Техно

Когда в свободной продаже появятся таблетки от старости

Биолог и генетик Брайан Кеннеди: Очень скоро люди буду жить как минимум до 100 лет

Институт исследований старения Бака - уникальный научный центр, в котором изучаются возрастные заболевания и способы борьбы с ними. В 20 лабораториях института ученые мирового класса - генетики, геронтологи, биологи - разрабатывают и испытывают новейшие препараты, способные замедлить возрастные изменения организма и предотвратить сопутствующие этому процессу заболевания. О том, насколько человечество приблизилось к бессмертию и сможем ли мы в обозримом будущем достичь вечной молодости, "ВД" рассказал Брайан Кеннеди - президент Института исследований старения Бака, один из ведущих специалистов в области биологии старения и генетических мутаций.

"ВД"  Вам уже удалось в несколько раз увеличить продолжительность жизни червя, дрожжевого грибка и лабораторной мыши. Можно ли говорить, что так называемый ген долголетия существует? Когда начнутся эксперименты по замедлению старения у людей?

Б.К. Гены долголетия существуют, но не в том смысле, что стоит включить какой-то из них - и человек тут же перестанет болеть и станет жить вечно. Организм людей - сложнейшая система, и ее невозможно контролировать включением-выключением одного или даже нескольких десятков ген. Что мы можем реально сделать, так это, изменяя активность некоторых из них, замедлить старение. Отдельные генные мутации действительно увеличивают жизнь, но лишь потому, что они контролируют процессы, косвенно влияющие на старение организма, например, гены, отвечающие за вывод из организма токсинов. Да, уже удалось существенно продлить жизнь лабораторным животным, многие из методик были тщательно проверены, доказана их эффективность и безопасность, так что в ближайшие несколько лет начнутся эксперименты по замедлению старения у людей.

"ВД"  То есть сохранить вечную молодость вполне реально?

Б.К. Многие болезни появляются с возрастом, что свидетельствует об их непосредственной связи со старением. Старение - это в прямом смысле смертельная болезнь, а возрастные патологии являются его проявлениями или биомаркерами. Болеют, конечно, и 20-летние, но частота заболеваний с возрастом увеличивается, причем многократно. Если данный факт будет официально признан современной медициной, это в корне изменит подход к лечению и поможет бороться с реальными причинами старения, а не с их симптомами в виде заболеваний. Сейчас пациентам назначают лекарства от уже начавшихся болезней, но даже если их добросовестно принимать, в пожилом возрасте неизбежно начнутся новые проблемы: ведь когда организм стареет, ослабевают его защитные силы. Мы же предлагаем иной подход: предотвращать само старение, и тогда удастся уберечься от многих опасных болезней. Подавляя причины старения, в частности возрастозависимое снижение активности определенных генов, мы достигнем гораздо большей продолжительности жизни и существенного улучшения ее качества - то есть добьемся максимально длительного периода молодости.

Фото "ВД"

"ВД"  Вы сейчас работаете над антивозрастным препаратом рапамицином. Что это за лекарство и каковы результаты исследований?

Б.К. Рапамицин - это вещество, которое вырабатывают особые почвенные бактерии. Его уже применяют в клинической практике: назначают пациентам после трансплантации тканей и органов. Препарат подавляет иммунитет и помогает избежать отторжения донорских органов. Мы же обнаружили новые особенности рапамицина: в экспериментах на животных с его помощью удалось не только увеличить продолжительность жизни, но и создать устойчивость к самым опасным возрастным болезням - раку, диабету, сердечно-сосудистым заболеваниям, болезням Паркинсона, Альцгеймера. Когда рапамицин давали мышам, чей возраст в переводе на человеческий составлял 60-65 лет, они жили здоровой, полноценной жизнью на 15% дольше. Для людей это будет означать 15 дополнительных лет здоровой жизни. То есть, начав принимать лекарство даже после 60, можно будет прожить без болезней до 100 лет. Но рапамицин - это всего лишь одно лекарство, а через 20 лет у нас будут несколько десятков лекарств, которые замедляют старение.

