• USD 28.2
  • EUR 32.9
  • GBP 36
Спецпроекты

Белый Ленин в черной коже. Возможен ли экспорт революции в США

Чем ближе 3 ноября, тем громче звучит в новостях тема российского влияния на американские выборы. Возможно ли это и если да, то в чью пользу? Выгодно ли России поддерживать Трампа?

Getty Images
Реклама на dsnews.ua

На одном из российских хакерских форумов были выложены в свободном доступе базы данных избирателей штатов Мичиган, Коннектикут, Арканзас, Флорида и Северная Каролина, включающие имя, дату рождения, пол, дату регистрации, адрес, почтовый индекс, электронную почту, идентификационный номер и номер избирательного участка по состоянию на март 2020 года. Один из пользователей даже утверждал, что заработал $4 тыс., отослав на ящик Госдепа ссылку на похищенную базу избирателей Коннектикута.

Действительно, в рамках программы "Вознаграждение за помощь правосудию" (Rewards for Justice) госсекретарь Майк Помпео обещал россиянам до $10 млн. за информацию о вмешательстве в американские выборы, и это отражено на сайте Госдепа. В течение августа жители ряда российских городов получали также и СМС с такими предложениями. Однако связь этих СМС с Госдепом, равно как и правдивость информации о полученном вознаграждении представляется все же сомнительной.

Где начинается вмешательство?

Путь от базы данных избирателей до реального влияния на результат выборов – неблизкий и неочевидный. Куда большего успеха, с меньшим риском и затратами, можно достичь, действуя через лоббистов, легальных и нелегальных. Так что не исключено, что базы были выложены с тем, чтобы в дальнейшем обвинить победившего кандидата в российской поддержке, раскачав еще сильнее и без того непростую ситуацию в США.

Вместе с тем, это не означает, что российское вмешательство в американские выборы – выдумка. Выборы в стране №1, которой до сих пор остаются США, слишком важны для всего мира, и на них могут пытаться влиять очень многие. И не только Россия. Почему любая страна, у которой есть интересы, связанные с США, не может попробовать повлиять на результат выборов? И не только страна, но также, к примеру, ТНК?

Более того, множество зарубежных сил влияют тем или иным способом на результат выборов, в том числе и законно, используя институт официального лоббизма. И, вообще, что считается влиянием? Возможно ли сегодня вступить с США в какое угодно взаимодействие – и совершенно не повлиять на результат выборов? И как на них влиять? Массовая рассылка СМС "Голосуйте за Трампа/Байдена" или за Республиканскую/Демократическую партию даст нулевой эффект. Влиять на выборы можно только изнутри США, притом, такое влияние не может быть достигнуто одной акцией. Оно должно иметь характер долговременной кампании. К примеру, кампании роспуска слухов о том, что кто-то влияет на результат выборов.

Такие слухи, распространяемые систематически и бьющие по одному из кандидатов, ухудшая его позиции в глазах колеблющейся части электората – наиболее очевидная форма незаконного влияния. Для этого даже не потребуется работать с украденными базами. Достаточно обозначить в СМИ сам факт: "вот базы, их украли", одновременно распустив слух о том, что кандидат N поддерживается недружественной США державой X. Хотя и со стороны дружественной державы вмешательство в выборы тоже предосудительно, поскольку дружба сегодня есть, а завтра нет.

Реклама на dsnews.ua

Российская помощь путем вмешательства в выборы – больное место Трампа. Версия о том, что Россия вмешалась в его пользу в выборы 2016 года преследовала Трампа в течение всего первого срока, до самого появления доклада Мюллера. Вывод которого — свидетельств прямого сговора с кремлевской администрацией обнаружить не удалось — эту версию скорее укрепил, чем развеял. К тому же доклад Мюллера не отвечает на главные вопросы: какой эффект оказали на исход выборов взлом серверов демократов и публикация украденной переписки на сайте WikiLeaks, а также попытки влиять на кампанию через соцсети? Помогло ли это Трампу победить или было частью российской игры, направленной на его компрометацию?

Сейчас демократы очень энергично, не жалея сил и затрат, раскручивают версию о том, что Россия поддерживает Трампа также и на выборах 2020 года. Это должно воздействовать на колеблющуюся часть избирателей, за которую и идет борьба.

Напомню, что электорат, твердо голосующий за одну их партий, поделен между республиканцами и демократами примерно поровну. Судьбу выборов в итоге решают аполитичные 20%, на которых невнятная информация о том, что Трампу помогала Россия, о чем "все говорят уже давно", может оказать существенное воздействие. Дело же идет к тому, что кандидаты придут к финишу голова к голове, когда буквально каждый голос может стать решающим. Обе партии поставили свои интересы выше общенациональных и ведут друг против друга настоящую войну, уже безо всяких правил.

Выборы-2020 и конкурирующие идеи

Зададимся вопросом: в победе какого из двух кандидатов объективно заинтересована Россия? Китай? Иран? КНДР?

Особняком здесь стоит Китай, которому выгодно ослабление позиций США, но не их серьезная дестабилизация. Все остальные архаично-антидемократические и экономически слабые режимы прямо заинтересованы в максимальном ослаблении Соединенных Штатов. Насколько же перспективны оба кандидата с этой точки зрения? Что называется, "оба хуже". Долговременный кризис в США, независимо от победы любого из кандидатов, уже гарантирован. Но в том, что касается системных изменений, вплоть до смены ценностной и культурной парадигмы, уже есть различия.

Отбросив экивоки, приходится признать, что Трамп и поддерживающий его мейнстрим Республиканской партии выступают сегодня за белую Америку, которая когда-то сумела стать №1 в мире. Да, с оговорками, с пониманием неизбежности включения в нее всех расовых и культурных групп, отчего она перестает быть расово белой. Но с сохранением культурной основы, которая сложилась под влиянием белого большинства выходцев из Северной Европы. Грубо говоря, идеология, взятая на вооружение республиканцами, сводится к воспитанию из всех групп населения культурно и ментально белых людей – с протестантской трудовой этикой и ценностными приоритетами белого капитализма, в основе которых лежит экономика, базирующаяся на незыблемом и святом праве частной собственности. Трамп и выдвинувшие его республиканцы полагают, что это наилучшее устройство американского общества, и что оно подойдет для всех расовых групп, которые должны воспринять белую культуру. К слову, сторонники такого подхода есть во всех расовых группах. Конечно, основой поддержки Республиканской партии остается белый электорат, но им эта поддержка не исчерпывается. Примером черного республиканца, большего даже, чем сам Трамп, может послужить Томас Соуэлл, критикующий "позитивную дискриминацию" как политику, крайне вредную для всех групп населения, включая те, прогрессу которых она должна способствовать, и заявляющий, что "рабство существовало на всей планете тысячи лет, черные, белые, желтые и другие расы были одновременно рабами и поработителями", так что требовать у ныне живущих извинений за то, что делали их предки, бессмысленно.

Совершенно иные взгляды высказывают идеологи Демократической партии. Точнее, партийные идеологи подстраиваются под ее традиционный электорат, а тот, в свою очередь, тяготеет к иным идеям. Так вот, идеология, взятая на вооружение нынешней Демократической партией, предусматривает полный слом белой культуры, бескомпромиссный и бесповоротный.

Вот что пишет по этому поводу Наоми Ниши из университета Денвера, штат Колорадо, в работе "Racist Babies? Resisting Whiteness in Parenting".

"Я определяю белизну как социально-политическую идеологию, которой придерживаются ,в основном, белые люди, которая используется для нормализации и продвижения белого превосходства. Белизна встроена в систему через традиции, устные и негласные правила, которые дают привилегию или иммунизируют белых людей, защищая их от расового насилия, которое является реальностью для цветных людей. …

Белизна — это не статичное явление. Белые люди постоянно совершенствуют свои представления о белизне, чтобы лучше нормализовать и поддерживать ее и превосходство белых. Учитывая это, одна из последних разновидностей белизны, особенно в Соединенных Штатах, заключается в белых пострасовых и неолиберальных системах верований. … новый расизм переплетается с неолиберализмом и … является индивидуалистическим стремлением, сосредоточенным на свободном рынке, который в своем стремлении к нему опирался на притворство и уклончивый от цвета политический проект, который отрицает, как раса и расизм работают в нашем мире, особенно на благо белых людей. Вместо этого неолиберализм и его пользователи адаптировали язык, который … использует культурный расизм, чтобы обвинять самих цветных людей в ущемлении их гражданских прав".

Наоми Ниши – белая, но это не должно нас смущать. Верхушку партии большевиков, процентов на 80%, включая Ленина, составили выходцы из эксплуататорских классов. Верховный Саламандр из известного романа Чапека, стремившийся уничтожить человечество, тоже был человеком, бывшим фельдфебелем Андреасом Шульце.

Изложение у Ниши очень путаное, но если очистить приведенный фрагмент от мусора, суть его сведется к тому, что питательной средой для превосходства белых являются индивидуализм и рыночная экономика, обеспечивающие успех тем, кто готов к конкурентной борьбе, в том числе благодаря багажу, накопленному предыдущими поколениями. В этом и состоит социально-политическая идеология "белизны", которой противостоит идеология коммунального общества, со свойственным ему снижением требовательности к себе и окружающим, и уравнивании возможностей путем экспроприации излишков, как имущественных, так и социальных.

Ровно о том же, только откровеннее, говорит официальная идеология BLM. "Ощущение белизны и расовая идентификация вызваны тем, что белые воспринимают свои обычаи, культуру и убеждения как стандарт, с которым сопоставляют все остальное. Доминирующая в Америке белая культура действует и как социальный механизм, дающий преимущества белым".

Имеется и список порочных признаков белой культуры в США: "грубый" индивидуализм, включающий такие качества, как самодостаточность, независимость и автономность, а также признание личной ответственности за обстоятельства своей жизни; нуклеарная семья; склонность к объективному рациональному мышлению, включающему признание важности выявления причин и следствий, а также прогнозирования результатов своих действий, протестантская трудовая этика, планирование личного будущего, стремление к новым достижениям, эстетические предпочтения, основанные на европейской культуре. Кстати, автор этого перечня пороков белого человека – тоже белая женщина по имени Джудит Кац, автор книги "White Awareness: Handbook for Anti-Racism Training".

Все это и многое другое, по мнению реальных идеологов электората Демократической партии (в самой партии предпочитают не лезть глубоко в эти опасные дебри), должно быть заменено общинно-коммунальными ценностями. В частности, о семье в программном документе BLM сказано следующее: "Мы прерываем предписанное Западом требование о структуре нуклеарной семьи, поддерживая друг друга как расширенные семьи и "деревни", которые коллективно заботятся друг о друге, особенно о наших детях, в той мере, в какой это удобно матери, родителям и детям".

Другие рекомендации, касающиеся организации труда, общества и власти, менее конкретны, но также превозносят ценность общины.

Знакомо? Еще как! Идеология BLM — смесь большевизма c маоизмом, с той только разницей, что вместо классового подхода в ней использован расовый. Но эта замена весьма условна, поскольку автор теории Белизны, Ноэль Игнатьев, марксист, член компартии США и научный сотрудник Гарвардского университета, полагал, что раса проявляет себя не биологически, а социально и культурно, так что из белого ребенка можно воспитать идейного черного, и наоборот. Что ж, надо сказать, что в таком подходе есть резон. Иной вопрос, нужно ли это. Леваки, ненавидящие капитализм и воображающие, что его разрушение станет шагом вперед, убеждены, что нужно. Но на практике разрушение капитализма всегда означало шаг назад. И вот, сейчас такой же опыт пытаются поставить над США, а проводником этой идеи выступает Демократическая партия.

Понятно, что те, кто делает ставку на демократов и их электорат, скорее потакают инстинктам и хотелкам невежественных масс, желая заполучить их голоса, чем действительно поддерживают идею возврата в архаичный социализм. Понятно и то, что, победив, руководство Демпартии и ее спонсоры планируют успеть нажать на тормоз на краю пропасти и не сорваться в нее. Но, как показывает исторический опыт, тормоза в этой ситуации иногда не срабатывают. Кроме того, даже если все пройдет удачно, общая степень дестабилизации США в случае победы Байдена будет больше, чем в случае победы Трампа, а преодоление внутреннего кризиса будет идти сложнее. Для демократов это будет первый срок, с прицелом на второй, в котором место Байдена, в случае его смерти – а возраста он весьма преклонного — должна будет занять вице-президент Камала Харрис, афроиндуска. Это диктует необходимость хотя бы отчасти оправдывать ожидания немалой части электората Демпартии. 

Таким образом, для необольшевистских режимов, к каковым относится и путинский, победа Байдена была бы, безусловно, предпочтительнее. А версии о поддержке Россией Трампа на предстоящих выборах могут быть игрой не только его конкурентов-демократов, но и самого Кремля, в действительности желающего привести во власть "американского Ленина". Едва ли на эту роль намечен сам Байден, но подходящая фигура для такого проекта, вероятно, уже попала в поле зрения Москвы. Не стоит преуменьшать ее опасность. Впавшие в тяжелый системный кризис США являют собой очень хорошую почву для такого посева.

    Реклама на dsnews.ua