• USD 28.3
  • EUR 34.4
  • GBP 38.8
Спецпроекты

"Погром-VI". Как создают вакцину "вечного счастья" и кто ее купит

Средство, обеспечивающее надежное управление массами, неизбежно будет пользоваться спросом. Страна или корпорация, которая первой выведет его на рынок, получит преимущества большие, чем даже держатель лучшей вакцины от COVID-19. Особенно, если сумеет создать продукт "2 в 1".

Интерес к вацине "вечного счастья" могут проявить многие государства
Интерес к вацине "вечного счастья" могут проявить многие государства / Depositphotos
Реклама на dsnews.ua

Три автора — Дамиана Лео из бельгийского университета Монса, Илья Суханов из института фармакологии медицинского университета им.Павлова в Санкт-Петербурге, и Рауль Гайнутдинов из Института трансляционной медицины Санкт-Петербургского госуниверситета опубликовали в журнале Neural Regeneration Research статью под названием "Новые трансляционные модели дефицита переносчика дофамина на крысах". Статья рассказывает о том, как вмешавшись в геном крыс авторы исказили синтез белка, отвечающего за удаление дофамина из нервных окончаний. Дофамин же, известный как "гормон удовольствия" — одна из самых важных сигнальных молекул в мозге человека и других млекопитающих. Почти все наркотики либо изменяют механизм передачи дофамина, либо замещают его, открывая новые горизонты удовольствий, что и приводит к формированию зависимости.

Сложно? Тогда еще проще: авторы статьи создали генетическую линию "вечно счастливых" и "вечно пьяных" крыс, которые, в отличие от мышей с аналогичной генной деформацией, оказались жизнеспособными. В частности, они не забывают от счастья вовремя поесть, и, потому живут себе счастливо весь положенный им крысиный срок.

Эти вечно счастливые крысы должны, по версии авторов, помочь в изучении механизмов возникновения наркозависимостей, шизофрении, биполярного расстройства и ряда других тяжелых психических заболеваний. Но это только видимая часть исследования. Теперь присмотримся к деталям.

Кто работает над проектом

Университет Монса – тот самый, который в мае 2019 присвоил почётную докторскую степень 16-летней Грете Тунберг, не окончившей даже средней школы. Это, конечно, деталь, но красноречивая. Судя по всему, бельгийцев привлекли к исследованию с одной только целью: получить доступ к аппаратуре и технологиям, недоступным в России, расплатившись за него соавторством. То есть, исследование, по сути, и в основном было российским.

Посмотрим теперь на российских участников. Как известно, слово "Новичок" стало таким же непременным элементом российского имиджа, как "матрешка", "водка", "балалайка", "спутник" и "погром", в связи с чем, слова "российский фармаколог" звучат несколько специфично. А институт, в котором работает российский фармаколог Илья Суханов, носит к тому же имя Ивана Павлова, прославленного изучением условных рефлексов в ходе хирургических опытов на собаках (при царизме) и на бездомных детях, что стало уже достижением Советской власти рабочих и крестьян. Здесь, к слову, стоит отметить, что памятник подопытной собаке Павлова есть, а памятника подопытному ребенку Павлова отчего-то нет, во всяком случае, в открытом доступе.

Институт трансляционной медицины и биотехнологии им. Сеченова – таково полное название учреждения, в котором работает второй российский участник, Рауль Гайнутдинов, создан (так, во всяком случае, утверждается на его сайте), для развития новой медицинской дисциплины, которая является одним из важнейших трендов в современной биомедицине и исследованиях в области общественного здоровья.  Она призвана транслировать в медицинскую практику результаты междисциплинарных исследований и объединяет медицинские и немедицинские дисциплины для переноса новых подходов в клинику. Что-то знакомое, но не можете сразу вспомнить, где такое уже встречали? Я вам подскажу: это Институт Общественного здоровья из "Обитаемого острова" Стругацких, в ведении которого находились башни, излучающие ощущение счастья и любви к Огненосным Творцам.

Реклама на dsnews.ua

Все, что делается в России, делается с двойным назначением — и это отлично известно. Российская дипломатия прикрывает шпионаж, туризм – терроризм и гибридную войну, культурные обмены – деструктивную пропаганду, торговля – отмывание денег и промышленный шпионаж. Таким образом, все, что исходит из России, следует рассматривать как очередную большую пакость, которую Кремль приготовил человечеству. Или, по меньшей мере, как мелкую аферу с целью нажиться. А это значит, что, коль скоро мы увидели хвостик "Института общественного здоровья" — страшненькой людожорской организации, описанной Стругацкими, то, потянув за этот хвостик мы, безо всяких сомнений, вытащим на свет и все остальное. Включая башни-излучатели.

Искать их долго не надо: вот же они – блокаторы белка, ответственного за вывод дофамина. Несчастные крысы должны проложить мост к людям, которым подсунут либо вакцину, вызывающую изменения в биохимии организма, лучше, конечно, необратимые, либо, в крайнем случае, таблетки от… да от чего угодно. Но с маленьким незадокументированным побочным эффектом счастья — незадокументированным на первых порах. А потом быть счастливым станет нормой. Счастливый человек не будет интересоваться политикой, не пойдет протестовать, не станет высказывать недовольство Путиным, или кем-то другим, кто его сменит – персоналии тут не имеют значения. Такое замечательное изделие можно предложить и на внешний рынок, назвав его так, чтобы оно сразу ассоциировалось с Россией. "Спутник — V", правда, уже есть, но не беда, есть и другие подходящие слова. Скажем, "Погром-VI" — чем не название?

Кто купит "вакцину счастья"?

Пока все наши рассуждения довольно банальны. О том, что Россия — Мировое зло, в наши дни не написали только слепые, ленивые, и сидящие на российских зарплатах. Но допустим, что идейные наследники Ивана Павлова, Григория Майрановского и других замечательных советских ученых создали такое средство. И предложили его на рынок. Конечно, на первых порах это, возможно, вызовет публичный скандал. Но что будет происходить непублично? Сколько правительств, и не диктаторских вовсе, а формально-демократических, с трудом удерживающихся на воздвигнутой ими пирамиде популистских обещаний, увидят в нем свой шанс? Сколько корпораций увидят шанс добиться безусловной лояльности сотрудников? Если средство не будет давать иных эффектов кроме задержки дофамина в организме, то отчего бы и нет? Можно даже на первых порах выпустить версию, приводящую к обратимым изменениям.

А потом к делу подключатся НПО, сидящие на грантах корпораций. Общественность ведь великая сила – она может легализовать все что угодно. Сперва признать нормой, а потом даже сделать это модным.

Почему же не может быть модным вечное счастье? Счастье вопреки всем невзгодам – тем более, в такое непростое время, как наше? Тем более, если окажется, что оно – отличная альтернатива всякой синтетической и полусинтетической наркотической гадости.

Чувствуете, какая тут золотая жила? А вы думали, что бензоколонка с офисом в Кремле уже все? Закончилась и доживает последние дни? Или что Россию так легко изолировать? И что она не предложит что-то такое, на что будет готов повестись Запад?

Предвижу возражение о длинной и шаткой цепочке рассуждений. Но прогноз всегда шаткий — бесспорным бывает только то, что уже случилось.

Между тем исследование очень перспективное. Многообещающее. Можно уверенно предсказать, что его путь в клиническую практику, а затем и в список безрецептурных лекарств в России будет максимально коротким. А там … Нет, ну это ведь здорово, быть счастливым, несмотря ни на что. Разве человек не рожден для счастья, как птица для полета? Но, разумеется, для полета строго в указанном начальством направлении. 

    Реклама на dsnews.ua