Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Наследники Пиночета. Почему чилийцы за 4 цента разгромили половину метро Сантьяго

Среда, 23 Октября 2019, 11:00
Как повышение цен на 30 песо взорвало ситуацию, напомнив о 30 годах без социальных лифтов
Фото: Getty Images

Фото: Getty Images

Против чего протестуют чилийцы

В Чили с 18 октября проходят массовые протесты, которые уже привели к гибели десяти человек. Формальным поводом для их начала стало повышение цен на проезд в метро с 800 до 830 песо (с $1,12 до $1,16). Но хотя президент страны Себастьян Пиньера уже 19 октября напрямую вмешался в ситуацию, отменив повышение, протесты продолжились. В ходе митингов, сопровождавшихся насилием и актами вандализма, уже задержаны 1462 человека, 62 полицейских и 15 гражданских служащих получили ранения. Десять человек погибли.

Не помогло и объявление чрезвычайного положения, включая введение комендантского часа, чего в Чили не было с 1990 г. Вид военных, привлеченных для обеспечения порядка, вызвал у чилийцев неприятные воспоминания о временах диктатуры Пиночета, что лишь усугубило ситуацию.

Как сообщает LaTercera, по предварительным данным, ущерб, нанесенный метрополитену, оценивается в $200 млн. Из 136 станций пострадали от вандализма 77, из них 20 были подожжены, причем девять сгорели целиком. Столичное метро приостановило работу.

При этом абсолютное большинство протестующих составляли студенты, которых повышение тарифов не коснулось вообще, - стоимость поездки для них составляет фиксированные 230 песо.

Очевидно, что повышение стоимости проезда стало лишь детонатором. Причина же много глубже, она - в недовольстве чилийцев экономической ситуацией, которое копилось уже много лет, о чем они сейчас и заявили. "Это не около 30 песо. Это около 30 лет", - так звучал один из лозунгов протестующих.

Фото: EPA/UPG

Через 30 лет после Пиночета

В ходе военного переворота в Чили 11 сентября 1973 г. было свергнуто законно избранное правительства социалиста Сальвадора Альенде и к власти пришла хунта во главе с Аугусто Пиночетом. Причиной переворота стал глубокий экономический кризис, вызванный массовой национализацией и рядом других неудачных решений, ответственность за которые нес лично Альенде. В результате к середине 1973‑го годовая инфляция в Чили достигла 800 %, а дефицит бюджета - 22 % от ВВП.

Пришедший к власти Пиночет, пытаясь вывести экономику страны из кризиса, начал разворот в противоположную сторону. В частности, он провел массовую приватизацию, что, с одной стороны, помогло - фундамент, заложенный Пиночетом, сделал Чили одной из наиболее экономически и социально стабильных и процветающих стран Южной Америки. Но приватизированы были не только ранее национализированные объекты, а вообще решительно все: пенсионный фонд, медицина, система образования, тот же метрополитен и т. д.

Новой национализации после ухода Пиночета в 1990 г. - за те самые "почти 30 лет" - пришедшие ему на смену правительства проводить не стали, руководствуясь принципом "работает - не трогай". А наследие Пиночета действительно работало - экономика развивалась, рос ВВП, в страну приходили новые инвестиции.

Однако успехи либеральной политики имеют и оборотную сторону. Отсутствие государственной "социальной подушки" ведет к росту экономического неравенства. По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Чили занимает по уровню неравенства первое место среди стран - членов ОЭСР.

Эта ситуация чем-то напоминает постсоветскую. Общество в бывшем СССР и общество в Чили живут "на двух берегах реки". В пост-СССР выходцы из партийной верхушки, либо по меньшей мере из связанных с ней структур, разбогатев на распиле госсобственности Союза и прочно закрепившись у власти, благополучно переживают смену всех политических эпох, продолжая богатеть. Большинство же населения, оказавшееся "на другом берегу", при этом либо беднеет, либо в лучшем случае ценой возрастающих усилий удерживается на прежнем уровне. Способов же перебраться с берега на берег не существует вовсе.

Но если на постсоветском пространстве все крупные состояния так или иначе связаны с происхождением, родством или иными формами причастности к советским элитам и с ними же связаны практически все действующие политики "первого ряда", взлетевшие наверх еще в 90-х, то в экономической и политической верхушке Чили царят люди, так или иначе связанные с ушедшим режимом Пиночета.