"ВД"  Но пока даже у наилучших таблеток есть побочные эффекты...

Б.К. Проблема заложена в изначальном свойстве препарата - он подавляет иммунитет. Кроме того, рапамицин повышает риск развития диабета. Поэтому сейчас я и мои коллеги работаем над решением важной задачи: сохранить полезные - защитные и антивозрастные - свойства препарата и устранить негативное воздействие. Как только мы это сделаем, будет создано первое в мире лекарство от старения. Надеюсь, это произойдет в ближайшие несколько лет. К тому времени старение наверняка официально признают болезнью - ведь без этого мы просто не сможем зарегистрировать препарат как антивозрастное средство.

"ВД"  А как вы относитесь к идее воздействия на процессы старения управлением генами?

Б.К. Основная идея состоит в том, чтобы стимулировать собственные защитные силы организма. У нас есть все, чтобы оставаться всю жизнь здоровыми - ведь все наши системы довольно эффективно обновляются. Чтобы избежать старения, этот процесс нужно всего лишь немного стимулировать. Например, ускорить восстановительные процессы можно за счет активизации генов репарации, регенерации, а также внедрения в организм определенных генов, которые по тем или иным причинам вышли из строя. Например, лабораторные опыты показали, что если добавить грызуну всего один ген теломеразы, то это существенно повышает продолжительность его жизни. Старение происходит из-за того, что клетки при каждом делении теряют теломеры, молекулярные структуры, которые располагаются на концах всех хромосом. Если имплантировать в клетки ген, отвечающий за выработку теломеразы, период здоровой жизни, как и жизни в целом, существенно увеличится. Возможно, это будущий путь к бессмертию. И таких генов великое множество, причем большинство из них пока не открыто. Так что можете себе представить, какие у нас с вами оптимистичные перспективы.

"ВД" А есть ли шанс повернуть процесс старения вспять - отключить гены старения и включить гены молодости?

Б.К. Важно найти гены, управляющие процессом старения, и правильно их активировать - тогда они могут оказать очень мощное воздействие и даже обратить процесс старения вспять. Недавно ученые из Гарварда ввели в гены молекулу NMN, которая в течение всего одной недели полностью развернула процесс старения в мышцах. На основе этой разработки планируется создать лекарство, способное вернуть молодость клеткам человека. Методика чрезвычайно многообещающая, причем, очевидно, она скоро внедрится в практику: эксперименты уже вышли из лаборатории и проводятся на людях. Разумеется, перед тем было доказано, что такие молекулы не оказывают вреда здоровью человека.

"Когда в наши клетки поступает меньше питательных веществ, они более активно очищаются и занимаются "сапомочинкой", за счет чего отдаляется старение"

"ВД" Сейчас проводится множество генных экспериментов, а ведь большинство генов еще не изучены, не приведет ли это к драматическим последствиям?

Б.К. Разумеется, мы должны быть очень осторожны. Прежде чем какая-либо из методик тестируется на людях, она годами проверяется в лабораториях. Все препараты очень жестко контролируются ВОЗ. Пока никаких проблем не возникало, надеюсь, что не возникнет их и в будущем - когда генетика существенно продвинется вперед и генетическая терапия, диагностика станут обыденной практикой. Тогда наверняка будет сформирована для этого правовая, юридическая база. Никто не собирается без вашего на то согласия трансформировать ваш ДНК.

"ВД"  Может быть человечеству стоит поучиться вечной молодости у природы? Например, африканский грызун голый землекоп никогда не стареет...

Б.К. Это животное с так называемым пренебрежимым старением, то есть его смерть не зависит от возраста. В сравнении с другими грызунами землекоп просто супердолгожитель: зафиксирован случай, когда животное дожило в неволе до 40 лет, что на порядок дольше крыс и мышей, сохранив при этом на протяжении всей жизни способность к размножению. Тайна долголетия грызуна заключается в необычной структуре рибосом, на которых происходит синтез белка: вместо двух компонентов у него их три, причем синтез белка происходит довольно быстро. У человека изменить структуру рибосом нельзя, но если замедлить синтез белка в клетках, то можно продлить жизнь организма в целом. Сейчас в этом направлении ведутся исследования - в частности, поиск отвечающих за этот процесс генов.

