Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Окно для миллиардов. Как Украине обогатиться на американо-китайской торговой войне

Пятница, 24 Мая 2019, 10:00
В начале года товарооборот между Китаем и США сократился почти на 14%. Как говорится, «эхо войны». На этот раз торговой. Но как отзовется оно на украинских просторах. И не является ли эта война новым окном возможностей для нас

Фото: pausa.com.ar

Пустошь Смута-Хоули

В 1930 г. более тысячи экономистов обратились к тогдашнему президенту США Герберту Гуверу с призывом отменить закон Смута-Хоули, когда были введены дополнительные импортные пошлины. Этот шаг американской администрации, по мнению многих экономистов, и стал тем взмахом "крыла бабочки", который привел к событиям Великой депрессии в США. Последовательность складывания "костяшек" здесь вполне закономерна: новые импортные пошлины влияют на сокращение объемов мировой торговли и следовательно - на замедление глобального роста.

Уже в мае 2019-го Трамп объявил о введении новых пошлин, охватывающих $200 млрд китайского импорта в год, а также об усилении ранее введенных торговых ограничений. Китай не заставил себя долго ждать и также приступил к ответным контрмерам, уже в отношении американских товаров.

Но стоит признать, что политика Трампа постепенно приводит к снижению торгового дисбаланса во взаимной торговле Китая и США. Так, если в январе 2018-го положительное сальдо в пользу Поднебесной составляло $29,89 млрд, то в январе этого года - уже $27,3 млрд, в первую очередь за счет падения китайского экспорта в Америку на 2,4%.

В новой экономической парадигме США многое изменилось. Начиная с того, что страна из нетто-импортера энергоресурсов стала нетто-экспортером и заканчивая фискальным маневром по глобальному развороту инвестпотоков обратно в "родную гавань", когда выгоднее становится инвестировать не в открытие новых производств в Китае, а на родине. В этой модели все прекрасно: и таможенная политика, и фискальный маневр, и монетарные инструменты стимулирования денежного предложения, и политика снижения энергетических тарифов. Перед нами новая экономическая "звезда смерти", способная одну за одной уничтожать развивающиеся экономики и первым на очереди в списке - Китай как главный конкурент США за мировую гегемонию.

Для нас подобное перестраивание мирового табеля о рангах чревато замедлением роста глобальной экономики. С другой стороны, как любят повторять израильские экономисты, любой кризис - это прежде все незаменимый стимулятор для поиска нестандартных решений и выработки креативной экономической политики.

Кто нам мешает, тот нам поможет

Даже возможный кризис американо-китайских отношений может нести для нас и выгоду, которую трудно разглядеть за пеленой очевидных негативных последствий. На международной инвестиционной конференции Game of Thrones: Final Season?, владелец группы компаний "Укрлендфарминг" Олег Бахматюк заявил, что "спор между Китаем и США открывает огромные возможности для Украины..." По оценке Бахматюка, развитие китайского направления может принести в украинскую экономику дополнительный поток в размере до $30 млрд, а для активизации новых инвестпроектов на восточном векторе развития страны Украине необходимо привлечь $5-10 млрд прямых иностранных инвестиций, а не заемных средств МВФ.

Окно как двери

Чтобы оценить перспективы нового "окна возможностей", необходимо проанализировать модельный 2017 г., когда стартовала политика торгового протекционизма, инициированная США. Торговый оборот между Америкой и Китаем составил тогда более $710 млрд.

Источник: ESA, NBSC

На долю китайского экспорта в США приходилось 74%, а на американского в Китай - 26%. Уже их этих цифр видна ужасающая диспропорция, возникшая в ущерб Штатам и в пользу Китая.

За последние годы экономический рельеф Украины значительно упростился и уплощился. В глобальных цепочках добавочной стоимости мы постепенно оседаем в нижний эшелон сырьевых стран. В этой упрощенной парадигме развития тяжело вмешиваться в спор больших стран. Но здесь важно "зрить в корень": многие детали при поверхностном анализе ускользают.

Источник: ESA, NBSC

Если взять структуру экспорта Китая в США, то здесь нам ловить особо нечего: на первом месте с показателем в $146 млрд находится электротехническое оборудование, на втором машины и оборудование ($110 млрд), на третьем - мебель и постельные принадлежности ($32 млрд). Более интересна структура экспорта США в Китай.

Источник: ESA, NBSC

Здесь наряду с недоступными для нас позициями, такими как самолеты ($16 млрд) или автомобили ($13 млрд), есть и более приземленные, в том числе зерно, ягоды, орехи и фрукты - $13 млрд. В сезоне 2016-2017 гг., по данным Министерства сельского хозяйства США (USDA), Америка экспортировала почти 59 млн т сои, значительная часть которой пошла именно в КНР. После начала торговой войны и введения на нее 25%-ной пошлины в Китае, в сезоне 2017/2018 гг. продажи сократились до 58 млн т. В прошлом году показатели импорта сои в Китай из США упали до десятилетнего минимума - 16,6 млн т по сравнению с 33 млн т в 2017-м. Американцы вынуждены продавать данный вид продукции на других, менее выгодных рынках. А китайцы достаточно быстро диверсифицируют пакет своих сырьевых заказов: по данным Главного таможенного управления КНР, импорт сои из Бразилии в декабре прошлого года вырос на 26%, а годовые поставки увеличились с 1,94 млн т до 4,39 млн т. Примечательно, что декабрьские поставки данного продукта из США в Китай сократились на 99%.

Украина пока не является существенным мировым игроком на рынке сои: среднегодовой показатель экспорта масличной находится в диапазоне 2,3-3 млн т, хотя может быть существенно увеличен в случае открытия новых рынков. В 2019-м 70% объема украинской сои покупают такие страны, как Турция и Беларусь.

Тем не менее начало торговых войн между Китаем и США уже отразилось и на отдельных сегментах американской экономики. Причем негативно: по оценкам Bloomberg, экспорт сои из США в ближайшие 10 лет, то есть до 2028-го, не вернется на уровень маркетингового сезона 2016/2017 гг., в первую очередь из-за того, что новым окном возможностей по экспорту сои в Китай уже воспользовались страны Южной Америки.

Украинские шансы

Из $2,2 млрд экспорта украинских товаров в КНР по итогам прошлого года, $552 млн пришлось на зерно, $426 млн - на растительное масло и масличные культуры и $143 млн - на отходы пищевой промышленности. Уже сейчас аграрная продукция занимает более половины в структуре нашего экспорта в китайском направлении.

Источник: Госстат

Мы объективно не сможем потеснить американцев на китайском рынке в части поставок самолетов, но вполне можем заместить аграрный экспорт из США в Китай, и речь идет о поставках на $13 млрд, часть из которых может быть получена нашими экспортерами.

А вот новое открытие рынка США для украинских товаров может быть осуществлено в рамках американского аналога европейской программы EBA (Everything But Arms) или "все, кроме оружия". Ее суть в том, что страны, входящие в список (часть Азии и Африки), могут беспошлинно поставлять на рынки ЕС и США широкий спектр товаров, по которым устанавливается так называемый толерантный принцип.

Маленькая Камбоджа с незначительным экономическим и сырьевым потенциалом сумела поставить на европейский рынок товаров на 5,7 млрд евро. Заметим, что население в страны 14 млн человек. Примерно такая же схема торговых взаимоотношений есть у Камбоджи и с США, куда уходит еще до 50% местного экспорта. В основном это продукция легкой промышленности: одежда и обувь. Еще есть рис, каучук, рыба, табак, продукция лесопереработки. Но 85% экспорта - именно легпром, то есть товары с высоким уровнем добавочной стоимости. Украина также имеет шанс получить такой же льготный доступ на американский рынок. Способствовать этому должна более прагматичная политика стратегического взаимодействия между нашими странами.

Равнение на Чили

Китайское окно возможностей не будет открыто для нас вечно. В него активно ломятся более расторопные государства. Сегодня в Бразилии и Чили действуют эффективные программы стимулирования экспорта. Так, чилийский экспорт вырос за последние годы в несколько раз. И ставка делается именно на нестандартные направления экспорта, когда Чили внезапно выходит на второе место в мире после Норвегии по мировым продажам лосося. Поддержка чилийских экспортеров осуществляется Корпорацией развития промышленности (CORFO) и Государственным банком Чили. Организационные методы стимулирования экспорта и вопросы информационной поддержки координирует госорганизация "ПроЧили". Основной акцент делается на малые и средние предприятия с объемами экспорта до $30 млн в год.

Среди инструментов стимулирования стоит выделить:
1) Частичное возмещение процентной ставки по кредиту и его тела в случае невозврата (до 50% задолженности).
2) Долгосрочное кредитование иностранных компаний - покупателей продукции местных экспортеров в линейке товаров длительного пользования, инвестиционных товаров и инжиниринговых услуг. Кредитные линии открываются для иностранных покупателей местной продукции на срок от 1 до 10 лет с льготным периодом в 30 мес.
3) Кредитование закупок импортного оборудования и технологий для производства товаров нетрадиционного экспорта на срок от 6 мес. до 8 лет с льготным периодом в 18 мес.
4) Предоставление гарантий по кредитам, выданных микро-, малым и средним предприятиям-экспортерам на обновление основных средств. Гарантия покрывает от 50% до 80% тела кредита и выдается на срок 1-10 лет за счет средств специального госфонда.
5) Государственные субсидии, покрывающие 80% затрат МСБ на консультационные услуги и маркетинговые исследования.

Кроме того, экспортеры нетрадиционных видов продукции получают существенные налоговые льготы. И благодаря данной модели создаются предпосылки для наращивания экспорта с высоким уровнем добавочной стоимости.

Простыми словами, Украине нужно не просто частично заменить американскую сою на китайском рынке, но и наращивать продукцию, произведенную из нее: соевое масло, корма для скота, соевое молоко, а также замещать сою альтернативными видами продукции: рапсом, шротом и т. д. И, разумеется, активно развивать остальные сегменты международного рынка.

Примечательно, что в РФ уже начали активно наращивать посевы сои на Дальнем Востоке, особенно в формате малых и средних фермерских хозяйств и привлекать для этого инвестиции из Китая. "Сейчас между Китаем и США развязалась торговая война, и больше всего под ударом окажется именно сельское хозяйство. Китай ежегодно импортирует до 95,5 млн т соевых бобов, основными экспортерами выступают Бразилия, США и Аргентина. В будущем, конечно же, Китай не будет импортировать из США... это означает, что нужно ввозить из других стран. Это очень хороший шанс для России", - заявил генеральный секретарь Китайской ассоциации по развитию предприятий за рубежом Хэ Чжэньвэй". Кроме того, он отметил, что: "Если Россия увеличит посевы сои, то это будет хорошим шансом для привлечения китайских инвесторов.

То есть и для Украины создается уникальный исторический шанс создать новый капитализированный сегмент нетрадиционного экспорта по схеме "китайские инвестиции - производство в Украине - сбыт в Китае". И объем инвестиций здесь можно оценить примерно в $10 млрд в год на протяжении ближайших пяти лет.

Нобелевский лауреат Пол Кругман создал реалистическую теорию международной торговли, согласно которой развитые страны доминируют за счет того, что их крупные технологические корпорации выигрывают конкурентную борьбу, экономя на масштабе, а развивающиеся страны эту борьбу проигрывают, даже имея дешевую рабочую силу. Таким образом, последним нужно временно ограничивать импорт и стимулировать развитие внутренних производств, а по мере их конкурентного усиления постепенно снимать таможенные барьеры. Так поступали в Японии, Тайване, Южной Корее, Сингапуре, Китае. Есть и позитивная теория Кругмана, которая заключается в том, что государство должно стимулировать те отрасли, которые приводят к появлению новых подотраслей реального сектора экономики, как это произошло в Японии, когда развитие металлургии способствовало зарождению машиностроения. А ставка на производство конечных товаров тупиковая.

Украина сейчас может активно применять синтезированную модель развития своего экономического потенциала, когда грамотный внутренний протекционизм может совмещаться с усилением нетрадиционных направлений экспорта, в основном в сегменте МСБ, что не исключает развитие и крупных корпораций. Окно возможностей, открывающееся в Китае, настолько широкое, что места хватит всем. Для этого нужно лишь несколько предпосылок и для начала перестать уничтожать свой бизнес и изменить монетарную политику в сторону реального сектора экономики. А дальше - инвестиции и частная инициатива сделают свое дело лучше любого чиновника.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика

 

загрузка...