• USD 27.8
  • EUR 33.6
  • GBP 38.9
Спецпроекты

Наследие кой-коин. Что стоит знать о модном ройбуше и чем хорош "красный эспрессо"

Постулат «здоровое питание – не для гурманов» все больше выглядит анахронизмом. Южноафриканский фиточай ройбос – типичный пример того, как порадовать вкусовые рецепторы с безусловной пользой для организма 

Фиточай ройбос
Фиточай ройбос / Depositphotos
Реклама на dsnews.ua

Известная фраза «Новое — это хорошо забытое старое» давно воспринимается как абсолютная истина. Лишнее подтверждение ее справедливости – очередной всплеск моды на травяные чаи, которые в наши дни чаще называют более коротко: фиточай. Или совсем оригинально: тизан (от итал. tè sano или фр. thé sain – полезный чай). Впрочем, суть от этого не меняется: все они представляют собой неким образом подготовленное растительное сырье, которое заваривается, настаивается и употребляется подобно самому обычному чаю – т.е. продукту из листьев китайской камелии (лат. Camellia sinensis), у которого в мире горячих напитков просто нет конкурентов. Ведь даже в Украине, где общая «чаезависимость» довольно скромна, на каждого гражданина страны все равно приходится около 0,6 кг чая в год.

Тем не менее, симпатия к натуральному чаю (черному или зеленому) обычно не мешает человеку проявлять интерес и к альтернативным чайным напиткам из трав, листьев, цветов, плодов или их комбинаций. Ведь, например, в так называемых барах здоровья при самых востребованных фитнесс-центрах или спа-комплексах широкий выбор соответствующих настоев – основная изюминка заведения. Да и популярный нынче «зеленый туризм» трудно представить без дегустации оригинальных травяных чаев. Впрочем, порядка 4-5% наших сограждан в принципе не дружат с чаем и кофе, зато являются постоянными потребителями тизанов – вне зависимости от моды, компании, антуража и иных внешних факторов.

К счастью, в наши дни производители чайных напитков весьма внимательны к этой группе покупателей. А расширение выбора «не чайных чаев», в свою очередь, способствует увеличению числа их знатоков и ценителей. Ведь в группе фиточаев с равным правом присутствуют как сборы на основе лекарственных растений родной местности (в Европе, скажем, это мята, ромашка, душица, шиповник, лесные ягоды и т.д.), так и «именитые гости» с иных континентов. Например, знаменитый «чай Клеопатры» каркаде (растение гибискус сабдариффа), южноамериканский мате (падуб парагвайский) и южноафриканский ройбос (аспалатус линейный).

Только вот парадокс – если «правильный гибискус» активно выращивают на севере Африки, Шри-Ланке, в Индии, Китае, Индонезии и Мексике, а на культивации «матеносного» падуба специализируются в Парагвае, Уругвае, Аргентине и Бразилии, то все мировые запасы ройбоса поступают из одного-единственного места не земле – горного массива Седерберг (англ. Cederberg mountains, Кедровые горы), расположенного примерно в 200 км от столицы ЮАР.

Плантация ройбоса в долине Кедровых
Плантация ройбоса в долине Кедровых / горrooibos-route.co.za

Красный куст кой-коин

Среди всех фиточаев, способных похвастать настоящим мировым признанием, ройбуш «вышел в люди» позже всех. Ведь много веков его знали и использовали только коренные жители юго-западного побережья Африки, называвшие себя кой-коин и являвшиеся, подобно бушменам, представителями чрезвычайно древней капоидной расы. Увы, как истинные дети природы, они не оставили серьезного «археологического следа», но из данных лексикостатистики следует, что их язык отделился от общей ветви кхойкхой (Cape Khoekhoe) примерно в III веке. Собственно, именно из-за его специфического «щелкающего» звучания голландцы, прибывшие на здешние земли в 1652 году, дали аборигенам обидное прозвище готтентоты (нидерл. hottentot) – «заики».

Реклама на dsnews.ua
«Готтентот». Рисунок  1780 года
«Готтентот». Рисунок примерно 1780 года

Впрочем, это не помешало пришельцам внимательно присматриваться к незнакомым дарам природы, которые «заики» высоко ценили. Среди таких сокровищ, в частности, была странная красно-оранжевая масса «изломанных иголок», из которых готовился напиток глубокого янтарного цвета с приятным фруктовым привкусом, почитаемый как средство от всех недомоганий, включая преждевременную старость. Европейцам этот нектар тоже пришелся по вкусу, однако «вычислить» нужное растение им никак не удавалось.

И трудно сказать, что было бы с южноафриканским фиточаем, если бы в 1772 году по поручению Голландской Ост-Индской компании на мыс Доброй Надежды в качестве врача не прибыл шведский ученый-натуралист Карл Тунберг. За три года, проведенных в Кейптауне (тогда Капштадте), он не только получил степень доктора медицины, но и совершил три смелых экспедиции вглубь материка. Результат — фантастическая коллекция образцов местной флоры, принесшая Тунбергу славу «отца южноафриканской ботаники».

Среди «трофеев» врача-ботаника были и бесценные кусты, которые кой-коин собирали в Кедровых горах. Ученый, с изумлением опознавший в растении представителя семейства бобовых, за иглоподобные листья и ветки и приобретаемый после обработки специфический цвет дал ему название «аспалатус линейный» (лат. Aspalathus linearis, от греч. aspalathos — розовое дерево).

куст ройбоса
Если бы не специфическое строение цветов, заподозрить принадлежность куста ройбоса к семейству Мотыльковых (оно же Бобовые) было бы практически невозможно / Wikimedia

Он же впервые описал подсмотренные секреты его ферментации. Именно тогда науку изготовления и потребления rooibos (на нидерландско-капском языке африкаанс rooi — красный, bos — куст) впервые стали осваивать не только местные жители, но и европейские поселенцы. Хотя и в очень скромных масштабах.

Ройбуш и коммерсант

Следующий серьезный поворот в судьбе «готтентотского чая» произошел после того как в 1795 году Капская колония Нидерландов была захвачена Британией. «Новые южноафриканцы» так серьезно отнеслись к его кулинарным возможностям, что уже в 1800 году сбор растения, незаметно «перекрещенного» в ройбуш (поскольку по-английски «куст» — bush), стал централизованным. А еще несколько десятилетий спустя его настой стал привычным напитком многих белокожих обитателей здешних земель.

Впрочем, он почти наверняка остался бы местным специалитетом, если бы по окончании Второй англо-бурской войны (1899-1902) в Кейптаун не прибыл молодой человек по имени Беньямин-Тевье Гинзбург (впоследствии Бенджамин Гинзбург), не выдержавший «счастливой жизни» в Российской империи. Парня встречал эмигрировавший несколькими годами раньше отец, успешно «доросший» до управления небольшим торговым предприятием недалеко от города Кланвильям. В лице семнадцатилетнего сына Гинзбург-старший получил верного и расторопного помощника-коммивояжера.

Среди мест, которые юноша навещал с неизменной охотой, был и Седерберг, где собирали и ферментировали ройбос. Очарованный тонким сладковатым вкусом приготовленного из него напитка, начинающий бизнесмен решил, что красно-оранжевые «ломанные хвоинки» непременно должны пополнить перечень товаров «от Гинзбурга».

Вид готового ройбоса
Вид готового ройбоса здорово напоминает измельченную рыжую хвою / Depositphotos

И это решение оказалось настолько удачным, что в 1912 году молодой бизнесмен уже перебрался в Кланвильям, где открыл специализированный чайный магазин на современной Visser Street. А попутно проявил такую недюжинную активность в поиске новых клиентов, что к концу 20-х годов ХХ века спрос на предлагаемую им продукцию стал превышать возможности природных плантаций Кедровых гор.

К счастью, среди тех, кто стараниями Гинзбурга «подсел» на ройбуш, был кланвильямский хирург и талантливый ученый-натуралист Питер Нортье (англ. Pieter Nortier). Высоко оценивая не только гастрономический, но и целебный потенциал чудесного напитка, он буквально загорелся идеей окультуривания красных кустов.

После ряда совещаний к ее реализации были привлечены владельцы нескольких ферм на территории Седерберга, и в результате знания Нортье, опыт «людей земли» и подкрепленная финансами энергия первого «ройбуш-магната» совершили чудо: в распоряжении производителей «готтентотского чая» оказалась культура, пригодная для плановых посадок. Именно она до сих пор позволяет Кедровым горам обеспечивать южноафриканским «чаем» всех желающих. Единственное, чего так и не удалось добиться ни ее создателям, ни их последователям – это согласия ройбоса-ройбуша жить за пределами родного горного массива. Все эксперименты по адаптации «красного куста» на любых других территориях оказались безрезультатны.

Впрочем, это только подчеркивает важность того, что сделал «отец» индустрии ройбуша. Недаром созданный им первый бренд фасованного южноафриканского тизана под названием Eleven OʼClock бережно сохраняется и в наши дни. Причем дизайн его упаковки, созданный за несколько лет до смерти Бенджамина Гинзбурга в 1944 году, остается практически неизменным. 

Старейшая из существующих марок ройбоса
Старейшая из существующих марок ройбоса выглядит предельно несовременно. Однако ее дизайн времен Второй мировой войны – знак благодарности тому, кто сделал этот фиточай не только известным, но и доступным всему миру

От признания до обожания

За пределами Африки «пионером» массового признания ройбоса стала вступившая во Вторую мировую войну Британская империя. Но если поначалу «красный куст» рассматривался ее гражданами исключительно как суррогат настоящего чая, поставки которого прервались, то очень скоро по-настоящему полюбился «за красоту и вкусноту». Ведь приготовленный из него напиток был равно хорош и сам по себе, и с любыми добавками – от лимона до молока. Как следствие, южноафриканский фиточай остался высоко востребованным и тогда, когда листья обычного чайного куста снова перестали быть дефицитом.

Довольно быстро к новому чайному фавориту англичан стали присматриваться и другие страны, часть из которых переняла не только практику его употребления, но и «прианглийченный» вариант наименования – ройбуш. А еще спустя некоторое время в медицинской литературе стали появляться заметки о позитивном влиянии данного продукта на здоровье пользователей.

Последующие исследования показали, что основным «виновником» столь приятного эффекта является чрезвычайно высокая антиоксидантная активность флавоноидов аспалатуса линейного. Ну а так как не только множество болезней, но и старение связаны с повреждающими свойствами свободных радикалов, то, выходит, африканцы кой-коин были правы, считая чай из «красного куста» универсальным лекарством и эликсиром долголетия. Тем более что в его составе совершенно нет кофеина и почти отсутствуют танины (дубильные вещества), благодаря чему тизан из Кедровых гор пригоден для использования хоть в детском, хоть в лечебно-диетическом питании.

Нетрудно догадаться, что такая информация только усилила спрос на робос-ройбуш, что, в свою очередь, стимулировало Седерберг увеличить площадь аспалатусовых плантаций до максимально возможного объема. Сегодня эта уникальная зона ежегодно производит порядка 12 тысяч тонн готового ройбуша, половина из которых идет на экспорт. Основные импортеры – Германия, Великобритания, Япония, Нидерланды и США.

готовый rooibos
При прямом сравнении хорошо заметно, как цвет готового rooibos зависит от степени ферментации / new.slon-tea.ru

В какой-то момент казалось, что ройбос уже завоевал всех, кого только мог. Но, как выяснилось, для очередного взлета популярности достаточно было лишь нового взгляда на его гастрономические возможности. Человеком, в очередной раз заставивший мир говорить о чудесах «красного куста», стал предприниматель из ЮАР Карл Преториус, который в 2005 году догадался заправить красно-рыжие «фиточаинки» в кофемашину для варки эспрессо. Результат ему в целом понравился, и он продолжил эксперименты, пока не нашел, что оптимальный результат дает хорошо ферментированный, а затем смолотый в пыль ройбуш. Приготовленный из такого сырья «эспрессо» имел положенную пенную «шапочку», интересный вкус и восхитительный шоколадно-шафранный цвет.

Эспрессо из ройбоса
Эспрессо из ройбоса – это, прежде всего, красиво / kahvegunlukleri.com

Изобретение тут же было запатентовано, а еще несколько лет спустя Преториус уже возглавлял компанию «Red espresso», продукцию которой сегодня можно найти и в Украине. И это неудивительно, поскольку «красный эспрессо» автоматически повлек за собой появление столь же «красных» капучино, латте, фраппе и прочих ройбуше-кофейных «гибридов», которые способны оживить безалкогольно-питейный ассортимент любого заведения общепита. И пусть не каждому из дегустаторов «чайный кофе из ройбуша» придется по вкусу (о которых, как известно, не спорят), но на пользу пойдет точно!

 

    Реклама на dsnews.ua