• USD 28.1
  • EUR 33.7
  • GBP 39.1
Спецпроекты

Страна вечного 9 мая. От ацтеков до Наполеона и победобесия

Несмотря на откровенную профанацию Победы, как и вообще событий той войны, российская пропаганда все чаще называет ее Священной, а гибель миллионов человек - "сакральной жертвой"
В этой фотографии прекрасно все: и ряженные в шкурах, и известный жулик и самозванец Лев Гицевич в роли плачущего ветерана на плакате (тоже ряженый)
В этой фотографии прекрасно все: и ряженные в шкурах, и известный жулик и самозванец Лев Гицевич в роли плачущего ветерана на плакате (тоже ряженый)
Реклама на dsnews.ua

Есть страны вечной весны, есть страны вечного лета. А есть удивительная страна вечного "девятомая" и сегодня там случится пик ежегодного обострения, давно получившего меткий диагноз "победобесие".

Победобесие не имеет ничего общего ни с памятью о десятках миллионов погибших, ни с болью миллионов искалеченных. Сочувствия к вдовам и сиротам здесь тоже нет, как и реального чувства гордости за подвиг предков, тех самых пресловутых "дедов". Это исключительно всплеск болезненного милитаристского угара, квинтэссенцией которого стал лозунг: "Можем повторить!" (в противовес общемировому "Никогда снова").

Правда, в столь желанном "повторении" никто не жаждет упасть в грязь с вывороченными осколком кишками или остаться жить "самоваром" (инвалид без рук и ног). Россияне грезят исключительно повторной танковой прогулкой по "зажравшейся Гейропе" с грабежами и изнасилованиями холеных фройляйн и фрау.

"Праздник со слезами на глазах" остался только в строке официозной песни и реальных слезах чудом доживших до наших дней фронтовиков. Увешанных орденами семидесятилетних старичков-бодрячков "прошедших всю войну от Бреста до Сталинграда и от Сталинграда до Берлина", последнее не касается. Таким "девятомая" в радость - можно покрасоваться и повтирать доверчивой молодежи о "фронтовых подвигах".

Веселенький карнавал, когда все, начиная от младенцев до псевдоветеранов, рядятся в форму времен Второй мировой - это не память, а издевательство. И стриптезершы, выходящие к шесту в пилотке и с намалеванным на ягодицах орденом Отечественной войны - это не память, а кощунство.

Реклама на dsnews.ua

Реальное отношение россиян, да и России в целом к "дидам-воевалам" - нищенская жизнь последних ветеранов и до сих пор не погребенные кости солдат, разбросанные в местах былых боев. Достаточно вспомнить пресловутый Мясной бор, где полностью легла в землю Вторая ударная армия - захоронением "дедов" здесь занимаются немногочисленные энтузиасты.

В том, что громадная страна даже спустя семь десятилетий после разгрома гитлеровской Германии живет исключительно той далекой победой, есть что-то ненормальное и паталогическое. Вспомнить хотя бы более далекую победу над Наполеоном. Странно, но в 1880-х, спустя семь десятилетий после того как казаки помыли сапоги в Сене, в Российской империи о той славной виктории вспоминали крайне редко. Точнее, помнили, но не превращали в "наше все". Гимназисты в военную форму времен Кутузова не рядились, а проститутки не цеплял на себя "ополченческих крестов". На телегах, бричках и каретах, как ни странно, надписей "На Париж!" и "В Париж за француженками" тоже не наблюдалось. Причина проста: Российская империя тогда была одной из самых динамично развивающихся стран, а ее подданным и без далекой победы над Наполеоном было чем гордиться.

Справедливости ради заметим, что между Отечественной войной 1812 года и Великой Отечественной 1941-1945 гг. все же просматриваются параллели. Войну 1812-го, например, стали называть Отечественной только к 25-летию изгнания Наполеона (для сравнения: пышно отмечать День Победы в ВОВ начали спустя 20 лет после капитуляции Германии). Название "Отечественная" было официально закреплено величайшим повелением царя Николая I. Тогда же император запустил в общество аналогичные нынешнему "победобесию" идеологические посылы: "вставание с колен", граничащий с шовинизмом ура-патриотизм, отрицание западных либеральных ценностей и прославление исконно-посконных русских, консервативных. Главным же стал тезис о победе "Святой Руси" над антихристовыми силами Европы. Николай Павлович хотел также объявить Отечественной развязанную Петербургом агрессивную и захватническую Восточную (Крымскую) войну. Но образцово-показательный отлуп зарвавшегося агрессора под Севастополем поставил жирную точку в николаевской версии "победобесия".

Александр Солженицын однажды заметил, что "Россия проиграла XX век, в котором мы можем гордиться только Победой, ибо она единственная оправдывает наше [русских] существование". Кроме "Победы" можно добавить разве что Гагарина. В XXI веке список "достижений" Россия пополнила еще "крымнашем". Оккупация Крыма, напомним, проходила под символикой и с атрибутикой Великой Отечественно, а аннексия полуострова под лозунгом "Юра [Гагарин], мы исправились - Крым наш!" Россияне хотели было погордиться еще и Олимпиадой, но мельдоний всё испортил.

В 2012-м в Томске журналисты Сергей Лапенков, Сергей Колотовкин и Игорь Дмитриев предприняли отчаянную попытку привнести хоть что-то человеческое в победобесный психоз и напомнить о тех, кто воевал и погиб. Но прекрасная изначально идея "Бессмертного полка" была тут же испохаблена и "одержавлена". "Полк" тут же превратили в нудную обязаловку и демонстрацию лояльности, а "дидов на палочке" начали даже продавать в супермаркетах вместе с украшенной георгиевской тесьмой водкой. Согнанные на марши школьники, студенты и бюджетники тут же выбрасывали навязанных им абсолютно чужих "дидов" в мусорники или просто ближайшие кусты - убивая тех еще раз.

Несмотря на откровенную профанацию Победы, как и вообще событий той войны, российская пропаганда все чаще называет ее Священной, а гибель миллионов человек - "сакральной жертвой". Встык идет навязывание мысли, что все неугодные Кремлю - враги и такие же "фашисты", как и гитлеровские захватчики. Продуцируемая этим ненависть и агрессия стали не только едва ли не главной скрепой нынешнего российского общества, но и опорой агрессивной внешней политики путинской России.

Материальным воплощением сакрализации войны должен вскоре стать собор Воскресения Христова - Главный храма Вооруженных Сил Российской Федерации, строительство которого идет на территории парка "Патриот" в подмосковной Кубинке.

Главный архитектор, автор проекта Дмитрий Смирнов сообщил, что пространство Главного храма Вооруженных Сил Российской Федерации будет пронизано символами, связанными с историей Великой Отечественной войны.

"Министром обороны России генералом армии Сергеем Шойгу была поставлена задача, чтобы каждый сантиметр храма что-то значил. Чтобы все было символично, каждый элемент", - сказал Дмитрий Смирнов.

В частности, пояснил он, центральный барабан храма диаметром 19,45 м повторяет год окончания Великой Отечественной войны. На территории комплекса будет расположена галерея памяти длинною 1418 шагов - по количеству дней и ночей войны, в которой с помощью технологии микрофотографии поместят 33 млн фотографий участников войны. Также планируется, что высота звонницы составит 75 м - в честь годовщины Победы. Высота малых куполов храма составит 14 м 18 см.

В ключе увековечивания победы над нацизмом весьма забавно выглядит сакрализация россиянами цифры 1488. Напомним, что 14/88 - традиционный кодовый лозунг у белых националистов и неонацистов. Число 14 здесь означает We must secure the existence of our people and a future for white children - "Мы должны защитить само существование нашего народа и будущее для белых детей" или также Because the beauty of the White Aryan woman must not perish from the earth - "Чтобы красота Белой арийской женщины никогда не исчезла с лика земли!" Оба лозунга длиной в 14 слов придуманы Дэвидом Лэйном, членом организации белых неонацистов The Order. Первый лозунг был вдохновлен утверждением Адольфа Гитлера из первой части 8-й главы книги Main kampf, длиной в 88 слов. Число 88 также является закодированной аббревиатурой приветствия Heil Hitler! (Н.Н.), - буква H в латинском алфавите стоит под номером 8.

