• USD 29.3
  • EUR 30.6
  • GBP 35.6
Спецпроекты

Стоит ли владельцам разрушенной недвижимости надеяться на получение компенсаций — интервью с Ольгой Онищук

Руководитель программы "Правовая безопасность собственности" Украинского института будущего Ольга Онищук о том, кто и как будет возмещать ущерб от войны

Руководитель программы "Правовая безопасность собственности" Украинского института будущего Ольга Онищук
Руководитель программы "Правовая безопасность собственности" Украинского института будущего Ольга Онищук
Реклама на dsnews.ua

Пригороды столицы постепенно приходят в себя от ужасов оккупации, в изуродованные вражескими обстрелами городки — Бучу, Ирпень, Гостомель, Ворзель, — возвращаются жители. Кому-то повезло — их дома были разграблены, но уцелели, кто-то отделался выбитыми оконными стеклами и незначительными фасадными повреждениями, однако многие оказались без крова: их дома нуждаются в капитальном ремонте или были разрушены до основания.

О том, стоит ли владельцам разрушенной недвижимости, количество которых по всей территории Украины растет чуть ли не ежечасно, надеяться на получение нового жилья или денежной компенсации, кто и как будет возмещать убытки, мы поговорили с руководительницей программы "Правовая безопасность собственности" Украинского института будущего Ольга Онищук.

Еще в апреле начался процесс подачи заявок на получение компенсаций за разрушенное жилье. Расскажите, как работает этот механизм?

— Сообщить о поврежденной и уничтоженной вследствие военной агрессии РФ недвижимости сегодня можно двумя способами: онлайн — в мобильном приложении "Дия" или через портал государственных услуг "Дия", или же обратиться в ЦНАП или к нотариусу. Это сообщение должно содержать информацию как о лице (Ф.И.О., идентификационный код или серия и номер паспорта, при наличии — уникальный номер записи в Едином государственном демографическом реестре (он прописан в ID-карте или биометрическом загранпаспорте) и его контактные данные, так и о недвижимом имуществе. Например, нужно указать тип имущества, его адрес, общую площадь и технические характеристики, и, конечно, сведения о повреждении или уничтожении (дата и ориентировочное время наступления события, описание повреждения, фото-, видеофиксация (при наличии).

Подача такой заявки производится независимо от места жительства или пребывания лица.

— А как быть украинцам, которые находятся за границей, не имеют доступа к "Дие" и пока не могут вернуться домой?

— Это не проблема: подать соответствующее уведомление через нотариуса или ЦНАП может уполномоченный представитель на основании выданной доверенности. Для этого лицу следует обратиться в консульское учреждение Украины за границей или к иностранному нотариусу.

Реклама на dsnews.ua

Право на подачу такой заявки, а значит и на получение компенсации, имеют только владельцы имущества?

— Не только. Недавно нормативными изменениями круг субъектов, которые могут предоставить соответствующее уведомление, был расширен. Теперь это могут сделать как физические лица, так и юридические, или их наследники или правопреемники. Причем речь идет не только о фактических хозяевах недвижимости, но и, так сказать, потенциальных владельцах: тех, кто не успел официализировать свой статус, или только инвестировал средства в строительство квадратных метров. Если говорить о физических лицах, то заявителями могут быть заказчики строительства, члены жилищно-строительных (жилых) кооперативов, которые выкупили квартиру, другое жилое помещение кооператива, но не оформили право собственности на него, а также лица, осуществившие инвестирование и финансирование строительства, объектов, в отношении которых получено право на выполнение строительных работ (в частности, принятых в эксплуатацию объектов, в отношении которых не оформлено право собственности).

Но в законопроекте №7198, который определяет правовые основы получения компенсации за разрушенное жилье, не идет речь о юридических лицах.

— Да, действительно, этим проектом предусмотрено, что право на получение компенсации имеют физические лица — граждане Украины (владельцы поврежденных, уничтоженных объектов недвижимости, инвестировавшие средства в строительство, члены кооперативов, которые выкупили квартиру, но не успели оформить право собственности, а также наследники указанных лиц) и объединение совладельцев или управители многоквартирных домов или жилых кооперативов. Впрочем, указанная законодательная инициатива только прошла парламентский рубикон, была принята в первом чтении, и, очевидно, ко второму будет существенно доработана.

Это, так сказать, основная законодательная канва для механизма получения компенсаций, которую еще предстоит существенно шлифовать. Скажем, на мой взгляд, стоит пересмотреть подход к субъектному перечню, который сужается только до граждан нашего государства, ведь, согласно Конституции Украины, иностранцы и лица без гражданства, находящиеся на территории нашей страны на законных основаниях, пользуются теми же правами и свободами, а также имеют такие же обязанности, как и граждане Украины. И таких юридических нюансов много.

Не считаете ли вы, что законодатели несколько поторопились с созданием такого механизма, ведь, несмотря на популярную политическую риторику, мол, агрессор за все нам заплатит и все компенсирует, шансов на выплату Россией репараций немного?

— Восстановление страны — это задача не на "после победы", это то, что нужно делать уже сейчас. Сегодня на международной арене продолжается сложный процесс переговоров для поиска возможных источников финансирования и механизмов восстановления нашего государства. Да, мы видим, что модель мировой коллективной безопасности оказалась фактически беспомощной перед циничным ядерным шантажом Российской Федерации. Впрочем, независимо от того, сколько будут продолжаться такие дипломатические консультации и каковы результаты работы наших политиков в этом направлении, Украине уже сейчас нужно создать национальный механизм выплаты компенсаций за разрушенную врагом недвижимость.

Это должны быть четкие, понятные, прозрачные и справедливые правила возмещения ущерба пострадавшим. Создание такого механизма будет сигналом, что государство позаботится о гражданах, которые остались без крова, и мотивирующим фактором остаться в Украине, или же вернуться сюда для тех наших соотечественников, которым пришлось уехать за границу. Другой вопрос, стоит ли сейчас, во время войны, когда ситуация на фронте постоянно меняется и риски ракетных атак сохраняются по всей территории Украины, переходить от этапа сбора информации о разрушениях жилого фонда к собственно запуску процедуры возмещения ущерба, создавать на местах (где это возможно) комиссии по рассмотрению вопросов о предоставлении компенсации и обеспечивать их работу, как это предусмотрено проектом №7198.

— Вероятнее всего, на этапе работы компенсационных комиссий, которые будут решать вопросы предоставления нового жилья или денежной компенсации пострадавшим, не избежать коррупционных рисков и мошеннических схем?

— К сожалению, да, ведь те, кто хочет нажиться на чужой беде, были, есть и, наверное, будут всегда. Минимизация коррупционных рисков в работе таких комиссий – это отдельная тема для разговора. Такие риски всегда присутствуют, когда речь идет о человеческом факторе, но все будет зависеть от профессионализма субъектного состава таких институтов, четкой законодательной и нормативной регламентации их работы, с минимальным набором дискреционных полномочий.

А вот на проблематике мошенничества я остановлюсь подробнее, ведь уже сейчас можно прогнозировать, что это станет одним из ключевых вызовов для механизма возмещения ущерба. Дело в том, что в Украине очень большой массив информации о правах на недвижимость содержится только на бумажных носителях и до сих пор соответствующие сведения не отражены в Государственном реестре прав на недвижимое имущество (ДРРП). Это было проблемой и в мирное время, когда отсутствием оцифрованных данных о праве собственности граждан нередко пользовались мошенники, пытаясь завладеть недвижимостью путем подделки правоустанавливающих документов (это, напомню, может быть договор купли-продажи, свидетельство о праве на наследство, свидетельство о праве собственности на недвижимое имущество, приватизационное свидетельство, судебное решение и т.д.), а в условиях войны — и подавно. Сейчас многие архивы нотариусов или БТИ были уничтожены или находятся на оккупированной врагом территории, поэтому получить дубликаты правоустанавливающих документов или какую-либо подтверждающую информацию от соответствующих органов невозможно.

Понятно, что у владельцев разрушенного жилья, сведения о правах которых содержатся в ДРРП, то есть уже оцифрованы, проблем не будет: на этапе подачи заявления соответствующая информация автоматически "подтянется" из реестра. Поэтому даже в случае потери правоустанавливающих документов члены соответствующей комиссии смогут убедиться, что компенсация будет предоставлена законному адресату, а не мошеннику.

С теми же, кто по каким-то причинам не зарегистрировал свои права на имущество в ДРРП, а соответствующая информация содержалась только на утерянных бумажных носителях, все гораздо сложнее. Сомневаюсь, что компенсационные комиссии примут ответственность фактически признавать право собственности за лицом, у которого отсутствуют какие-либо документы на имущество, в ситуации, когда невозможно получить подтверждающую информацию от соответствующих органов.

Что же делать тем гражданам, которые лишились не только имущества, но и документов на него? Очевидно, таких случаев будет много.

— Едва ли не единственный вариант для таких граждан — обращаться в суд и подавать иск о признании права собственности. Соответствующие дела рассматриваются по правилам статьи 392 Гражданского кодекса Украины и производства по ним могут длиться годами, особенно с учетом сложностей с вызовом ответчиков, которые находятся на оккупированных врагом территориях. Кроме того, есть еще одно важное обстоятельство, которое фактически делает невозможным рассмотрение таких дел. Это исключительная подсудность: в соответствии с требованиями части 1 статьи 30 Гражданского процессуального кодекса Украины иски, возникающие по поводу недвижимости, предъявляются по местонахождению имущества или его основной части.

Именно поэтому уже сегодня стоит поразмыслить над тем, как помочь гражданам, которые в результате российской агрессии остались и без имущества, и без документов, а получить дубликаты или подтверждающую информацию невозможно. Например, можно предусмотреть упрощенный судебный механизм, вроде того, который в свое время предусмотрели для установления фактов рождения/смерти на временно оккупированной территории Украины. Это должна быть процедура ad hoc, которая обеспечит оперативное рассмотрение соответствующих судебных дел с привязкой не к официальному адресу уничтоженной недвижимости, а к фактическому месту жительства владельца.

- На месте таких граждан в условиях войны может оказаться каждый. Можно ли себя как-то обезопасить в такой ситуации?

– В военное время главное правило – это держаться за жизнь, а не за стены! Каждый, кто сегодня находится в Украине, прежде всего должен беспокоиться о своей жизни и безопасности родных, во время сигналов воздушной тревоги обязательно идти в укрытие, взяв с собой тревожный чемодан с документами, среди которых должны быть и подтверждающие его право собственности на имущество.

Если же человек находится в относительно безопасном регионе государства, где находится его имущество и не ведутся активные боевые действия, следует позаботиться о внесении сведений об имущественных правах на недвижимость в реестр. Для этого нужно обратиться к ближайшему нотариусу, который имеет доступ к ДРРП (соответствующий перечень нотариусов, которые в условиях военного положения совершают нотариальные действия по ценному имуществу, можно найти на сайте Минюста).

Оцифровка данных о праве собственности — это единственная гарантия безопасности для всех хозяев жилья на случай возможных разрушений или мошеннических действий.

    Реклама на dsnews.ua