Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Долой обязательный шведский! Почему финны больше не хотят учить язык муми-троллей

Пятница, 22 Сентября 2017, 09:00
В Финляндии считают, что изучение английского или немецкого открывает перед детьми куда больше возможностей

"Ассоциация финской культуры и идентичности" и "Свобода выбора языка" протестуют против обязательного изучения шведского языка перед зданием парламента в Хельсинки

Министр по делам Европы, культуры и спорта Финляндии Сампо Терхо объявил об эксперименте по отказу от обязательного изучения шведского языка в школах некоторых регионов страны, который стартует в 2019 г.

Финну - финново, а шведу - шведово

На сегодняшний день, согласно Конституции, Финляндия является двуязычной страной. Число носителей шведского языка оценивается не более чем в 290 тыс. человек при общем населении Финляндии в 5,5 млн. Традиционно шведский язык распространен на западном и южном побережьях Финляндии. Несмотря на то что в отдельных областях страны шведскоязычная община превалирует, в общегосударственном масштабе носители шведского языка остаются меньшинством в самом буквальном понимании этого слова.

Период новейшей истории отказа от обязательного изучения шведского языка в школах начался в марте 2015 г., когда депутаты Сейма Финляндии большинством голосов - 134 против 48 - отклонили гражданскую инициативу, с которой выступило общественное движение Vapaa kielivalinta (Свободный выбор языка). Инициаторы исходили из того, что в изучении шведского языка для финнов нет практической надобности и предлагали оставить его обязательное изучение исключительно шведам. В то же время с незначительным перевесом голосов финский Сейм одобрил предложение о введении понятия так называемых региональных языков. К таким языкам относятся саамские, финский кало и карельский, имеющие распространение в местах компактного проживания носителей, к которым предлагается отнести и шведский язык. Статус регионального, в частности, предусматривает возможность обучения в детсадах и школах на этом языке. И хотя шведский все еще остается вторым государственным языком (только на Аландских островах он единственный официальный), финский постепенно становится главным официальным языком страны.  

Не шведы, но и не русские

Начало шведского владычества на территории нынешней Финляндии было положено в 1155 г., когда шведский король Эрик IX вознамерился отправиться в крестовый поход с целью принести христианство диким племенам Суоми. Этот период продолжался 650 лет. В 1809 г., после окончания русско-шведской войны, территория Финляндии по Фридрихсгамскому мирному договору перешла в собственность Российской империи. Русский царь Александр І объявил Финляндию автономным Великим княжеством, причем во многом автономия оказалась вовсе не декларативной.

Это привело к невиданному доныне подъему самосознания финнов. В ХІХ в. финская культура расцветает, провозглашая и воспевая идеи единой нации и единого языка. Русские цари, озабоченные немалыми проблемами, постоянно возникавшими на территориях других колоний Российской империи, оставили процесс зарождения национальной самоидентификации Финляндии без надлежащего внимания.

Надо отметить, что если не во главе, то в передовых эшелонах этих изменений шли финские деятели науки и культуры шведского происхождения. Немалый вклад в продвижении финнофильских идей внес шведский писатель и философ Йохан Снелльман. Именно он сыграл значительную роль в становлении финского языка как государственного. Другой швед - историк и поэт Адольф Арвидссон - стал вдохновителем идеи независимости Финляндии. Его деятельность на этом поприще очень метко охарактеризовал Йохан Снелльман: "Мы не шведы, русскими мы не хотим становиться, так будем же финнами". Справедливости ради надо сказать, что финнами финны были всегда, но свой суверенитет Финляндия обрела лишь в 1917 году.

Однако расставание со Швецией в 1809 г. не породило глубокой неприязни между двумя народами. Более того, шведов не покидало подспудное чувство вины за то, что они не сумели уберечь своих соседей от русского порабощения. Во время советско-финской войны 1939-1940 гг., а также Второй мировой войны Финляндия получила колоссальную материальную поддержку от шведского правительства и безграничные сочувствие и симпатию от простых шведов.

Об этом весьма откровенно свидетельствует шведская писательница Астрид Линдгрен в своих "Дневниках военного времени": " ... мы страдали от несчастной любви к Финляндии и отдавали ей все, что могли отдать, - деньги, сотнями миллионов, а также оружие, амуницию, одежду, пищу, кровь, лыжи, одеяла, машины скорой помощи, медицинское оборудование, шерстяные вещи, которые мы вязали, как одержимые... Мы приютили в Швеции тысячи и тысячи детей, заводы работали по выходным дням ради Финляндии, люди ежемесячно жертвовали дневной заработок и так далее до бесконечности. И все равно нас не покидало гнетущее чувство, что мы делаем недостаточно".

Нет оценок и предметов - нет стресса

Но вернемся же в наши дни. Обсуждать инициируемый отказ от обязательного изучения шведского языка, не упомянув об особенностях финской системы образования, было бы крайне ошибочным. Традиционно считается, что качество обучения в Финляндии необычайно высоко. Школьное образование гарантируется каждому ребенку вне зависимости от обеспеченности семьи. Работа учителя там очень хорошо оплачивается и считается престижной. Школы прекрасно оборудованы, отвечают самым современным стандартам, а иногда и опережают их. Но даже эти важные факторы не являются основными, когда говорят о прогрессивности финского образования.

В основе современной модели начального и среднего образования в Финляндии лежат два ключевых принципа. Во-первых, отношение к ребенку, который не должен быть лишен своего детства. Учеба - в школе, а вечером и по выходным дням детям лучше отдыхать и развлекаться, а не становиться рабами учителей. Во-вторых, финская школа не ориентирована на бездумное заучивание огромных массивов информации. Образовательный процесс делает акцент на практическом применении полученных знаний и навыков. В нашей стране такой подход довольно часто критикуется сторонниками советской образовательной модели, однако мировые рейтинги в этой сфере свидетельствуют, увы, не в нашу пользу.

Финский школьник не прогрызает зубами дорогу в будущее, он непринужденно шагает по ней - без стресса и лишних усилий. Отказ от оценок и деления на предметы направлен на стимулирование в ребенке основополагающего навыка - самопознания, а родителям оставляет больше возможности для самостоятельного выявления природных талантов детей.

Философия финского образования, пожалуй, ярче всего объясняет возникшую сегодня идею отказа от обязательного изучения шведского языка, который в повседневном общении использует лишь 6% населения Финляндии. Это довольно веский аргумент отказаться от него в пользу более "полезного" языка - английского или немецкого. Финны сетуют, мол, в самой Швеции дети еще в школе осваивают два популярных иностранных языка, в то время как финский ребенок тратит время и силы на изучение шведского, что делает его менее конкурентоспособным в глобализированном мире. 

Отставить панику

В то же время нельзя однозначно утверждать, что сами этнические шведы противятся нововведению или видят в нем угрозу для своей культурной среды. Социологические исследования показали, что если ещё в ХХ в. носители шведского считали себя финскими шведами, то сегодня они сами себя идентифицируют шведоязычными финнами.

Однако и на законодательном уровне ничто не свидетельствует о реальной угрозе для статуса шведского языка в Финляндии. В программе действующего правительства четко задекларировано, что, согласно Конституции и системе ценностей, Финляндия - страна двуязычная. А это значит, что носителям языка автора Муми-троллей Туве Янссон - финской писательницы, писавшей на шведском, - не грозит окончательная языковая ассимиляция. С большой долей вероятности можно утверждать, что исповедующие прагматизм финны не позволят языковому вопросу развиваться в ущерб благу своих граждан и страны.

Языковой вопрос - вопрос выживания и развития

История Финляндии настолько перекликается с историей Украины, что, пожалуй, будет уместным провести некоторые параллели. Украина на протяжении столетий была колонией Российской империи, а украинский язык так же, как и финский, пережил периоды становления, культурного расцвета и запрета. И для украинцев, и для финнов язык был инструментом выражения национального самосознания.

Сегодня Финляндия - страна с одним из самых высоких уровней жизни в Западной Европе. И во многом ее пример может быть полезен Украине. В первую очередь в том, что язык - не так политический вопрос, как вопрос экономический, ключ к выживанию и развитию. Финский ребенок, свободно владеющий английским, сможет реализовать себя куда успешней украинского ребенка, владеющего русским. Недаром говоря об эксперименте по отказу от шведского министр Сампо Терхо отметил: в Финляндии во многих сферах не хватает сотрудников, владеющих иностранными языками.

Между тем политики, поднявшие истерику из-за ограничения изучения языков нацменьшинств в украинских школах, и о детях, и об их будущем думают в последнюю очередь. Финский опыт показывает, что можно уйти из орбиты "русского мира", не поссориться со русскоязычными и при этом успешно отстаивать свои собственные интересы.

Так что если Украина действительно хочет стать частью Европы, то без реформирования системы образования, отказа от равнения на Москву и переориентирования на языки передовой науки и культуры не обойтись. Именно это позволит воспитать новое поколение, которое будет конкурентоспособным в новом мире. Доказано финнами.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество