• USD 26.9
  • EUR 31.9
  • GBP 37.5
Спецпроекты

Судьбоносный референдум. Когда Зеленский предложит украинцам "ампутацию" ОРДЛО

Алексей Арестович приоткрыл тайну, каким может быть вопрос на референдуме о судьбе оккупированных районов Донецкой и Луганской областей

УНИАН
Реклама на dsnews.ua

"Мы можем спросить, признаете ли вы это (оккупацию территорий — "ДС") и разрываем ли мы социально-экономические связи, перекладывая всю ответственность на Российскую Федерацию в соответствии с Женевской конвенцией", — пояснил спикер украинской делегации в ТКГ. Он не исключил, что в случае полного разрыва связей с ОРДЛО украинцы не смогут пересекать линию соприкосновения. При этом Арестович уточнил: полной изоляции, скорее всего, не будет, граждане смогут общаться с родственниками. Напомним, Женевская конвенция от 12 августа 1949 г. регулирует вопросы защиты гражданского населения во время войны.

Впервые о том, чтобы решить судьбу оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей на референдуме, Владимир Зеленский объявил 20 мая. "Это может быть один из планов, если не сработают другие", — сказал тогда нынешний президент. А через месяц, 24 июня, в интервью телеканалу "1+1" он сказал о таком референдуме еще раз: "О Донбассе и стене, если, не дай Бог, мы придем к этому, потому что мы хотим вернуть людей и территорию. Это точно не популярно, это точно не популистски. Это будет один из громких и сложных вопросов". И тут же попал под шквал критики со стороны не только оппозиции, но и своих. Так, пятый президент Петр Порошенко назвал инициативу Зеленского об отделении временно оккупированных территорий от Украины преступной, а спикер парламента Дмитрий Разумков уточнил, что вопросы территориальной целостности выносить на референдум воспрещается. "История об отделении — неработающая, я думаю, что украинский народ точно не поддержит любые вопросы, связанные с тем, что мы потеряем Крым или часть украинского Донбасса", — сказал он.

Уже сейчас понятно, что идея референдума по Донбассу встретит серьезное сопротивление не только оппозиционеров (причем в этом единомышленниками окажутся и национал-патриоты, и пророссийские силы — они видят решение судьбы ОРДЛО по-разному, но категорически против отделения от них «стеной»), но и у «слуг». Так что о скором его проведении говорить не приходится. Однако не стоит отбрасывать именно такой вариант. Тем более что для очень многих сценарий заморозки конфликта и отгораживания от сепаратистских районов выглядит быстрым решением той проблемы, которую не получается закрыть вот уже семь лет. Мол, если болезнь какого-то органа не получается лечить, его лучше ампутировать но спасти организм. Но проще в государственной политике — не всегда лучше.

Вернемся к тому варианту вопроса референдума, который озвучил Арестович. В подобной формулировке он вполне может и не предполагать отказа от оккупированных территорий, а только возложить ответственность за все, что там происходит, на страну-агрессора. Но фактическим результатом все равно будет «стена». И это главная проблема, которую власти, если она перейдет от разговоров к делу, придется пояснить гражданам. У нас огромное количество переселенцев или выходцев из оккупированных районов, у которых там осталась недвижимость, и о ней им придется забыть навсегда. Еще больше усложнится и общение с родственниками в ОРДЛО. Потому вряд ли стоит ожидать от переселенцев массовой поддержки инициативы власти.

Вторая проблема — если украинцы проголосуют за отгораживание, то это совсем не означает окончания войны. В этом тоже придется честно признаться. Третья проблема, и на ней будут делать акцент противники референдума — что президент Зеленский пытается переложить ответственность за урегулирование на Донбассе на народ. Ведь власть и сама может принимать решения об ограничении социально-экономических связей с захваченными Россией районами Донецкой и Луганской областей. И это уже не единожды делалось. Например, весной 2017 г. в ответ на «национализацию» сепаратистами украинских предприятий, СНБО принял решение разорвать экономические связи с неподконтрольной частью Донбасса. Противников такого шага тогда хватало и у нас, и на Западе. К слову, разговоры о снятии блокады начались сразу же после прихода Зеленского к власти. Впрочем, дальше разговоров дело не пошло.

С другой стороны, можно найти и позитивные моменты в случае реализации такого референдума. Официально переложив всю ответственность за жизнеобеспечение оккупированных территорий на оккупанта, Украина снимет со своего бюджета огромный груз социальных выплат. То есть для жителей ОРДЛО закончится время, когда они получают две пенсии, в гривнях и рублях. Во-вторых, если украинцы на референдуме скажут «да», Украина может выходить из тупиковых Минских соглашений. Понятное дело, что России это не понравится, и она затянет старую песню о якобы обязательных для выполнения договоренностях, станет пугать окончательной интеграцией захваченных районов, будет требовать от Запада отмены санкций. Последний пункт действительно болезненный, но здесь уж самому западному миру решать, снимать или не снимать санкции с агрессора.

Поддержат ли идею референдума наши партнеры? С одной стороны для Берлина и Парижа украино-российский конфликт на Донбассе — головная боль, которую не удается снять многие годы. И решение Киева выглядело бы для них как избавление от мучений. Но Запад воспримет идею референдума насторожено. И не из-за страха, что Россия начнет открытую войну против Украины. Там понимают, что такие решения, как фактический отказ от части территории, имеет очень высокую цену. Например, ПДЧ в НАТО для Украины или четкая перспектива вступления в ЕС. Но ни одного, ни другого наши партнеры предложить пока не готовы.

Реклама на dsnews.ua
    Реклама на dsnews.ua