• USD 27.7
  • EUR 33.4
  • GBP 38.5
Спецпроекты

Цена государства. Почему бизнесу не надо снижать налоги

В истории реформирования «тела» украинской экономики есть несколько устойчивых стереотипов. Один из них — тезис о стоимости государства и небывалом налоговом бремени, удушающем украинский бизнес. Настало время для разоблачений

Общая сумма налогов и сборов без учета таможни в прошлом году составила чуть более 21% ВВП
Общая сумма налогов и сборов без учета таможни в прошлом году составила чуть более 21% ВВП / Depositphotos
Реклама на dsnews.ua

Налоговая нагрузка: кто больше платит

«Заморские гости», исполняющие арии о реформах, а также отечественные эксперты иногда называют страшные цифры о цене государства в 40% и о более чем 35%-ном налоговом давлении на бизнес, подразумевая под последним показателем отношение налоговых сборов к ВВП.

При этом они явно не чувствуют масштаб предмета обсуждения. Плановый размер ВВП на 2021 г. составляет 4,5 трлн грн, в 2020-м было чуть более 4 трлн. То есть цена государства в размере 40% подразумевает, что бюджетные расходы составляют 1,8 трлн грн, чего в Украине не было никогда. А налоговая нагрузка на бизнес в размере 35% от ВВП возможна при общей уплате налогов бизнесом в пределах почти 1,6 трлн грн, что почти в два раза превышает реальный налоговый сбор за 2020 г.

То есть определение указанных выше показателей сопровождается большим количеством манипуляций: сову в виде статистики буквально натягивают на глобус, под коим подразумеваются устрашающие данные. В сумму уплаченных налогов включают, к примеру, сборы на таможне в виде пошлин и НДС, начисленного на ввезенные товары. Но это никак нельзя назвать налоговым давлением на внутренний бизнес, так как это налогообложение иностранных товаров за допуск на внутренний рынок, причем сумму налога уплачивает конечный потребитель, то есть обычный гражданин, покупающий китайские резиновые шлепанцы на одесском рынке. Для справедливости стоит отметить, что бизнес таки страдает, уплачивая НДС при импорте оборудования, но эти суммы не доминируют в таможенных сборах.

Кроме того, у нас не разделяют налогообложение труда, потребления и капитала, что было бы очень показательно. В первом случае речь идет о подоходном налоге и едином соцвзносе (ЕСВ), который классическим налогом не является. Во втором – об НДС и акцизах, которые включаются в стоимость товара и уплачиваются конечным потребителем, то есть населением. Таким образом, компания, перечисляя НДС и акцизы в бюджет, является обычным транзитером.

Налоги на труд и потребление платятся населением, так как база этих платежей – труд работника и его же затраты на приобретение товаров и услуг. Это аксиома, которую нужно тиражировать в роликах социальной рекламы: подоходный налог и ЕСВ, НДС и акциз платятся всеми нами, работодатели и продавцы выступают лишь в роли налоговых агентов по их перечислению в бюджет.

Если вычленить налоги на труд и потребление, бизнес платит лишь один существенный налог с капитала – на прибыль. Плюс единый налог, если речь идет о малом бизнесе. Налог на имущество пока в Украине не играет ключевой роли, в отличие от западных стран.

Реклама на dsnews.ua

Таким образом, «воруя» налоговый взнос в бюджет у населения, эксперты фактически занимаются приписками, намеренно завышая налоговую нагрузку на бизнес. Кроме того, в цену государства вписывают затраты госкомпаний, но это абсурдно, ведь в данном случае речь идет об участниках экономической игры, только с государственной формой собственности.

К бюджетным расходам прибавляют и доходы Пенсионного фонда (порядка 200 млрд грн без учета бюджетной дотации на покрытие дефицита). При этом забывают вычесть сумму возмещения НДС, которую государство возвращает бизнесу, пополняя его оборотные средства (порядка 140-150 млрд грн), а ведь по-настоящему получается почти «баш на баш».

В результате подобных передергиваний обществу навязывается ошибочное представление о том, что бизнес у нас платит очень много налогов и их нужно сокращать, а государство слишком расточительно, и его траты нужно резать чуть ли не до 20% ВВП. Попробуем определить истинную картину.

 

Без учета таможни Государственная налоговая служба собрала в 2020 г. 848 млрд грн в центральный и местные бюджеты, или чуть более 21% от ВВП. Это, по сути, и есть налоговое давление внутри страны, и оно не так уж велико. Ведь даже если добавить сборы на таможне в размере 350 млрд грн, получим порядка 1,2 трлн грн, или чуть менее 30% ВВП. Тоже не космос. Но это, так сказать, средняя температура по больнице. Налоговое давление очень неравномерно распределено между ключевыми субъектами экономической системы. 

Главный плательщик

Самый капиталоемкий налог у нас – подоходный с физических лиц. Он дает в центральный и местный бюджеты почти 300 млрд грн. С большим отставанием классический налог с капитала – налог на прибыль предприятий – всего 108,7 млрд грн. То есть бизнес платит в бюджет со своей прибыли почти в три раза меньше, чем население со своих доходов! Парадокс наших дней заключается в том, что при этом не население находится в фокусе снижения фискального давления, а по какой-то странной причине – именно бизнес. Ведь это бизнесу хотят заменить налог на прибыль налогом на выведенный капитал (НнВК). Существенно отстает и НДС – 127 млрд грн. Ну и мизерные сборы по акцизам и особенно по ренте: страна, обладающая самыми крупными запасами природных ресурсов в Европе, собирает плату за них в размере менее 1,5 млрд евро в год. 

Более показательна группировка налогов по разновидностям базы налогообложения: труд, потребление, капитал, имущество, которую у нас по понятным причинам никто не делает. Ведь тогда очень легко определить взнос населения (труд и потребление) и бизнеса (капитал) в общую бюджетную копилку.

Почти 68% доходов государства обеспечиваем мы с вами, уплачивая прямые налоги (подоходный), косвенные в цене товара (НДС и акциз), причем без учета квазиналогов на фонд труда (ЕСВ), и лишь 32% — бизнес в виде корпоративного налога на прибыль и единого налога в сегменте микропредпринимательства. 

Суммарное налоговое перераспределение через ВВП у нас на отметке 21% (менее 30% с учетом импортных сборов и налогов). Ни о каких 40% речь не идет. При этом прямое налоговое давление на бизнес не превышает 5-6% ВВП, в то время как налоговый пресс на население – 13%, то есть более чем в два раза больше. (При расчете мы не добавляли к показателю налоговых сборов квазиналог в виде ЕСВ, ведь он почти уравновешивается суммой возмещения НДС.)

Кому действительно нужно снижать налоги

Бизнес в Украине уже давно научился оптимизировать уровень налогообложения почти до нуля. Это уразумело и государство, перейдя к налогообложению того, что оптимизируется с трудом: внутреннее потребление, легальные доходы населения и даже тарифы на коммунальные услуги у нас превратились в некий эрзац-налог на средний класс и на «заначки под матрацем».

А по-другому и быть не могло, ведь у нас экспортные пошлины на сырье равны нулю, налог на прибыль по финансовым спекуляциям с ОВГЗ — также нулю, единый налог составляет 5%. Налог на дивиденды, которыми пользуется узкая верхушка бенефициаров, а не рядовые акционеры (их у нас нет) — также 5%. Налог на дивиденды ИСИ (институтов совместного инвестирования) — 9%.

А теперь о снижении налогов для бизнеса. Какие налоги будем снижать? Налог на прибыль в 18%, который почти никто не платит? Чтобы вместо 100 млрд бизнес платил 50 млрд? Или снизим единый налог до 0%?

Но если бюджетообразующий налог у нас – это НДС на импорт и импортные пошлины, то в таком случае снижения его фискального перераспределения можно будет достичь только путем уменьшения налогов, взимаемых с импорта! Завалим страну не только секонд-хендом, но и импортной солью?

Налоги на труд у нас действительно высокие, равно как и косвенные (НДС, акцизы), которые платит наемный работник и конечный потребитель. Но не бизнес, который, как уже отмечалось, лишь транзитер. Бизнес получает добавленную стоимость, но она создана трудом наемных работников.

Уплачивая высокие налоги на труд, предприниматель просто не доплачивает своим работникам справедливую зарплату (этим и объясняется тот факт, что в Украине низкая оплата труда). С косвенными налогами все еще проще — их оплачивает конечный потребитель в цене товара или услуги.

Так что высокие у нас налоги на труд и косвенные налоги на социальные товары, их и нужно снижать (высокие не в сравнении с Европой, а применительно к параметрам нашей экономики).

Примечательна и разбивка отраслей экономики по уровню взносов в бюджет (там, правда, все свалено в кучу – и налоги на труд, и налоги на капитал).

 

Отрасль

взнос в бюджет, млрд грн

добывающая промышленность

91

перерабатывающая промышленность

86

наука и образование

84

финансы

48

транспорт

42

торговля

41

энергетика

36

сельское хозяйство

32

ИТ

23

госуправление

22

строительство

16

отели, рестораны

2

Источник: ГНС

Как видим, отрасли-драйверы, такие как сельское хозяйство, информация и телекоммуникации, а также строительство, в плане платежей в бюджет пасут задних, в 2020-м они суммарно перечислили в государству аж 71 млрд грн. Это меньше, чем платежи добывающей отрасли – 91 млрд грн. То есть бюджет наполняем не за счет роста, а за счет природных ресурсов.  

Фундаментальная асимметрия

И о главной проблеме. Она не в налогах для бизнеса, а в фискальной асимметрии, когда одни платят, а другие нет. Кто будет более конкурентен на рынке труда — работодатель с налогообложением фонда зарплаты в 41,5% или тот, кто платит зарплату "в конверте"? Кто захватит рынок – тот, кто исправно платит налог на прибыль в 18%, или тот, кто его оптимизирует? Именно поэтому у нас нет системных инвесторов. Они тут не выживают. А дискурс о высоких налогах для бизнеса — это такой способ превентивной защиты. Чтобы никто не посмел заговорить, например, об экспортных пошлинах на сырье или о пересмотре системы возмещения НДС в пользу экспорта товаров с высоким уровнем добавленной стоимости, а не обычного сырья, например железной руды. Кстати, о руде. Думаете, ГОКи, продающие железную руду по $160-170 за тонну (несколько лет назад цена была $60), разорились бы, уплатив государству 10% экспортной пошлины? Нет, просто их собственники купили бы яхты на десять метров короче… Но у простого гражданина нет экспертов и политиков, которые могут пролоббировать снижение налогов на труд. Зато любого, кто скажет, что бизнес платит низкие налоги, у нас забросают камнями.

Нужно ли нам "дешевое государство"

А теперь о том, почему мечты иногда намного страшнее реальности. Нам предлагают снизить расходы бюджета до 20% ВВП, попутно включая в цену государства и источники расходов в виде бюджетного дефицита и привлеченных долгов. И даже монетарный источник – прибыль НБУ. Допустим, мы реализовали данную "мечту". И получили расходную часть бюджета на уровне 800 млрд грн на 41-миллионную страну. Это полный развал экономики и крах государства.

Простой факт: за счет бюджетных расходов государство создает доходы домохозяйств (выплата социальных трансфертов и субсидий) и бизнеса (госзакупки и инфраструктурные затраты). То есть создает новые деньги. То же самое могут делать лишь банки, но в виде кредитов. В кризис бюджетный дефицит является компенсатором дефицита сбережений населения и инвестактивности бизнеса. А также — отрицательного торгового баланса. Профицитными могут быть лишь богатые страны, желательно с положительным торговым балансом. Экспертная мысль в Украине зачастую опирается на очень устаревшие догмы. В данном случае на идею о необходимости снижения цены государства, то есть размера бюджетного дефицита и бюджетных расходов.

Применительно ко многим развитым странам — действительно, какое значение имеет уровень госдолга в нацвалюте и его отношение к ВВП, если он долгосрочный и ставки по нему отрицательные, то есть не государство платит кредиторам, а наоборот. В этой ситуации долговая политика заменяет или подменяет налоговую — любой дефицит бюджета можно добрать на рынках долговых заимствований на миллиарды и триллионы долларов. Что и делают США и ЕС. При бесплатном безлимите заимствований размывается и само понятие дефицита, который в условиях кризиса может безболезненно вырасти с 1 до 8-10% ВВП для покрытия возросших расходов, связанных с социальной системой и поддержкой бизнеса. Понятно, что данная модель — пока прерогатива развитых стран с резервными валютами. Но и развивающиеся государства уже активно применяют ее элементы. Единственный аргумент сторонников снижения цены государства — воруют. Но вместо правильного вывода о том, что выход в прекращении воровства, они приходят к заключению, что нужно максимально урезать государственные расходы.

Что будем урезать?

Расходная часть бюджета в нынешнем году составляет 1,35 трлн грн, то есть цену государства можно определить в 33-34% ВВП. Но с учетом того, что у нас бюджет хронически недофинансируется по расходам на 1-2%, получим около 30% от валового продукта. 

Статья расходов

Сумма, млрд грн

отношение к ВВП, %

оборона

267

6%

образование

174

4%

медицина

156

3%

соц. защита

324

7%

кап. затраты

150

3%

МСБ и отраслевая помощь

28

1%

культура

7,5

0%

спорт

7,4

0%

регионы

9,4

0%

наука

12

0%

обслуживание долга

160

4%

госуправление

84

2%

Источник: Закон о "Государственном бюджете Украины на 2021 г."

И резать там особо нечего: 6% на оборону (в этой сумме существенная часть – это довольствие личного состава, денег на техническое развитие и модернизацию армии почти нет); 4% ВВП на образование – и так явно недостаточно; 3% на медицину при нормах бюджетного кодекса на уровне 5% – вновь недофинансирование; капитальные затраты – 3%, что недостаточно даже для простого возобновления основных средств (тему бестолкового «Большого строительства» оставляем за скобками). Еще мизер на науку – при законодательном нормативе в 1,7% от ВВП. А 2% на госуправление не дает широкого маневра для экономии, речь может идти о сокращения затрат разве что на 0,5%. 

Да и 7% на социальную защиту тоже мало – необходимо наращивать до 10% ВВП, ведь в этом показателе 278 тыс. новорожденных, получающих разовую помощь, почти миллион детей с регулярными выплатами, 324 тыс. матерей-одиночек, 195 тыс. малообеспеченых семей, 470 тыс. инвалидов.

Расходы на отраслевую поддержку, стимулирование МСБ, науку, спорт, культуру, региональное выравнивание – уже и так на нуле, здесь возможен лишь рост затрат.

Единственна статья для оптимизации – это обслуживание госдолга (4% ВВП), но это возможно лишь при условии реструктуризации и/или снижении уровня долга по отношению к ВВП.

С учетом сказанного для создания «новых денег» в виде доходов домохозяйств и бизнеса цену государства как раз и нужно было бы повысить до 40%, на которые «жалуются» наши реформаторы, но которых пока нет даже в проекте. Сделать это возможно за счет увеличения дефицита бюджета до 10% ВВП.

Можно, конечно, не платить пенсии, не лечить и не учить, не защищаться, окончательно обвалить коммунальную сферу и добить в хлам инфраструктуру. Но такая низкая цена государства приведет лишь к его окончательному распаду. Наша экономика и социальная сфера – это высохшее поле, особенно в части доходов пенсионеров и затрат на социальный капитал: науку, образование и медицину. И то, что бюджетные каналы забиты грязью коррупции – это не повод эти каналы окончательно забетонировать. Их нужно расчистить и расширить. И дать экономике и социальной системе условную воду в виде должного уровня государственных расходов.

    Реклама на dsnews.ua