"ВД"  Какие разработки в сфере генетики вы считаете наиболее перспективными?

Б.К. Все методики по возобновлению уровня мелатонина - гормона, который регулирует биологические ритмы нашего организма, работу гормональной системы, управляет иммунитетом. С возрастом выработка мелатонина сокращается, что приводит к ухудшению здоровья. Если стимулировать выработку этого гормона, можно негативные процессы существенно затормозить. Только представьте: мутация всего одного гена червя нематоды продлевает его жизнь в десять раз. Столь же впечатляющих показателей удалось достичь благодаря отключению одного из генов у дрожжевого грибка, правда, его пришлось посадить при этом на низкокалорийную диету.

"ВД" Одной из самых актуальных "антивозрастных" методик является сейчас так называемая calorie restriction?

Б.К. Это действительно один из наилучших путей сохранения молодости. Когда в наши клетки поступает меньше питательных веществ, они более активно очищаются и занимаются "сапомочинкой", за счет чего отдаляется старение. Наш институт не занимается данном направлением, но наработок в этой сфере немало. Например, в Университете Висконсина такое исследование проводилось на протяжении 25 лет, поэтому результатам можно доверять. Одну группу макак перевели на диету с пониженной на 30% калорийностью, другую не ограничивали в еде. В последней группе риск смерти вырос втрое по сравнению с приматами из низкокалорийной группы. Ученые из Университета Вашингтона проводили наблюдение за людьми: они выяснили, что у тех, кто придерживался низкокалорийной диеты в среднем около семи лет, сердце функционировало так, будто они были на 20 лет моложе, причем возраст испытуемых - порядка 50 лет и старше. Так что это работает, но главное, ограничивая себя в калориях, не забывать о правильном пищевом балансе. Заметьте, кстати, что речь не идет о постоянном недоедании, а о потреблении калорий чуть ниже среднего. Дело в том, что многие американцы съедают более 4000 Ккал (причем средняя норма для мужчин - 2800 Ккал), и это реальный ущерб для здоровья. А вот делать регулярно разгрузочные дни очень полезно - чтобы организм сам себя ремонтировал.

"ВД"  В последнее время нашли много генов, определяющих характер человека, его наклонности, социальное поведение, привычки. Получается, мы полностью управляемы генами?

Б.К. Это одна из главных тем сегодняшних дискуссий в научном мире. Я считаю, что генетика влияет на нашу жизнь на 40%, а остальное зависит от самого человека, среды, в которой он живет. Мы же мыслящие существа и вполне способны вне зависимости от наличия или отсутствия гена обжорства, агрессии и т.  п. себя контролировать, над собой работать. Так что свалить все на гены не получится.

"ВД"  Как будет развиваться генетика и проводиться профилактика старения лет через сто?

Б.К. Я не футоролог и не владелец фабрики по клонированию, а ученый-прагматик. Поэтому я делаю прогнозы исключительно на основе уже имеющихся разработок и текущих исследований. Могу сказать наверняка: в течение предстоящих 10 лет замедление старения станет реальной возможностью, и благодаря этому мир кардинально изменится. И начнем мы с того, что отсрочим болезни и старость хотя бы лет на 15. Так что очень скоро люди будут жить как минимум до 100 лет, а там посмотрим.

Брайан Кеннеди

Биолог и генетик, президент Института исследований старения Бака

Массачусетский технологический институт: факультет биологии, аспирантура, докторская степень
Центр исследования рака: департамент биохимии, докторантура

Массачусетский технологический институт: профессор, автор и участник исследований (среди них - разработка модулятора старения SIR2)

Университет Вашингтона, профессор, научный сотрудник департаментов генетики и биотехнологий, автор более 60 научных статей в журналах Cell, Nature, Science, Proceedings of the National Academy of Sciences и др.

Институт исследований старения Бака, президент, автор технологии target of rapamycin, а также ряда исследований генетических мутаций