• USD 27.8
  • EUR 33.6
  • GBP 38.9
Спецпроекты

Клан отставников. Куда Кремль пристроит лишних генералов Росгвардии

Росгвардия потеряла сразу девять высших офицеров. С чем связана эта "эпидемия отставок"?

Офицер Росгвардии / business-gazeta.ru
Офицер Росгвардии / business-gazeta.ru
Реклама на dsnews.ua

С начала юбилейного для Росгвардии года (создана указом Владимира Путина в апреле 2016-го из опасения за свое будущее и судьбу ближайшего окружения) прошло совсем немного времени, но за это время она успела вновь проявить себя, показав истинное лицо российской власти жестокими разгонами митингов в поддержку Алексея Навального. Одновременно девять генералов подали рапорты об увольнении из Росгвардии.

По словам Владимира Путина, Росгвардия создана для контроля над оборотом оружия, борьбы против внутренних врагов, поддержания порядка на массовых протестных акциях, предотвращения в ходе них беспорядков и террористических актов. Но главное, подчиняется Росгвардия исключительно Владимиру Путину. После "обнуления", в эпоху тотальных санкций, протестов стремительно беднеющего населения, последствий пандемии и других рисков президент России остро нуждается в персональных защитниках, которыми командует только он сам. Росгвардия для этого самый удобный инструмент и механизм ручного управления страной.

За пять лет "новые преторианцы" стали важной частью российской политической жизни, почему же девять всесильных "префектов" гвардии уходят с престижной службы? Речь, конечно, не в выслуге лет, реорганизации службы и сокращении генеральских должностей.

Версия о попытке избежать ответственности и санкций западных стран весьма привлекательна, но в целом российские силовики считают наложенные на них персональные санкции лучшей демонстрацией личной преданности Владимиру Путину.

Другой вопрос, что все отставники являются членами "команды" бывшего первого замглавы Росгвардии генерал-полковника Сергея Меликова, начинавшего офицерскую службу в 80-х годах во Львове и Одессе, а сегодня временно исполняющего обязанности главы Дагестана.

С момента создания Росгвардии именно Меликов определял кадровую политику, где главным фактором была личная преданность. Благодаря этому ключевые посты в центральном аппарате Росгвардии в свое время заняли офицеры, служившие в 90-годы вместе с Меликовым на Северном Кавказе.

Понятно, что генералы-пенсионеры намерены стать чиновниками в новой вотчине Меликова. К примеру, главой Каспийска уже назначен генерал-майор Борис Гонцов, сослуживец Меликова, который ушел с должности первого заместителя командующего Восточным округом Росгвардии.

Реклама на dsnews.ua

Ушедший в отставку в октябре 2020 года другой первый замглавкома Росгвардии Сергей Ченчик проходит согласование на должность заместителя врио главы Дагестана по силовому блоку. Похожая судьба, по всей видимости, ждет пятерых из "великолепной девятки": начальника главного оперативного управления генерал-лейтенанта Николая Косяченко, главу разведуправления генерал-лейтенанта Казимира Боташева, возглавляющего главное организационно-мобилизационное управление генерал-лейтенанта Павла Бобкова, начальников главного управления связи генерал-лейтенант Алексея Белякова и главного управления по работе с личным составом генерал-лейтенанта Николая Рябчикова.

Карьерная судьба остальных из "великолепной девятки" сомнительна на фоне резонансного следствия по уголовному делу о мошенничестве в особо крупном размере. Речь о главах департамента реализации госпрограмм и организации закупок Александре Елине, финансово-экономического департамента генерал-лейтенанте Вячеславе Савкине, договорно-правового департамента генерал-майора Александре Школьникове.

Им инкриминируют хищения на закупках некачественной формы для Росгвардии в 2017-2019 гг., ущерб от которых оценивается в 680 млн руб. По данным следствия, личному составу Росгвардии поставлялась форма низкого качества, а платили за нее как за премиальную. При этом поставки курировал бывший назначенец Меликова, главный тыловик Росгвардии, генерал-лейтенант Сергей Милейко.

Уволился этот генерал из Росгвардии в октябре 2020 года, одновременно с Меликовым, после доклада проверяющих органов президенту РФ. 18 декабря Московский гарнизонный военный суд арестовал Сергея Милейко, с начала 2021 года регулярно появляются новые эпизоды, последний февральский связан с незаконной приватизацией нежилого помещения в Балашихе под парикмахерскую жены с ущербом государству на десятки миллионов рублей.

Итак, основная часть "великолепной девятки" едет в Дагестан. Вроде бы ничего особенного, к примеру, в Украине генерал Геннадий Москаль, последовательно таскал за собой свиту лично преданных старших офицеров из Черновцов в Крым, подконтрольную Украине часть Луганской области, а затем в Закарпатье. Стоит привести и старый анекдот в качестве примера советской эпохи: полковники 40-й армии под командованием генерала Громова, после вывода войск из Афганистана, успешно заняли командные высоты и окопались… в Московской области.

В нашем случае "генералы-штрафники" символически возглавят направление главного удара в новой дагестанской спецоперации Владимира Путина.

Дагестан – дотационный край, где не приживается никакая экономика – шантажирует центр исламизацией, уходом молодежи "в лес" и нарушением национально-кланового равновесия, которое издавна поддерживается внутренними криминальными конвенциями. Речь идет о процессе системного слияния и поглощения местно-федеральных управленческих кланов.

Генеральский десант в Дагестане соблазнительно сравнить с похожими мероприятиями в Хабаровском крае или Коми. Там силовики из центра побеждали коррупцию в отдельно взятой элите, после чего ситуация начинала накапливать условия для очередного эволюционного обновления.

Однако Дагестан – не Хабаровский край с протестами за Фургала, по причине совершенно другой природы отношений, которые и по всей путинской России не так вертикальны, а уж в Дагестане таковыми не могут быть по законам социальной науки. Дагестан на просторах империи был всегда образованием особым и уникальным. Если где в России сохранились остатки вольницы 90-х, то прежде всего здесь.

Дело не столько в разгуле криминала, сколько в этой самой неизменности. Последний пример – 15 февраля Сергей Меликов заявил, что берет под контроль расследование уголовного дела по факту убийства в помещении полиции Махачкалы 6 февраля 2021 года главы села Новокули Абакара Капланова сотрудниками Росгвардии, которые "произвели многочисленные выстрелы в 34-летнего местного жителя на почве земельных споров".

Очевидно, вечные поиски окружением Путина гармонии управляемости с групповыми интересами на местах не обеспечивают традиционную колониальную модель управляемости в условиях жестоких внутривидовых конфликтов Дагестана.

То, что Путин проделал в Хабаровском крае, в Дагестане воспринимается даже не как внешнее управление, а как оккупация. Группировка генералов-отставников с московским карт-бланшем должна захватить власть в республике, заменить собой все кланы, и это будет тот самый демонтаж системы, на развалинах которой как-нибудь выстроится путинская "современность". У генералов экс-росгвардейцев из команды Меликова будут рычаги: бюджет, инфраструктура, силовая дубинка, чтобы эту инфраструктуру заполнять.

Если посмотреть на прецедент "великолепной девятки" в более широком плане, то сразу становится заметным, сколь логично она укладывается в общеполитическое русло путинской политики. Она отражает главную линию российской официальной идеологии: Россия живет в окружении врагов, общество должно еще теснее сплотиться и всячески оберегать "лидера нации" Путина и его "преторианскую свиту".

А украинским политикам, добивающимся мира в своей стране, следует учитывать безостановочную авторитаризацию правления, криминализацию государственной власти и милитаризацию страны-агрессора.

    Реклама на dsnews.ua