Мир

Чем отличаются ЧП в Турции и Франции

Эрдоган европейской мечте предпочел монополию власти

Фото: stopmakingsense.org

На сегодняшний день в пяти странах мира было введено чрезвычайное положение: Венесуэле, Мали, Тунисе, Турции и Франции. Главной причиной венесуэльского ЧП является, грубо говоря, бестолковость левых популистов, деятельность которых привела к неуклонному умерщвлению экономики (в 2017 году этой латиноамериканской стране обещают 1600-процентную инфляцию) и острому дефициту продуктов, что породило ярко выраженное сопротивление народных масс.

Мали - это частые нападения исламистов на миротворцев и иностранцев в целом как в отелях, так и на военных базах. Однако здесь сильно влияние стран, которые участвуют в миротворческой миссии, поэтому особого закручивания гаек в ходе ЧП не происходит. Да и не возникает вопросов с его прекращением. У соседнего Туниса сейчас остро стоит проблема с боевиками "Исламского государства" (ИГ), которые активничают на границе, совершая набеги из Ливии. Североафриканская страна вплотную сталкивается с угрозами джихадизма и терроризма.

Не понаслышке знают о них и Франция с Турцией. Во Франции ЧП было введено после трагических ноябрьских событий в Париже, которые унесли жизни 130 человек. С тех пор власти уже несколько раз продлевали режим чрезвычайного положения. И последний раз решение об этом нижняя палата приняла в связи с новым терактом в Ницце.

Практически одновременно с кровавой атакой экстремиста с тунисскими корнями Мухаммеда Булеля на грузовике произошла попытка военного переворота в Турции. Весь мир замер, внимательно наблюдая за происходившим в Стамбуле и Анкаре в ночь на 16 июля. Не будем лишний раз пересказывать произошедшее, поскольку реакция и действия турецких властей также заслуживают внимания, возможно даже больше, чем сам путч. 

На следующий же день после этой попытки госпереворота, которую власти повесили на известного проповедника и общественного деятеля Фетхуллаха Гюлена, последовал жесткий ответ. Причем на всех уровнях. Возмездие Реджепа Тайипа Эрдогана и его сторонников коснулось и военных, и полицейских, и работников Минобразования, и СМИ. Апогей - это решение о введении ЧП в Турции сроком на три месяца, которое было принято во время заседания министров под руководством турецкого лидера, длившееся четыре часа и сорок минут. Как сообщает турецкий канал NTV, который вел трансляцию заседания, Эрдоган подчеркнул, что чрезвычайное положение не противоречит демократии. Но так ли это?

Ведь в тот же день становится известно, что Турция решила временно приостановить выполнение требований Европейской конвенции по правам человека. И при этом сослались на Францию. По словам замглавы правительства Турции Нумана Куртулмуша, власти действовали по примеру Парижа.

Если сравнивать эти две страны, одна из которых является членом Евросоюза, а другая еще недавно стремилась попасть в этот клуб, то французское и турецкое ЧП отличаются в конкретных действиях властей.

Взять ту же Францию. Чрезвычайное положение дало руководству страны широкие полномочия, но как бы ни роптали французы, они не имеют такого размаха как в Турции. Во Франции власти сейчас могут запрещать митинги, вводить комендантский час, конфисковать оружие или отправлять людей под домашний арест. Да, Париж хромает в части обысков, которые правоохранители могут проводить без ордера. По последним данным, из 4 тыс. таких обысков лишь 7% привели к судебным разбирательствам.

Критики заявляют, что Олланд с Вальсом могут в течение недели скатиться к диктатуре, а оппозиция довольно часто выражает опасения, что народ лишат права на акции протеста. Это особенно тревожно для них, когда страна бунтует против трудовой реформы, ущемляющей в некоторой степени права французских работников. Закон этот был принят, точнее продавлен премьер-министром, в четверг. Но не суть. Ведь митинги профсоюзов и студентов проводились и в апреле, и в мае, и в июне. И на улицы выходили десятки тысяч человек по всей Франции, а демонстрации часто перерастали в столкновения с полицией. И акции будут проводиться в дальнейшем. Ближайшая запланирована профсоюзами на 15 сентября. Как и ранее, никто военных, например, против демонстрантов не кинет, не утопят митинги, которые, будем откровенны, создают удобную для исламистов атмосферу, в крови.

Для этого Франция достаточно демократична и цивилизована. Хотя, действительно, в стране наблюдаются явные проблемы с противодействием терроризму. Накануне группа бразильских экстремистов, присягнувшая в Telegram на верность ИГ, к сожалению, справедливо заметила: "Если французская полиция не может остановить нападения на своей территории, то подготовка бразильской полиции не позволит ей сделать вообще ничего".

Париж не шагнет в пропасть диктатуры. По меньшей мере, пока у руля находится социалист Олланд. Не шагнет даже при общественном одобрении жестких мер. По данным Института общественного мнения (IFOP), примерно 80% французов поддерживают продление ЧП. Такое вот статус-кво. Вальс обещает французам новые теракты, новые жертвы и призывает научиться жить с постоянной угрозой. В таком состоянии Франция, возможно, будет пребывать еще некоторое время. По крайней мере еще год, ведь следующее рассмотрение продления режима состоится в 2017 году - перед президентскими выборами. А значит, для обеспечения правопорядка ЧП будет необходимо. Но после можно прогнозировать возвращение к обычной жизни демократической европейской державы.

В Турции же такая перспектива крайне сомнительна. На данном этапе. В первую очередь потому, что Эрдоган задолго до путча начал подминать власть под себя в независимости от того, кто стоял за организацией госпереворота - внешние силы, внутренние или власть.

То, с каким рвением Анкара начала "чинить" страну после страшной ночи 16 июля, дает понять, что возврат к демократии, которую так истово защищает Эрдоган, пока под вопросом. На данный момент в Турции под подозрением в причастности к перевороту десятки тысяч человек. Идет массовая зачистка: без работы остались более 50 тыс. человек из различных сфер. Около 9 тыс. правоохранителей под стражей, десятки губернаторов были уволены, а чиновникам запретили выезжать за рубеж. Добивают и СМИ. В Турции и раньше обыски, аресты и судебные процессы над журналистами оппозиционных изданий не были редкостью.

Фото: 24sata.hr

Правда, представитель Эрдогана заявил CNN, что, мол, чрезвычайное положение не означает давления на средства массовой информации. Однако уже известно, что от работы отстранили порядка шести десятков работников информагентства Chihan, а Amnesty International заявляет, что 34 турецких журналистов лишили пресс-карт. То есть любое инакомыслие жестко подавляется.

И инструментарий для этого, благодаря ЧП, у властей есть. В частности, действует своего рода мораторий на митинги, проведение обысков без ордеров. Кроме того, усиливаются полномочия Эрдогана, который при желании сможет взять на себя полномочия главы правительства. Такое желание может возникнуть, если чисто гипотетически парламент пойдет против президента, а ему необходимо будет срочно принять тот или иной закон. В рамках ЧП он может сделать это максимум за месяц по ускоренной процедуре - без рассмотрения в парламенте. Кстати, крепче на ногах будут стоять и 81 губернатор.

Что еще. Конституционный суд Турции по сути "мертв" сейчас, т.к. пока лишен основной функции - контроля за принятием законов. Правительство и губернаторы имеют право запретить печать и распространение газет, журналов, брошюр, книг и листовок, а также ограничить или запретить любые аудио- и видеофиксации любых событий. Проще говоря, телевизор будет показывать "Лебединое озеро".

Кроме того, власти имеют право ввести комендантский час, однако Эрдоган заверил, что этого не будет. "Люди смогут по-прежнему выходить на улицу, вести свой бизнес и заниматься повседневными делами", - заявил он. Однако не потому, что президент такой добрый и великодушный, а потому как понимает, что нет резона загонять сограждан в их дома после того, как многие откликнулись на зов и вышли остановить путч.

Все же остальные механизмы открывают перед ним массу возможностей. Гюлен, который скрывается в США, 21 июля заявил в интервью Hizmet Today, что Эрдоган психически нездоровый человек. "О безумии Эрдогана говорят многие. Рядом с ним постоянно находится несколько врачей, он пьет лекарства, поскольку имеет определенные проблемы. Люди из его окружения говорят, что в своем великолепно выглядящем дворце он нередко испытывает приступы психического расстройства", - утверждает проповедник. Однако тут Гюлен неправ и, скорее всего, сам это понимает. Эрдоган - далеко не псих, а напротив расчетливый и жесткий лидер, решивший окончательно взять Турцию под свой контроль, в чем ему поможет ЧП. Если трех месяцев не хватит, то, несмотря на заверения президента в обратном, его продлят. Причину искать долго не придется, если вспомнить о частых терактах как в Стамбуле и Анкаре, так и на объятом пламенем юго-востоке Турции, где идет борьбе с Рабочей партией Курдистана.

Естественно, такой ход событий не может не тревожить Евросоюз, которому нужна стабильная Малая Азия в контексте миграционного кризиса и общей границей с Сирией, где идет война с ИГ. Федерика Могерини и Йоханнес Ханн, комментируя турецкое ЧП, выразили озабоченность намерением властей "влить свежую кровь" в вооруженные силы. "Это решение принято в свете недавних неприемлемых решений о системе образования, судебной системе и средствах массовой информации ... мы призываем турецкие власти при любых обстоятельствах соблюдать верховенство права, прав человека и основных свобод, включая право всех лиц на справедливое судебное разбирательство", - заявили чиновники.

Впрочем слова Могерини и Ханна с большей долей вероятности канули в пустоту, т.к. Эрдоган ранее уже многократно демонстрировал свое недовольство Брюсселем и вел себя предельно резко. Все это наталкивает на мысль, что евроинтеграционный дрейф Анкары бесславно завершился и Турцию мощным приливом отбросило обратно в объятия ислама.