Конечно, экс-президент Мишель Бачелет, предшествовавшая Себастьяну Пиньере, - дочь генерала Альберто Бачелета, члена правительства Альенде, погибшего в пиночетовской тюрьме, а сам Пиньера начал политическую карьеру в 1988 г., активно поддержав идею референдума об отставке Пиночета. Но Бачелет - редкое исключение, которое лишь подтверждает общее правило: правящий класс Чили не обновляется. Пиньера же в следующем, 1989 г., возглавил предвыборный штаб Эрнана Бучи, служившего министром финансов в последние годы правления военной хунты, а его родной брат, Хосе Мануэль Пиньера, входил в команду "Чикаго-бойз", группы из 25 чилийских экономистов, выпускников Чикагского университета, восстанавливавших экономику Чили при Пиночете, и был назначен Пиночетом министром труда и соцобеспечения.

Иными словами, политическая элита Чили родом из 1973-1990 гг. Чужих там не бывает, и никакие социальные лифты не доезжают до верхних этажей.

За последние три десятилетия неолиберальная политика сделала Чили одной из самых богатых стран Южной Америки с инфляцией под контролем и легким доступом к кредитам. Но благополучие "в среднем по стране" маскирует ситуацию, достаточно сложную и куда менее благополучную в деталях. В чилийском обществе царит сильнейшее экономическое неравенство, что загоняет многих чилийцев в безнадежные долги. Жизненно важные инфраструктурные отрасли, включая водоснабжение, автомагистрали и существующую пенсионную систему, приватизированные при Пиночете, остались в частных руках, что также не способствует социальной защите уязвимых слоев населения. Это относится и к метро Сантьяго, крупнейшему в Южной Америке.

За последние годы тарифы на проезд в метро неоднократно повышались, дойдя до уровня, когда большая часть населения чилийской столицы тратит на транспорт порядка шестой части своего дохода. Возмущение этим созревало долго и вот, наконец, выплеснулось наружу. Студенты же, имеющие право на льготный проезд, вышли протестовать, во-первых, против собственного ближайшего будущего, а во-вторых, против настоящего своих родителей.

Фото: Getty Images

Провал реформы образования и разочарование в правящем классе

Предшественница Пиньеры, Мишель Бачелет, занимавшая пост президента с 2014 по 2018 гг., победила благодаря обещанию поднять налоги для самых богатых, с тем чтобы дать молодежи доступное высшее образование. Обещанная реформа была проведена в 2016 г.

В теории это дало возможность примерно 50% студентов получать государственную субсидию на обучение, но проблемы полностью не решило. Гранты, выделяемые университетам, не покрывали расходы на образование полностью. К тому же они не решали и проблем студентов с жильем на период обучения. Между тем Чили - одна из самых дорогих стран Латинской Америки, а Сантьяго - дорогой для жизни город даже на фоне остальной страны.

Таким образом, реформа оказалась полумерой, хотя и улучшившей ситуацию, по сравнению с существовавшей ранее системой получения кредитов на образование, но не устраивающей ни студентов, ни руководство вузов, ни имущие слои населения, получившие дополнительные налоги. В итоге на выборах 2018 г. победил Пиньера, обещавший не прекращать реформы, но упростить для предпринимателей бюрократические процедуры, введенные предыдущим правительством, а также обеспечить экономический рост страны.

Чем закончатся протесты?

В воскресенье, 20 октября, президент Чили сравнил сложившуюся в стране ситуацию с войной. "Мы находимся в состоянии войны. У нас мощный, беспощадный враг, для которого нет ничего святого, который готов применять насилие, не ставя себе никаких границ, даже если речь идет о человеческих жизнях", - заявил Пиньера. Но уже в понедельник, 21 октября, он заявил, что правительство готово пойти на переговоры с митингующими и выслушать их предложения по улучшению качества жизни и сокращению социального неравенства. Правда, очевидно и то, что правительство попытается свести торг к частностям и уступить лишь по мелочам, не идя на крупные уступки. Хотя, с другой стороны, иных вариантов и не просматривается. Решением проблемы могли бы стать только структурные реформы, но к ним никто не готов - ни политически, ни экономически.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир