппозиции, существующей в рамках проекта "Две России – общий Кремль", если и лучше, то ненамного. И ладно бы еще, наградили пишущего журналиста. Все-таки журналистов "Новой" время от времени убивают, дабы фейковая "борьба за свободу слова", которую, якобы, ведет "Новая газета", выглядела убедительнее. При этом, сами убиваемые могут искренне верить, что они действительно борются и умирают за "свободу слова". Но должность главреда – вполне аппаратная и, в силу этого, безопасная. Это тот случай, когда свои наградили своего, послав премию "от нашего бюрократического стола – вашему бюрократическому столу".

Что же касается всей российской "оппозиции" — той, которую в России не уничтожают решительно, и сразу, так, чтобы исчез сам предмет разговора, то она – часть российской системы власти, обеспечивающая хотя бы минимальную ее ротацию. Но такая ротацию не предполагает отказа от имперской парадигмы развития. Вся она происходит в рамках того самого, ставшего знаменитым небутерброда, изреченного Навальным – мол, да, конечно, Крым отняли незаконно – но отдавать все равно не будем. Бесспорно, "Новая", своим коллективным разумом, поумнее прямолинейного борца с Роспилом, но, по сути, стоит на тех же позициях.

Что касается Филиппин, то в стране, где большинство населения избрало в президенты психопата Родриго Дутерте, который и ранее, на посту мэра, открыто демонстрировал всем и каждому, что он именно психопат, со склонностью к убийству и полным презрением к законности, борьба за свободу слова и самовыражения представляется абсурдной. Тем, кто готов обменять свои гражданские права на призрачную безопасность, никакие свободы просто не нужны. В этом Филиппины очень схожи с Россией, с той лишь разницей, что Дутерте намерен уйти из политики в 2022-м, а не сидеть у власти до самой смерти. Впрочем, он еще может и передумать.

Иными словами, и в нынешнем году награждения НПМ продолжают уверенно деградировать. Может быть, чуточку притормозив, все-таки награжденные — какие-никакие, а журналисты. Спасибо и на том, что хоть не Грета Тунберг, не Надя Мурад и не Малала Юсуфзай. Тем не менее, деволюция и девальвация продолжаются.

Справедливости ради надо признать, что любая система слишком серьезных премий и иных видов общественного признания неизбежно деградирует, переходя под контроль бюрократии. Что касается Нобелевских премий, то две гуманитарные, Мира, и по литературе уже совершенно явно превратились в собственную противоположность. Возродить их едва ли возможно – можно разве что высветить идиотизм происходящего. К примеру, сопоставив с Игнобелевскими (Ig Nobel Prize) — Шнобелевскими — премиями.

Присуждает Ig Nobel Prize, с 1991 года, научно-юмористический журнал AIR (Annals of Improbable Research — "Анналы невероятных исследований"). Это происходит в начале октября, притом, за вполне реальные научные работы, которые, как записано в уставе премии, "заставляют вас сначала улыбнуться, а потом задуматься". 

Литературный Шнобель, к сожалению, пока не учрежден – а зря! А Шнобель мира в этом году получили исследователи, доказавшие, что усы и борода дают мужчинам преимущество в рукопашном бою, смягчая удары по лицу. Вывод, вне всякого сомнения и более убедительный, и более полезный практически, чем борьба за свободу слова в России, где любая свобода неизменно переходит в свою полную противоположность. 

    Реклама на dsnews.ua