• USD 27.1
  • EUR 33
  • GBP 38.2
Спецпроекты

Сырьевой фарт. Почему Зеленскому с лихвой хватит денег до конца срока

Мир ожидает ценовое цунами, вызванное триллионами долларов денежной эмиссии по всему миру. В первую очередь это коснется сырьевых цен. Сырьевые экономики станут богаче. А вот насколько эти цены просочатся на микроуровень в пользу простых граждан, зависит не от внешних, а от внутренних факторов развития

Наряду с аграрным сырьем и подсолнечным маслом, железная руда для нашей страны — некий аналог нефти для РФ и стран Персидского залива
Наряду с аграрным сырьем и подсолнечным маслом, железная руда для нашей страны — некий аналог нефти для РФ и стран Персидского залива / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Глобальные кризисы разной природы

Начиная с 2008 г. глобальный кризис тушили с помощью мегатонн финансовой воды, эмитированной мировыми центральными банками. Таким образом, глобальная экономика избежала повторения Великой депрессии. Классический кризис спроса пришлось лечить по классическому же протоколу: почти нулевые процентные ставки (а в некоторых случаях и отрицательные) и программы количественного расширения на десятки миллиардов долларов в месяц. Но объем избыточной ликвидности тогда удалось купировать за счет формирования двухконтурной финансовой системы. Деньги эмитировались лишь в рамках первого контура: центральные банки — финансовая система — фондовые рынки. В этом формате эмиссия лишь частично перетекала в реальный сектор, в основном в виде кредитования (импульс которого с каждым годом затухал вследствие смещения акцента в сторону контроля уровня рисков), а также в процессе первичного размещения корпоративных ценных бумаг.

По сути, 30%-ный рост фондовых индексов, который наблюдался в некоторые периоды посткризиса, — это и была скрытая инфляция финансовых активов, а не реальный рост их рыночной стоимости. В то же время реальный сектор экономики, включая население (второй контур), практически не получал этой инъекции ликвидности. Формировался колоссальный диспаритет в системе перераспределения дохода между трудом и финансовым капиталом. Цены на товары в развитых странах росли в диапазоне 2–3% (с адекватным, а то и меньшим ростом зарплат), в то же время стоимость финансовых активов увеличивалась на 20–30% с пропорциональным увеличением доходов финансовых спекулянтов и посредников. Брокер с Уолл-стрит получал свой миллионный бонус за рост (а на самом деле инфляцию) клиентского портфеля на очередные 20% и шел в соседний ресторан, где цены в меню не менялись уже несколько лет.

Произошедший в 2020 г. мировой кризис, вызванный пандемией коронавируса, имел совершенно иную природу, чем его предшественник в 2008-м. Резкое ограничение предпринимательской активности вызвало настоящий шок предложения с колоссальным навесом в виде отложенного спроса на сырье. ФРС предложила новый формат количественного смягчения (QE), запуская деньги не только на рынок трежерис и ипотечных бондов, но и в сегмент корпоративных ценных бумаг. Параллельно Белый дом активировал ряд программ по выплате населению антикризисных финансовых пакетов (чеки правительства) на тысячи долларов в расчете на одно домохозяйство. К триллионам долларов монетарной эмиссии (часть которой проникла в реальный сектор, то есть в границы второго контура) были применены адекватные по объему антикризисные правительственные программы в пользу пострадавшего от карантина бизнеса и населения. А это уже финансовый укол непосредственно в оболочку второго контура.

Изменилась и сама монетарная стратегия ФРС, для которой уже нет временных горизонтов для реагирования на нарушение ценового таргета: если инфляция выйдет за пределы 2–3%, она не считает себя обязанной автоматически повышать процентные ставки.

Ситуацию усугубляет еще и то, что подобную политику реализует не только ФРС, но и с определенными оговорками Банк Англии, Европейский центробанк, Народный банк Китая, центральные банки стран Британского содружества и др.

Кризис предложения приводит к тому, что по всему миру разгорается настоящая война за ресурсы и происходить она будет на фоне ценового цунами и отложенного спроса.

Реклама на dsnews.ua

Дорожает все!

В недавней статье в Bloomberg сделан важный вывод: «на кухне» мировой экономики заканчивается практически все. Прежде всего речь об индексе промышленных металлов и сельскохозяйственного сырья. Уже завтра это может взвинтить цены практически на весь товарный ряд, от пережаренного в прогорклом масле гамбургера до строительства жилых домов и офисов. Ликвидность, попавшая в рамки второго контура, может вызвать такую же инфляцию базовых ресурсов, как в свое время накачка первого контура привела к ценовой раскрутке финансовых рынков. Аналитики UBS Group AG ожидают в 2021 г. рост цен минимум на 10% в среднем по сырьевой корзине мировой экономики. Ситуация настолько критичная, что в Китае принимают меры для ограничения потребления и производства стали и алюминия и даже обсуждают введение штрафов за недоедки в ресторанах, чтобы ограничить беспрецедентный рост потребления зерна и мяса.

Мировая экономика, реализуя «зеленый» курс, попадает в замкнутый круг правильных причин и негативных последствий: развитие альтернативной возобновляемой энергетики приводит к резкому росту потребления таких ресурсов, как медь, цена на которую за год выросла на 90%. 

То же самое можно сказать и об амбициозном плане президента США Джо Байдена по инфраструктурному обновлению Америки, который является краеугольным камнем его программы по поддержанию темпов экономического роста на уровне 3% в год. Речь идет о строительстве новой критической инфраструктуры городов, транспортных коммуникаций, железных дорог, электросетей и новых домов взамен ветхого жилья. Данная программа добавит потребление еще 5 млн т стали к уже имеющимся потребностям в 80 млн т.

Рост фьючерсов на сталь в Китае уже опередил аналогичную динамику срочных инструментов на железную руду. Это позволило расконсервировать даже простаивающие металлургические производственные мощности в ЕС (по данным отраслевой ассоциации Eurofer, с 2008 г. были закрыты десятки производств и сокращено 85 тыс. рабочих мест). Теперь значительная часть этих предприятий вновь начала коптить небо. О рекордном росте цен на кукурузу, сахар, подсолнечное масло и зерно в последнее время не написал только ленивый.

Опять "сырьевые ножницы"

Но мы проанализируем иной аспект нашего экспорта — железную руду. Этот вид горнорудного сырья — базовый фактор конкурентоспособности украинского металлургического комплекса. Ряд стран (Турция, Китай, Тайвань, Южная Корея, ЕС, Вьетнам, Япония) пытались развивать свое металлургическое производство, не имея достаточного объема сырья собственной добычи. Украинские метзаводы полностью обеспечены своим ЖРС, благодаря чему могут успешно конкурировать на мировых рынках, продавая полуфабрикат: чугун, слябы, квадратные заготовки. Это упрощенное производство, продукция которого используется другими странами для выпуска стали (в том числе инструментальной и автомобильной листовой) и металлопродукции высокого качества.   

Кроме того, цена на ЖРС является для Украины весьма удобным индикатором уровня макроэкономической стабильности, динамики курса гривни и общего тренда роста экономики. Наряду с аграрным сырьем и подсолнечным маслом, железная руда для нашей страны — некий аналог нефти для РФ и стран Персидского залива.

Украинская экономика — сырьевая и открытая. Но сырьевая не только по экспорту, но и частично по импорту (в основном энергоресурсы). Именно поэтому рост цен на мировых сырьевых рынках имеет для нас двоякий эффект: увеличение котировок на нефть приводит к удорожанию импорта, аналогичный процесс по ЖРС, металлу и агропродукции — к удорожанию экспорта. Это мы называем «сырьевыми ножницами». А курс гривни в данной модели — сочетание указанных выше двух разнонаправленных тенденций.

В 2014–2015 гг. баррель нефти стоил в среднем дороже, чем тонна железной руды. Наряду с фактором войны, банковского кризиса и утраты рынков СНГ, это привело к девальвации гривни. Можно сказать, что если бы даже не было Майдана, войны на Донбассе и аннексии Крыма и РФ не закрыла бы нам свои рынки, нацвалюта все равно просела бы, просто не так глубоко (до 10–11 грн/$).

В 2016–2017 гг. наблюдался обратный эффект, а в 2018-м был почти ценовой паритет. Это привело к тому, что гривня стабилизировалась и перешла в так называемый «боковой тренд». В 2019-м руда резко поднялась в цене и вышла за горизонт $100/т, существенно превысив уровень котировок на черное золото, чему способствовали как рост спроса, так и ограниченность предложения (в результате аварии и остановки крупнейшего рудника в Бразилии). Конкурентное преимущество Украины — это наличие ГОКов, относительно безопасных как для экологии, так и для населения, которые не требуют существенных природоохранных капвложений. «Сырьевые ножницы» начали активно работать в пользу гривни, что привело к ее укреплению на 15% в 2019-м. В 2020-м данная тенденция продолжается: хотя нацвалюта и девальвирует примерно на те же 15%, но это происходит на фоне беспрецедентного экономического кризиса, вызванного пандемией. Если бы не положительный эффект «ножниц», курс вполне мог улететь за 30.

Сложилась даже своеобразная, аттракционная модель управления экономикой: правительство уподобляется пассажирам вагончика «американских горок», под коими необходимо разуметь ценовые ралли на мировых рынках. Если котировки на наш экспорт растут — увеличивается и ВВП, если падают, то и мы летим вниз. Динамика нашего роста в этой модели целиком и полностью зависит от показателей мировых сырьевых рынков и уровня потребления стран — торговых партнеров. Внутренние факторы развития практически не задействованы. Простыми словами, на кресло премьера можно спокойно накинуть пиджак, вместо того чтобы проводить заседания правительства, — эффект будет тот же. И пока внешняя конъюнктура благоприятствует Владимиру Зеленскому, он сполна пользуется эффектом сырьевой волны, тратя деньги на «Большое строительство» и сохраняя макроэкономическую стабильность исключительно благодаря сырьевому фарту.

Международное рейтинговое агентство Fitch прогнозирует в 2021 г. средние цены на ЖРС на уровне $125/т (при прежнем прогнозе $75/т). Истощение рудников и ограниченность предложения будут толкать цены вверх. Потребность в металле из-за стимулирующих экономических пакетов в США, ЕС и Китае будет только возрастать. Только в 2024 г. цена на железную руду может снизиться до $70/т, аккурат к окончанию каденции Зеленского, то есть его сменщик вновь столкнется с завершением короткого сырьевого цикла роста (ряд аналитических центров уже прогнозируют будущий кризис на 2025 г.).

Месть за Huawei

В тактическом горизонте история с рудой разворачивается на фоне торговой войны Китая и Австралии. Китай поставил на паузу соглашение с Австралией о стратегическо-экономическом диалоге. Решение принято в связи с тем, что последняя аннулировала соглашение штата Виктория с Поднебесной в рамках развития программы «Один пояс и один путь». Китайцы даже обвинили австралийцев в начале холодной войны. 

Осенью прошлого года страны уже начинали торговые войны, в частности, Китай прекратил покупку австралийского угля, меди, пиломатериалов, ячменя, сахара и вина, но не распространил данные ограничения на железную руду. Австралия ежегодно продает на китайском рынке сырье на сумму более $100 млрд, и действия Пекина были похожи на принуждение к союзу. Но если австралийские лобстеры могут покрыться испариной в ожидании, когда китайская таможня даст добро, то в части поставок австралийской железной руды проявляется ахиллесова пята именно Пекина, а не Канберры.

Ранее китайская Sinosteel пыталась законтрактовать поставки железной руды на западноавстралийском руднике Iron Ridge (более 1 млн т в год). Данная компания — второй по величине поставщик сырья на китайские меткомбинаты и развивается как вертикально интегрированная структура, для чего недавно объединилась с крупнейшим национальным производителем стали China Baowu Steel Group (последняя почти догнала номер один в мире — ArcelorMittal, опередив со значительным отрывом Nippon Steel). Sinosteel и Baowu — это госкомпании, слияние которых одобрил комитет по контролю и управлению госимуществом КНР. В ближайшее время Китай планирует консолидировать метактивы страны (60%) в рамках 10 крупнейших вертикально интегрированных холдингов (уголь, кокс, руда, металл), то есть сделать то, что Украина прошла в начале нулевых. Это должно усилить конкурентоспособность китайских металлургов (с параллельным закрытием десятков мелких и средних игроков) и ограничить гиперрост и, следовательно, перегрев отрасли, параметры которой не должны превысить годовой выпуск стали в 1 млрд т.

Активируя торговые войны с Австралией, Китай мстит за отказ страны-континента от сотрудничества с компанией Huawei для модернизации сети связи 5G. Но посеяв ветер, Поднебесная может пожать бурю. Ведь Китай — главный импортер железной руды в мире (почти 70% от общего объема мировых поставок). А Австралия закрывает свыше 66% его потребностей в ЖРС. Здесь совпало почти все: и удобная логистика, и относительно небольшое транспортное плечо, и уровень запасов руды, и объемы спроса на нее. Если не считать звездно-полосатой «политической кошки», которая пробежала между странами. Дело в том что блокировка поставок австралийского ЖРС на китайский рынок может стать ключевым элементом борьбы США с Китаем. Австралия достаточно богатая страна, чтобы перестать зарабатывать на экспорте голого сырья на радость местным экоактивистам и защитникам культовых мест паломничества австралийских бушменов. С одной стороны, это может взорвать рынок ЖРС в мире, а с другой — привести к настоящей сырьевой катастрофе в Поднебесной.

Окно возможностей для Украины

Для Украины это уникальный шанс не только заработать на экспорте руды в Китай, но и конвертировать эти поставки в геополитические бонусы для страны в контексте взаимодействия с ключевыми азиатскими странами. Но здесь по старой доброй традиции собственники наших ГОКов могут ограничиться покупкой очередного дворца на юге Франции.

Для конвертации высоких сырьевых цен в бонусы для населения нужны специальные механизмы в виде адекватного налогообложения (рентного) и национальных резервных фондов. Как это сделали во многих странах, но только не в Украине. Именно поэтому инклюзия ВВП у нас работает лишь в интересах 5% населения. Зато хоть курс гривни будет стабильным. Спасибо и на том…

    Реклама на dsnews.ua