• USD 28.4
  • EUR 33.4
  • GBP 36.9
Спецпроекты

Дональд Трамп, сатанисты и призрак коммунизма. Чего хотят и чего боятся избиратели в США?

Раскол общества в США накануне президентских выборов углубляется. Голосование же может лишь углубить этот кризис: штабы обоих кандидатов уже заявляют, что откажутся признавать поражение

Ведущие американские политологи не берутся предсказать возможные итоги голосования 3 ноября
Ведущие американские политологи не берутся предсказать возможные итоги голосования 3 ноября / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

В США накаляются предвыборные страсти. Даже ведущие американские политологи не берутся предсказать возможные итоги голосования 3 ноября, отмечая лишь необычайно высокий уровень поляризации общества. Между тем обе стороны уже дали понять, что в случае своего проигрыша не признают итоги президентских выборов.

Накал страстей на выборах в США

Так, бывший советник Дональда Трампа Роджер Стоун, ранее освобожденный им из тюрьмы, рекомендовал президенту ввести в стране чрезвычайное положение в случае поражения на выборах и, если нужно, "использовать физическую силу", задействовав ФБР, службу федеральных маршалов и других силовиков. Ответственный за связи с общественностью в Министерстве здравоохранения и социальных служб США Майкл Капуто тем временем призвал сторонников Трампа вооружаться, чтобы быть готовыми к росту насилия после президентских выборов. Также он обвинил правительственных ученых в том, что они подрывают борьбу с коронавирусом ради победы Джо Байдена, соперника действующего президента.

Тем временем сам Дональд Трамп заявил, что "заслуживает" переизбрания не только на второй, но и на третий президентский срок, к чему его последователи отнеслись весьма серьезно. В свою очередь, экс-кандидат в президенты Хиллари Клинтон призвала Джо Байдена "не признавать поражения ни при каких обстоятельствах", что он, похоже, и намерен сделать – по крайней мере, на правовом уровне. Как сообщает "Голос Америки", команда Байдена наняла сотни юристов для избирательных баталий. Однако, судя по настрою ближайшего окружения кандидатов и их наиболее радикальных последователей, оспаривание результатов выборов не ограничится судебными спорами, и может перерасти как минимум в локальные вооруженные столкновения в отдельных штатах.

Что касается социологических опросов, по разным данным разрыв между Трампом и Байденом составляет от 4 до 7% в пользу последнего, все более сокращаясь в последние месяцы. Учитывая двухступенчатую систему выборов в США, возможную неискренность части опрошенных и стремительно меняющуюся ситуацию, эти данные не дают никакой возможности предсказать будущий исход выборов.

Очевидно, что основными факторами, которые на данный момент более всего заботят избирателей, являются базовая безопасность, ощущение которой у многих американцев существенно пошатнулось на фоне непрекращающихся протестов; пандемия коронавируса и экономическая ситуация. Кроме этого, существует ряд более мелких факторов, отличающих нынешнюю избирательную кампанию от 2016 года. Попробуем проанализировать, что принципиально изменилось в риторике и подходе обеих партий, а также в ожиданиях и ощущениях избирателей.

Выборы в США: надежда или страх?

Реклама на dsnews.ua

Первым серьезным отличием от 2016 года можно назвать улучшение отношения к обоим кандидатам. Если прошлые президентские выборы называли "голосованием антирейтингов", то сейчас большее количество американцев симпатизирует кандидату, за которого собирается отдать голос. К примеру, если по состоянию на начало 2016 года рейтинг Трампа в самой Республиканской партии едва перевалил за 40%, и после выборов многие признавались, что голосовали за него лишь в качестве альтернативы Хиллари Клинтон, то уже в июне 2018 года о своей поддержке президента заявили 90% республиканцев. Джо Байден не пользуется слишком высокой популярностью среди сторонников демократов, однако в глазах большинства американцев не обладает таким антирейтингом, как его предшественница.

Во-вторых, за четыре года несколько изменилось соотношение позитивных и негативных стимулов делать выбор. Говоря о Республиканской партии, можно отметить, что в 2016 года ее кампания, хотя и играла на большом количестве страхов, все же делала упор скорее на "позитивной" повестке. Сюда относились, в первую очередь, обещания в сфере экономики: повышение общего уровня благосостояния, поддержка среднего класса и американских производителей, создание новых рабочих мест в сочетании с сокращением уровня иммиграции и так далее.

При этом страхи, на которых играли Трамп и его команда, носили довольно умозрительный характер. Республиканцы пугали избирателей падением уровня жизни, разрушением традиционных устоев, засильем бюрократического "болота", руководимого коррумпированными элитами и спецслужбами, неминуемо наступающей диктатурой политкорректности, "призраком коммунизма" и т.д. Для некоторых избирателей, в особенности пожилого возраста, эти опасения действительно имели решающее значение, но для многих был важен в первую очередь экономический фактор.

Сегодня же, когда рост экономики был существенно подорван коронакризисом, а в перспективе ожидается ее дальнейший спад, "экономический" фактор перестал быть основополагающим. Конечно, Дональд Трамп периодически ставит себе в заслугу высокий уровень экономического развития страны до пандемии. Также он делает упор на уже принятых и предлагаемых в будущем мерах поддержки предпринимателей и других американских граждан, наиболее пострадавших от карантина. Однако эта картина существенно подтачивается текущим кризисом и небезосновательными обвинениями в том, что именно запоздалая реакция президента на пандемию стала причиной не только огромного числа заражений и высокой смертности, но и экономических проблем.

Определенные внешнеполитические успехи и постоянное ужесточение иммиграционных правил также, скорее, имеют значение для сторонников президента, чем для колеблющихся избирателей. А вот страхи, способные подтолкнуть в объятия республиканцев "неопределившихся" американцев, напротив, приобрели гораздо более реальный и выразительный характер. На фоне продолжающейся протестной активности, периодически сопровождающейся беспорядками, ростом насильственных преступлений и стихийным созданием новых, не принимаемых частью общества социальных норм, все больше простых американцев боится, что при демократах страна может окончательно погрузиться в хаос. Белые всерьез опасаются не только роста насилия, но и ущемления своих прав с введением "позитивной дискриминации" в пользу афроамериканцев. Среди сторонников Трампа также достаточно распространено мнение, что его соперник Джо Байден в силу возраста не сможет исполнять свои обязанности долго, и ему на смену заступит "радикально левое" крыло Демпартии, которое принесет Америке нищету по примеру коммунистических стран.

В свою очередь, сторонники демократов неоднократно подчеркивали, что Дональду Трампу выгодны протесты, и он сознательно обостряет противостояние, не пытаясь на самом деле подавить насилие. Ярким примером этому может служить деятельность представителей спецназа Министерства внутренней безопасности в Портленде в июле, приведшая, по словам мэра города Тэда Уиллера, к новой волне уличного противостояния. В любом случае, нельзя отрицать, что Трамп активно пользуется ситуацией для демонстрации того, какой, по его мнению, может стать "Америка Байдена".

Дональд Трамп заявил, что "заслуживает" переизбрания не только на второй, но и на третий президентский срок
Дональд Трамп заявил, что "заслуживает" переизбрания не только на второй, но и на третий президентский срок / Getty Images

Трамп против Байдена: где "меньшее зло"

Говоря о Демократической партии, можно отметить, что ее акценты, напротив, сместились с игры на страхах перед будущим к критике настоящего (что вполне логично после четырех лет пребывания в оппозиции). Трампа критикуют за провалы в борьбе с коронавирусом, разрушение отношений с традиционными союзниками в сочетании с симпатиями к авторитарным режимам, управленческий хаос и множество обвинительных приговоров суда в отношении людей из его ближайшего окружения. Упрекают Трампа и в создание ситуации, вызвавшей раскол общества. Однако можно констатировать, что у главы Белого дома, официально придерживающегося лозунга "Закон и порядок", получается разыгрывать "протестную" карту успешнее, чем у его противников.

Помимо этого, до сих пор довольно высок процент людей, у которых личность и поведение президента вызывают больше негативных реакций, чем, собственно, его политика. Как и четыре года назад, противники Трампа уверены, что действия президента порой представляют угрозу для национальной безопасности. Критики также находят его поведение несовместимым с базовыми американскими ценностями и считают, что свойственное Трампу вмешательство в работу правосудия разрушило систему сдержек и противовесов властей.

С другой стороны, демократам сегодня намного труднее использовать те страхи, на которых они делали упор в прошлую кампанию. В частности, ранее либеральные СМИ предрекали, что эпоха Трампа обернется фашизмом, диктатурой, репрессиями в адрес инакомыслящих, цензурой в прессе и другими формами подавления американских свобод. Практика показала, что за прошедшие годы диктаторские замашки Трампа, равно как и его нападки на прессу и спецслужбы, никуда не исчезли, однако они не привели к уголовному преследованию инакомыслящих, закрытию СМИ и другим радикальным последствиям. Так что некоторые из тех, кто никогда не симпатизировал Трампу начинают считать его "меньшим злом", полагая, что опасность его президентства сильно преувеличена.

Российская угроза и заговор сатанистов

Перечисленные изменения привели к сдвигу в области конспирологических теорий, распространенных в республиканской среде. Поскольку страх "разрухи и социализма" переместился из сферы абстрактных предсказаний в сферу вполне реальной для многих и подкрепленной картинкой с сегодняшних улиц угрозы, место умозрительной конспирологии заняли более радикальные концепции. В первую очередь здесь, конечно, нужно назвать QAnon – теорию, распространяемую неким анонимом Q, якобы "инсайдером из администрации Трампа". Ее апологеты верят, что Дональд Трамп тайно противостоит элите педофилов-сатанистов (по некоторым версиям – еще и каннибалов) из числа верхушки Демпартии и голливудских знаменитостей. В последний год эта теория также впитала конспирологию ковид-диссидентов о "чипировании через вакцинацию" и вышках 5G, и в таком виде начала распространяться даже в Европе.

Что касается демократов, то, как и четыре года назад, они предпочитают делать упор не на конспирологические теории, а на скандалы. При этом похоже, что они так и не усвоили урока прошлой президентской кампании, который наглядно показал, что скандал неминуемо проигрывает конспирологии. Дело в том, что конспирология, в отличие от скандала, создает стройную и довольно логичную систему взглядов, направленную на формирование веры. Скандал же по своей сути веры не требует. Его задача – привлечь внимание, разогреть интерес и вбросить "жаренную" информацию, не заботясь о ее правдивости. Он не способен создать стройной и логической системы, однако может стать решающим толчком при принятии какого-то решения. При этом главная слабость "скандального" подхода заключается в том, что его авторам самим довольно трудно предугадать, каким будет его исход.

Еще одним ударом по демократам стало обесценивание темы российского информационного вмешательства. Это не означает отсутствия фактора внешней угрозы. Однако ее восприятие обывателями существенно изменилось как минимум по трем причинам. Во-первых, из темы исчез эффект новизны. Во-вторых, согласно заявлению главы Национального центра контрразведки и безопасности США Уильяма Эванины, влияние на избирателей пытается оказать не только Россия, но и Китай с Ираном. При этом, по словам Эванины, если Россия пытается подорвать позиции Джо Байдена, то Китай и Иран пытаются помешать избранию президентом Дональда Трампа.

В-третьих, после первых выводов американской разведки о российском вмешательстве на рубеже 2016-17 годов эту тему подхватили множество журналистов, активистов, политиков и других людей, не являющихся профессионалами в области безопасности. Они ожидаемо принялись абсолютизировать внешнюю угрозу, пытаясь объяснить ею в том числе и объективные внутренние процессы. Закономерно, что дилетантские попытки объяснить сложные политические и социальные явления лишь "происками врагов" привели к дискредитации темы иностранного вмешательства как таковой. Особенно неправдоподобной абсолютизация внешней угрозы смотрится на фоне деятельного участия американских элит в расколе общества путем представления своих противников в качестве "экзистенциальной угрозы", которая в случае победы неминуемо уничтожит страну.

Все эти факторы свидетельствуют о том, что у Дональда Трампа остаются высокие шансы на переизбрание даже на фоне коронакризиса и нового витка предвыборных скандалов. Однако независимо от того, кто одержит победу в ноябрьском голосовании, очевидно, что это лишь углубит раскол американского общества.

    Реклама на dsnews.ua