• USD 28
  • EUR 33.2
  • GBP 38.5
Спецпроекты

Здоровый вкус свободы. Что общего у гранолы с войной и за что надо благодарить хиппи

Гранолу обычно связывают с модой на здоровое питание, но эти рамки ей откровенно тесны. Ведь в современном виде она «расцвела» как гастрономический атрибут свободы

Гранола
Гранола / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Изменения в жизни общества, вызванные пандемией коварного вируса COVID-19, действуют на «нашего брата» так угнетающе, что поиск хоть каких-то положительных аспектов данной ситуации стал чем-то вроде интеллектуального хобби. Увлеченные им лица, например, всем вынужденным перейти на удаленную работу рекомендуют считать плюсом возможность спокойно завтракать и обедать не в кафешке близ родного предприятия или «кулинарной комнате» офиса, а дома. 

Тем не менее, преимущества полноценного домашнего питания перед офисным для некоторых «жертв» локдауна не выглядят такими уж очевидными. В частности, те, кто для служебных перекусов давно облюбовал такие продукты, как мюсли или гранола, а дома «не выпендриваются», а едят полноценные каши, борщи и котлеты, нередко начинают нарекать на проблемы лишнего веса.

Конечно, есть у этой категории граждан и оппоненты, которые считают, что домашние яства заведомо ни в чем не виноваты, чего не скажешь о гиподинамии, уровень которой у постоянно сидящих дома неизбежно выше, чем у бегающих на работу и обратно. И требуют от «жалобщиков» признаний, что они просто скучают за своей «статусной» гранолой и прочими съедобными модностями, для потребления которых на карантине просто нет оснований.

Как обычно, истина в таких спорах находится где-то посередине. Но то, что любителям гранолы нет смысла категорически отказываться от этого лакомства только потому, что оно, подобно всем яствам формата «сухой завтрак», помогает экономить время «живущим на бегу» – факт. Ведь при дефиците положительных эмоций еда, как на крути, становится одним из главных поставщиков так называемых «гормонов удовольствия», функциональное предназначение которых состоит в уменьшении раздражимости, улучшении адаптации к стрессу и усилении защитных свойств всех систем организма. Ну а что решит такую задачу лучше, чем продукт, обладающий статусом здорового десерта?

Следовательно, гранола, которая изначально создавалась именно в этом качестве, вполне достойна присутствовать в повседневном меню своих поклонников.

Лекарство от греха

Хотя гранола и считается модной, представление о ней имеют далеко не все наши сограждане. Более того – те, кто знакомство с любой неизвестностью предпочитают начинать с наведения справок в интернете, зачастую заявляют, что опасаются пробовать «на зубок» лакомство, основу которого составляет овсянка. Особенно забавно, если в прошлом такие «трусишки» с аппетитом поглощали какой-нибудь тортик или пирожное, для украшения которого успешно использовалась напоминающая нежный грильяж гранола.

Использование гранолы для декорирования и обогащения вкуса десертов и выпечки
Использование гранолы для декорирования и обогащения вкуса десертов и выпечки – современный тренд, которому охотно следуют все больше профессиональных кулинаров / generalmills.com

Хотя справедливости ради нужно отметить, что овсяная (или, точнее, хлопьезерновая) составляющая «зазвучала» в составе этой интересной смеси относительно недавно. Потому что в самой первой версии данного блюда использовался лом пресных хлебцев, слегка напоминающих культовую мацу иудеев. Причем приготовлен он был исключительно в целебных целях.

Впрочем, вышесказанное немного нарушает последовательность событий. Потому что вся история гранолы началась с американского богослова и физиолога Сильвестера Грэма (англ. Sylvester Graham, 1794—1851), более всего известного как отец американского вегетарианства.

Сильвестер Грэм
Если бы не Сильвестер Грэм, увлекший Америку своими теориями здоровья, нам сегодня вряд ли бы пришлось говорить о граноле

Как пресвитерианский священник, преподаватель физиологии и член Филадельфийского общества трезвости (с 1830 года), организованного профессиональными врачами прогрессивных взглядов, он не только стал одним из наиболее авторитетных духовных лидеров своего времени, но и оказал грандиозное влияние на развитие диетологии. 

Будучи абсолютно убежденным в том, что виновником большинства человеческих бед (включая разразившуюся в Европе в 1829 году эпидемию холеры) является невоздержанность в питании, стимулирующая накал всех видов нежелательных страстей, он искренне верил, что основной секрет защиты от болезней и прочих житейских напастей заключается в решительном возврате к «райскому» меню Адама и Евы. А так как, согласно библейским текстам, питались они исключительно растительными продуктами и, разумеется, не знали ни вина, ни сахара, ни дрожжевого хлеба, то основой грэмовского рациона питания стала пресная и кислая выпечка из самодельной муки грубого помола из соложеного (то есть пророщенного) зерна.

Такими же важными постулатами разработанного Грэмом «учения об очищении» стала забота о безупречной чистоте питьевой воды (единственного разрешенного в его системе напитка) и гигиене тела с особым акцентом на регулярном мытье рук. Собственно, когда «старосветская» холера – негласная королева так называемых болезней грязных рук – в 1832 году достигла и Нью-Йорка, именно эти факторы обеспечили защиту внявшей его пылким проповедям пастве. Но в разгаре эпидемии тягостной болезни никому и в голову не пришло раскладывать советы преподобного отца Сильвестера «на запчасти». Соответственно, мука Грэма, из которой готовили «хлеб Грэма» и «крекеры Грэма», получила статус уникального продукта выдающейся целебности.

От гранулы до гранолы

В рядах верных последователей Грэма оказался и доктор Джеймс Калеб Джексон (James Caleb Jackson, 1811 – 1895), впервые создавший в Америке СПА-курорт мирового значения. Возглавив в 1858 году учреждение под названием «Наш домашний гигиенический институт» на 4 года назад открытом минеральном источнике в Дансвилле (англ. Dansville, округ Ливингстон, штат Нью-Йорк), он за 3 десятка лет превратил его в бесконечно популярный «Наш дом на холме», принимавший до 20 000 пациентов в год. Заслуженная слава этого места не в последнюю очередь была обязана тому, что «диету умеренности» там считали ничуть не менее важным компонентом лечения, чем целебную воду. Как следствие, из рациона пациентов исключались красное мясо, чай, кофе и алкоголь. Да и табак был под запретом.

А чтобы полезное меню не воспринималось как наказание, «мистер водолечение» изобретал различную выпечку из муки Грэма. Именно так в 1863 году появился небывалый десерт, для изготовления которого сухие тонкие хлебцы из соответствующего сырья превращались в лом, сбрызгивались медовой водой или сладким фруктовым соком и при перемешивании повторно запекались до хруста. Полученные в результате этих манипуляций грильяжеобразные конгломератики, без затей названные «гранулой», пользовались у курортников большим успехом как сами по себе, так и в качестве хлопьев для завтрака. 

Гранола из мацы
Хотя на снимке гранола из мацы, изготовленная к иудейскому празднику Песах, ее вид практически неотличим от «гранулы» доктора Джейсона / jewishnews.com.ua

Тем не менее это изобретение вполне могло бы не получить развития, если бы среди пациентов доктора Джейсона не оказалась писательница Эллен Голд Уайт (Ellen Gould White, 1827 – 1915) – основательница Церкви адвентистов седьмого дня и одна из основополагающих фигур в истории американского вегетарианства, на диетологические взгляды которой глава «курорта Джейсона» оказал едва ли не решающее влияние.

Как следствие, следующая версия здорового заменителя скучных каш «всплыла» в первом в мире комплексном санатории, который возглавил американский врач-адвентист, сексолог и «вегетарианский диетолог» Джон Харви Келлог (John Harvey Kellogg, 1852—1943). Правда, в основе разработанного им продукта лежала уже не «морочливая» мука Грэма, а просто цельные зерна пшеницы и овса с добавлением орехов и сухофруктов. Они тоже спекались в комочки, которые создатели начали было называть «гранулами», однако после справедливых возражений наследников и продолжателей дела Джейсона переименовали в «гранолу». Увы, в отличие от «исторического предка», этот запатентованный продукт, который полагалось размачивать в молоке, особой симпатии пользователей не снискал. Чего не скажешь о несколько более позднем изобретении Келлога – кукурузных хлопьях, сделавших его по-настоящему знаменитым.

Гранола: новое рождение

Как ни странно, возрождением гранолы в знакомом нам сегодня виде мы обязаны движению хиппи, возникшему в США как социальный протест против вмешательства в войну во Вьетнаме (1955 – 1975). Для Америки принятое в 1964 году решение личным участием «разрулить» развившийся в этой стране крупный (и кровавый) конфликт стало, согласно определению одного из известнейших американских генералов Нормана Шварцкопфа-младшего (Norman Schwarzkopf Jr., 1934–2012), ужасной ошибкой.   

Именно это мнение задолго до его официального озвучивания разделяли те, кого журналисты назвали хиппи (от англ. выражения be hip to – быть в курсе дела, знать последние новости). Объединенные возмущением против войны, основоположники данного движения не только собирались в активные группы мирного протеста, но и бастовали всем своим видом и поведением. Не стриженые солдатские головы, а длинные волосы. Не строгая форменная однотонность, а демократичные джинсы и рубахи ярких цветов. Не пули, а цветы. Не ненависть и смерть, а любовь и мир во всем мире.

Впоследствии, правда, причины появления специфического «хипповского» вида как-то забылись, хотя на основных базовых принципах «детей цветов» возникла целая субкультура, представителей которой многие узнавали как раз «по одежке». Ее «фирменным» знаком стал символ, который в 1958 году для британского движения за ядерное разоружение (Campaign for Nuclear Disarmament, CND) разработал дизайнер Джеральд Холтом. Это – знаменитый пацифик (англ. pacific — мирный, миролюбивый), ставший международным символом антивоенных протестов.

Флаг с пацификом
Флаг с пацификом на антивоенном протесте в Вашингтоне / History

Собственно, именно он украсил первые пакеты с обновленной гранолой, основой которой стали дешевые хлопья из пропаренного и расплющенного овса. Карамелизированные при помощи сахаросодержащих растворов (обычно кленового сиропа) и смешанные с орехами и сухофруктами, они представляли собой легкий и питательный продукт длительного хранения, который обожающие свободу и потому активно путешествующие вегетарианцы-хиппи (ведь неприятие любых убийств в их понимании распространялось и на животных) справедливо считали идеальным дорожным припасом. Ну а так как данное явление было массовым, то вскоре изготовление гранолы встало на промышленные рельсы.

Тот же факт, что хрустящие комочки, способные заменить печенье, превратиться в кашу или стать частью сложного десерта, не утратили популярность и после того, как число последователей движения хиппи практически сошло на нет, говорит только о том, насколько это «нишевое» лакомство получилось удачным.

Гранола для всех

Хотя в наше время гранола считается довольно типичным магазинным продуктом, огромная часть ее очарования заключается в том, что классического рецепта изготовления данного яства не существует. И это замечательно, потому что за счет прибавления к исходной овсяной основе различных компонентов (хлопьев иных злаков, воздушного риса, свежих и сушеных фруктов или ягод, семян, орехов и т.д.), всякая новая версия полезной смеси обретает собственный оригинальный вкус.

По большому счету, определение «гранола» вообще имеет смысл применять не столько к самому лакомству, сколько к технике его получения. Тем более что оно сегодня предстает не только в виде россыпи неправильных гранул, но и в батончиках. В том числе не хрустящих, а мягких, так называемых жевательных. А, кроме того, по «гранольному» принципу могут создаваться не только сладкие, но и соленые сухие завтраки. Только роль «спекающего агента» в них выполняют не сиропы, а, например, твердый сыр. Ну а вместо сухофруктов используются вяленые помидоры.

Словом, гранола – это интересный, живой и развивающийся продукт с богатым потенциалом использования, в том числе в диетическом питании. Особенно в том случае, когда его сладкая версия изготавливается не с сахаром, а с медом или фруктовым пюре, да еще и при щедром разбавлении злаковой части натуральной фруктово-ягодной «сушкой» и разнообразными съедобными семенами. Собственно, именно по этой причине «самая модная овсянка» все чаще становится «звездой» крафтового производства и даже гордостью домашних кулинаров.

Разнообразная гранола крафтового производства
Разнообразная гранола крафтового производства – достаточно привычный продукт даже на отечественном рынке / foodandmood.com.ua

Но если смотреть на нее не как на постоянный компонент питания, а как на способ несколько разнообразить «карантинное меню», то и фабричные хрустящие гранулы из ближайшего магазина отлично подойдут. Потому что, как шутят гурманы, все, что вкусно – радует. А радость – это положительные эмоции. А положительные эмоции полезны для здоровья. 

    Реклама на dsnews.ua