• USD 26.3
  • EUR 30.6
  • GBP 36.3
Спецпроекты

Плохие и хорошие новости для ЕС. Почему партия Меркель проигрывает социал—демократам

Немецкий эгоцентризм — последнее, что сейчас нужно ЕС, но, по всей видимости, он пока никуда не денется

Социал-демократическая партия скорее всего, выйдет на первое место на выборах в Германии
Социал-демократическая партия скорее всего, выйдет на первое место на выборах в Германии / EPA/UPG
Реклама на dsnews.ua

Исполнительный директор берлинской НПО Democracy Reporting International (DRI) Михаэль Майер-Резенде в колонке для EUobserver анализирует кардинальные изменения в немецкой политике накануне судьбоносных выборов в Бундестаг, которыми завершится эпоха Ангелы Меркель.

"Германская СДП подписала свой смертный приговор", — говорилось на первой полосе New Statesman в 2018 г.

Социал-демократическая партия (СДПГ) не демонстрировала особого желания обсуждать с правым Христианско-демократическим союзом и его баварской сестринской партией (ХСС) свое участие в "большой коалиции" в качестве младшего партнера, потому многие боялись, что она станет следующей европейской социал—демократической партией, которая канет в небытие.

Такие опасения были обусловлены тем, что, как говаривала канцлер Ангела Меркель, "маленькая партия всегда проигрывает" в коалиционных правительствах.

Теперь же СДПГ, скорее всего, выйдет на первое место на выборах в Германии, которые состоятся в этом месяце, и улучшит свои показатели в сравнении с 2017 г., когда она набрала лишь 20% голосов. Следовательно у нее самые высоки заполучить пост канцлера.

А ХДС может быть разгромлен — это кардинальный поворот для партии, контролировавшей канцелярию 52 года из последних 72.

Сегодня мы уже видим, что пресловутая репутация ХДС как "Народной партии" (Volkspartei), которой она в свое время действительно была, оказалась иллюзией. Иллюзией, сотворенной Меркель, и она же, возможно, стала ее первой жертвой, считая, что в коалиционных правительствах проигрывают меньшие партии, а не казавшаяся непобедимой ХДС.

Реклама на dsnews.ua

Однако ХДС был сильным как раз благодаря популярности Меркель. В ходе четырех выборов она мобилизовала как минимум треть избирателей в свою поддержку, что сделало ее партию очевидным лидером правительства.

Но ее партия уже не была традиционной Volkspartei, поскольку Германия следовала тем же тенденциям, что и другие страны. Во всех европейских странах традиционные партии стали слабее, а роль отдельных лиц наоборот стала намного важнее.

Выборы все более нестабильны. Это бросается в глаза, если вы посмотрите на результаты опросов: год назад поддержку ХДС выразили 40% избирателей и 16% — СДПГ. Но к сегодняшнему дню ХДС потеряла 20%, а СДПГ прибавила 10%.

Большинство избирателей более не следят за принадлежностью к партии, а смотрят на кандидатов. Проще говоря: сильной была Меркель, а не ХДС.

Да и руководство партии тоже находилось под чарами иллюзии Меркель, настаивая на том, чтобы кандидатом на пост канцлера был Армин Лашет от ХДС, а не Маркус Зедер, лидер ХСС, который был гораздо популярнее как внутри партии, так и среди избирателей.

СДПГ же была умнее. И хотя левое крыло партии не в восторге от центриста Олафа Шольца, оно все же с небольшим сопротивлением, но согласилась с его кандидатурой, понимая, что он был лучшим вариантом для достижения достойного результата.

Менее чем за две недели до выборов гонка выглядит совсем иначе, нежели два месяца назад.

Тогда казалось, что только у Лашета и Анналены Баербок ("Зеленые") есть серьезные шансы попасть в правительство.

"Зеленые", к их огорчению, все так же добиваются значительного роста популярности в период между выборами, но непосредственно во время предвыборной кампании их дела идут крайне плохо. Тем не менее, несмотря на разочарование, партия, вероятно, удвоит свой результат по сравнению с 2018 г. и, возможно, войдет в тройку лидеров в долгосрочной перспективе.

Auf wiedersehen, АдГ?

Хорошая же новость, которой не придают особого значения, в том, что, казалось бы, неудержимый рост популярности правоэкстремистской "Альтернативы для Германии" (АдГ), прекратился. На последних выборах она получила 12% голосов, став крупнейшей оппозиционной партией в парламенте. На этот раз для нее будет успехом сохранить такой же результат. И скорее всего, он займет лишь пятое место.

Свою роль в этом сыграло снижение значения ее главной темы — иммиграции. Кроме того, сегодня для многих уже очевидна экстремистская природа партии, и не в последнюю очередь благодаря работе Федеральной службы по охране Конституции Германии.

Партия, которая с момента основания стала еще радикальнее, уже не привлекает новых избирателей, да и ей невыгодна слабость ХДС.

Более того, после последних выборов СМИ и другие партии стараются не допускать ошибок, способствующих росту популярности экстремистских партий: позволяя им доминировать в политическом дискурсе и определять общественную повестку дня путем постоянных провокаций.

Но многие обозреватели огорчены усилением поляризации среди демократических партий, особенно после того, как ХДС стала более агрессивной.

Но в такой поляризации есть плюсы. С ее помощью можно разглядеть доступные избирателям варианты, не отвлекаясь на сомнении в правилах демократической игры, что позволяет избежать впечатления, что единственной реальной альтернативой вроде как одинаковым партиям является политический экстремизм. Что интересно не только для Германии.

Слабость АдГ — хорошая новость для Европы. Прокремлевская партия, которая заигрывает с неонацистами, уже не столь интересна, что бы там не говорили Марин Ле Пен и Маттео Сальвини.

Но что плохо, так это то, что политический спектр Германии остается фрагментированным: шесть партий в парламенте, и ни одна из них не представляет даже трети электората. Будущие правительства, скорее всего, будут формироваться коалициями из трех партий, а не двух. И они будут менее стабильными.

Немецкий политикум ныне больше занят собой, чем огромным количеством насущных европейских и международных вопросов. Несмотря на все вызовы, участники избирательной кампании редко фокусировались на европейской или международной политике. Во время последних дебатов трех ведущих кандидатов в воскресенье модераторы не задавали вопросов ни о Европе, ни об остальном мире.

Немецкий эгоцентризм — последнее, что сейчас нужно ЕС, но, по всей видимости, он пока никуда не денется. 

    Реклама на dsnews.ua