Казалось бы, что с "победобесием" и сакрализацией войны мы наблюдаем нечто уникальное. Но не зря в Книге Экклезиаста сказано:

Порой говорят:
"Это новое, гляди!"
Но и это бывало
в прошедших веках.

Сакрализация войны наблюдалась ранее. Например, в Империи ацтеков. Если другие государства американских индейцев (не говоря уже о диких и полудиких племенах) воевали "просто так" - за территорию, хапнуть рабов, пограбить, - то для ацтеков (самоназвание "мешики") любая захватническая война была Священной. Этим что в собственных глазах, что перед соседями они легитимизировали претензии на мировое господство. Естественно, в рамках известного им мира.

Идеология этого кровавого и агрессивного государства строилась на том, что война служит стабильности "Пятого Солнца", поскольку кровь и сердца воинов (павших и принесенных в жертву) кормит Землю и Солнце. Учитывая, что именно на ацтеков возложена функция поддержания этой "стабильности", себя они искренне считали Богоизбранным народом, служащим мировому добру. Своим покровителем они провозгласили бога Солнца и войны Уицилопочтли ("Колибри Юга") - у большинства племен Центральной Америки эта миниатюрная птичка олицетворяла Солнце.

Уицилопочтли постоянно сражался с тьмой и, соответственно, требовал регулярной подпитки через смерти воинов и жертвоприношения, позволяющие солнцу продержаться ещё один 52-летний цикл и избежать конца Света.

Фактически все государство ацтеков существовало ради непрекращающейся Священной войны. Казалось бы, что последнее должно было вскоре всем осточертеть, но с этим успешно справлялась тотальная пропаганда как самой войны, так и культа кровавого Уицилопочтли и его божественного наместника-императора. Ацтекских мальчиков готовили убивать с самого рождения. Новорожденному вкладывали в руку стрелу, при этом знахарка, как свидетельствуют испанские хроники, говорила: "Узнай и пойми, что не здесь твой дом, ибо ты - воин и слуга. Твой долг и обязанность - это война, ты дашь Солнцу (Уицилопочтли) пищу (сердца) и питье (кровь)".

Едва вставших на ноги мальчиков учили сражаться. Конкистадор Берналь Диас дель Кастильо (1495-1584) в книге "Правдивая история завоевания Новой Испании" писал: "Мальчиков с самого детства учили сражаться; между 6 и 9 годами (по другим данным - в 15 лет) они поступали в государственную школу: либо в общую - тельпочкалли (дом юношей), готовившую воинов, либо в кальмекак (школу более высокого типа для более способных и для знатных), готовившую жрецов, высших государственных чиновников.

В результате спартанского воспитания получались преданные своим богам, сильные, жестокие, дисциплинированные и выносливые воины. Простолюдина могла привести к богатству, почестям и знатности только военная служба. В престижности военной службы большую роль играла религия - воины добывали пищу и питье богам, поэты, весь народ мешиков выражал любовь к воинам: "Наши воины, цвет нашей молодежи, особенно любимы. Наши благородные храбрецы на поле боя превращаются в ягуаров. Наши воины-орлы налетают и крушат, захватывая пленников, чтобы затем накормить ими богов". Также поэты воспевали смерть на поле боя: "Ничто не сравнится со смертью в бою, никакая другая не является столь ценной для Подателя Жизни (Уицилопочтли)"

Согласно верованиям ацтеков в рай к Солнцу попадали только воины, погибшие на войне, а также принесенные в жертву. Остальные сначала попадали в аналог ада, а после растворялись во тьме. Если бы не Кортес, империя ацтеков вскоре успешно распространила бы свое влияние на всю Мезоамерику, но испанское завоевание поставило окончательную точку в ацтекской версии милитаризма и "победобесия".

Как показывает исторический опыт, если какое либо государство превращает войну в "наше все", самостоятельное излечение от психоза милитаризма и "победобесия" маловероятно. Перманентную Священную войну ацтеков остановили только испанцы. Правда, они же и уничтожили их империю. Первый приступ российского победобесия остановили войска международной миротворческой коалиции после известного "севастопольского конфуза". Кто, когда и как излечит от всепоглощающего милитаризма агрессивную путинскую Россию - вопрос открытый.

    Реклама на dsnews.ua