• USD 28
  • EUR 33.5
  • GBP 38.6
Спецпроекты

300 краденных велосипедов под крысой МИДа. Почему криминализация российской дипломатии неизбежна

История с кражей российским дипломатом трехсот велосипедов в европейском Страсбурге интересна, прежде всего, деталями. А еще тем, что ничего необычного в ней нет

Здание Консульства России в Страсбурге
Здание Консульства России в Страсбурге / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Гражданин России, сотрудник консульства РФ в Страсбурге, в качестве приработка промышлял кражами велосипедов. Известно о трехстах совершенных им кражах, хотя, вероятно, не все случаи попали в поле зрения полиции. Общая сумма украденного — не менее 100 тыс. евро.

Простой российский дипломат

Это могло бы длиться еще очень долго, но россиянина угораздило украсть велосипед бывшего вице-мэра Страсбурга Алена Фонтане, который тот опрометчиво, на простой замок, привязал к стойке у входа в представительство Франции в Совете Европы.

Фонтане поискал свой велосипед на сайте объявлений Leboncoin и нашел, после чего обратился в полицию. Полицейские, под видом покупателей, вышли на вора и арестовали его прямо перед входом в консульство России, где он назначил им встречу, но затем были вынуждены отступить, наткнувшись на дипломатический иммунитет. При этом 40-летний дипломат по факту был водителем в консульстве. И еще: велосипед продавался не просто так — за него выставлялся счет с печатью консульства! Консульство, понятно, сразу заявило, что счет фальшивый.

Затем полицейские поискали по сайту объявления, поданные с профиля дипломатоводителя раньше, и обнаружили более 300 украденных велосипедов. После чего неприкосновенный российский вор спешно отбыл в Россию "по состоянию здоровья".

Разбираем ситуацию

Вопрос первый: почему его не поймали раньше, ведь он действовал почти открыто? Сайт "купи-продай" – первое место, где стоит поискать украденный велосипед. Ответ виден только один: его и не искали. Полиции было плевать, тем более, что 90% таких краж совершают мигранты из Африки, а с ними связываться – себе дороже выйдет. В Европе есть сейчас только два серьезных преступления: нетерпимость к ЛГБТ и неприязнь к мигрантам, их безопасно расследовать, они общественно значимы, а значит, перспективны с карьерной точки зрения. Все прочее – лишь мелкие нарушения. К тому же, расследуя кражу, совершенную мигрантом, можно заработать от европейских леваков ярлык расиста, а то и гомофоба впридачу, если мигрант окажется или прикинется геем. А так часто и бывает, поскольку шансы на получение легального вида на жительство становятся выше. Кто же мог знать, что велосипеды ворует русский водитель под дипломатическим прикрытием? К такому повороту французская полиция не была готова.

Реклама на dsnews.ua

Если велосипеды были застрахованы, что, скорее всего, так и было, то страховка минимизировала убытки бывших владельцев, сводя их до того уровня, когда проще махнуть на все рукой и не пытаться заставить полицейских что-либо предпринять. Не нарвись воришка на Фонтане, не озлись тот, не полезь на сайт и не нажми на старые связи, чтобы побудить полицию действовать – и русский дипломат продолжил бы в Страсбурге свою напряженную дипломатическую деятельность.

Иными словами, если рассматривать произошедшее с российской точки зрения, прагматично, без евросоплей "прилично-неприлично", то дипломат успешно занял свободную нишу в ЕС. Прокол вышел случайный, а ниша – перспективная, ее можно осваивать и в дальнейшем. Конечно, случай с велосипедами был явной самодеятельностью. Но сам подход – прагматика без оглядки на приличия — вполне соответствует российской манере ведения дел. О том, что это так, говорит, среди прочего, дипломатическая неприкосновенность водителя.

О сути российской дипломатии

Навесить неприкосновенность на водителя напрямую невозможно. Ему нужно присвоить, пусть формально, дипломатический ранг: вице-консула, на худой конец, почетного консула, и согласовать это в МИДе принимающей стороны. При этом все будут знать, что он водитель, и ясно же, что водитель не занимается ничем серьезным, а просто водит и возит то, и кого, что ему велят. Но зато в случае ДТП с водителем, защищенным неприкосновенностью, ничего нельзя будет сделать. И проверить, что он возит, тоже будет нельзя, он же дипломат.

Мысль о том, что такое консульство — наверняка фикция, которая используется как одна из баз российских спецслужб и криминальных группировок, работающих в постоянном контакте, в головы европейцев не то чтобы совсем не укладывается, а, скорее, из них настойчиво изгоняется. Тому есть несколько причин.

Во-первых, еврочиновникам выгодно сотрудничать с русскими, позволяя им нежно коррумпировать себя, и это стало массовым явлением. Европа тотально и на всех уровнях коррумпируется россиянами, так что по-настоящему неподкупного чиновника, если такой объявится, заклюют его же подкупные коллеги и начальство, чтобы не портил им их маленький бизнес. Это распространено уже повсеместно, разница лишь в степени открытости и конкретной мотивации: кто-то ездит с визитами в оккупированный Крым, а кто-то, выражая сожаление о неподобающем поведении Москвы, говорит, что с Россией все равно нужно дружить и торговать, и достраивать СП-2. Мол, изоляция ничего не даст, зато сотрудничество может привести к смягчению режима и его постепенной европеизации.

Несмотря на различия в риторике, это все явления одного порядка, хотя и залегендированные по-разному. Личные мотивы завербованных могут при этом колебаться в диапазоне от агентов на твердой зарплате до ситуативных союзников и полезных идиотов, но это уже технические детали.

Во-вторых, российских консульств в Европе, на волне эйфории от возвращения СССР из-за Железного занавеса в начале 90-х, пооткрывали сверх всякого разумного предела — и тоже, в общем-то, по коррупционным причинам. Тогда в бывший Союз ломанулась с Запада целая толпа экспертов, консультантов и менеджеров, готовых помочь вчерашней партноменклатуре и советом, и связями в начавшемся распиле советского имущества – естественно, за процент от сделки. Но бывший СССР был та еще Terra incognita, куда нужно было наводить мосты – и российские консульства прекрасно справлялись с этой задачей. Они и сейчас с ней справляются, координируя поездки в ЕС специально обученных россиян и их сотрудничество с различными общественными организациями. Такое "сотрудничество", по сути, есть часть агентурной работы. Россияне особо не перебирают, действуя по принципу "отбросов нет – есть кадры", так что их агентурой напичканы даже организации и группы, защищающие права ЛГБТ – не суть, что в России за это сажают, речь о товаре на экспорт. Точнее, об имитации такого товара, цель которой – проникновение в европейские структуры, имеющие реальное влияние, и перехват управления ими.

Но вернемся в 90-е. При большом спросе на "мосты с Россией" получить признание очередной российской конторы от местных МИДов не составляло труда, чем и пользовался российский МИД, игравший долгую партию. В Москве понимали, что отозвать разрешение даже на один такой гадюшник с дипломатическим статусом будет сложно: это скандал и недружественный шаг по отношению к России, чреватый ответной высылкой дипломатов. И точно, сегодня расчисткой этих авгиевых конюшен занимаются нехотя и через силу — когда дело пахнет шпионским или каким другим криминалом. Тем более, см. пункт "во-первых".

Иными словами, кража велосипедов российским дипломатом – бытовое и, в целом, мелкое, но очень показательное следствие некомпетентности европейских, и, по большому счету, всех западных экспертов в оценке ситуации на постсоветском пространстве. Причем ни полный провал западной политики по отношению к России с начала 90-х, ни его масштабы и катастрофические последствия, ни даже то, что провал этот длится и сегодня, западным экспертным сообществом сознательно не осознается. Это не оксюморон. Такие результаты не просто не востребованы, а поставлены в зону тотального запрета, наравне с нетолерантными высказываниями о мигрантах и меньшинствах, и могут превратить в изгоя того, кто рискнет на честный, без обиняков и умолчаний, анализ ситуации.

Подведем итоги

Но российская дипломатия – лишь инструмент России. Того же, что Россия вообще не страна, а только шкура бывшей страны, натянутая для маскировки на группу преступных организаций, презирающих любые законы, и видящих в них только объект для взлома, не заметить невозможно. Можно поспорить разве что о том, идет ли речь о стране "бывшей" или "никогда не бывшей".

Но, признав это, нужно менять отношение к России, обращаясь с ней уже не как с государством, а как с ОПГ. И тут есть разница. В государстве возможна, к примеру, диктатура – и выступающая против нее демократическая оппозиция. Диктатура – плохая (по западным стандартам), оппозиция – хорошая. Диктатуру поддерживать не надо, а оппозицию – надо. Таково отношение к России, декларируемое на Западе сегодня, хотя на самом деле Запад и с диктатурой в Кремле готов сотрудничать, если она чуть поумерит свои аппетиты и ограничится бывшим СССР.

А в ОПГ не может быть никакой "демократической оппозиции". Там может быть только борьба за власть в верхах и низовые структуры, созданные для доходной криминальной деятельности, контроль над которым перейдет к победителям. Чувствуете разницу? А теперь вопрос: на что больше похожа современная Россия?

Но низовые структуры российской ОПГ слишком уж плотно укоренились в Европе. Они выстраивались там не одно десятилетие, перейдя к России от СССР, а та развила советское наследство. Успешное коррупционное разложение ЕС и Запада в целом — единственное, что получилось у постсоветской России лучше, чем у Советского Союза. Что, впрочем, не удивительно, поскольку основные ресурсы были задействованы на этом направлении.

Исчезновение "Железного занавеса" привело к тому, что инфильтрация российской ОПГ в структуры Европы стала тотальной. Россия успешно скупает европейские центры влияния и управления: отдельных политиков и целые партии, и руководство органов ЕС, таких как ПАСЕ, а порой везет и с европейской юстицией в лице ЕСПЧ. Не устояла и Британия, присвоившая выходцу из КГБ титул лорда.

Мотив у скупаемых один – прямая корысть и надежда повторить, хотя бы отчасти, золотые деньки распила 90-х. Легенда прикрытия: если мы будем злить русских, то они уйдут, а если мы не будем разговаривать с Россией, с ней будет разговаривать Китай.

Логика эта, надо сказать, сомнительна, даже если считать Россию государством. Уступки диктатору и агрессору не ведут к компромиссу и миру, а порождают новые требования с его стороны. Определенно, Европа подзабыла уроки предвоенного общения с Третьим Рейхом.

В то же время прямая параллель между современной Россией - не "путинской", а современной, поскольку смещение Путина ничего принципиально не изменит, дав только возможность по-новому пиарить прежнюю политику Москвы, и Третьим Рейхом тоже не вполне точна. Третий Рейх был отвратительным, преступным, но все-таки государством — а Россия таковым не является. Россия — это разветвленная ОПГ, присвоившая себе атрибуты государства, так что двуглавого орла впору заменить двуглавой крысой. В Китае, к слову, эту разницу отлично понимают.

Но как отличить одно от другого: преступное, но все-таки государство от ОПГ? Очень просто: дипломаты из ведомства Риббентропа были, конечно, негодями, но не шпаной — велосипедов не воровали и придерживались хотя бы внешних приличий. То есть, вели себя как дипломаты. А гопники из бригады Лаврова ведут себя как гопники, а роль дипломатов дается им с трудом. Причем видно, что стараются, но постоянно прокалываются, как Шура Балаганов, вытащивший кошелек у пассажирки трамвая на чистом рефлексе. Рефлексы — они ведь страшная сила.

    Реклама на dsnews.ua