• USD 27.2
  • EUR 30.6
  • GBP 36.2
Спецпроекты

Фунт валдайский. Как узнать, что Путин лжет

Путин – вовсе не эпический злодей. Он суетливый и бестолковый зицпредседатель Фунт, приставленный к власти союзом спецслужб и криминала, с приказом "ничего не менять", и его "валдайская" речь вновь продемонстрировала это

Реклама на dsnews.ua

Ругать Путина, списывая на него все беды как самой России, так и причиняемые Россией остальному миру, стало хорошим тоном, признаком прогрессивно-проевропейского мышления и простым способом осмысления реальности, доступным самым широким слоям населения. Но есть ли смысл ругать изрядно выжившего из ума, да и в прошлом не блиставшего подполковника Фунта, просто играющего отведенную ему роль?

Не тот Валдай

Выступление Путина случилось вовсе не в резиденции "Валдай", расположенной в Новгородской области, в 20 км от одноименного города, не на железнодорожной станции Валдай в Новгородской области, на линии Бологое — Дно, что было бы весьма символично, не с борта яхты, плавающей по Куйбышевскому водохранилищу, над местом, где располагалась затопленная деревня Валдай, либо по озеру Валдай в Новгородской области, не в поселке Валдай в Пудожском районе Карелии, не в одноименном поселке в Сегежском районе, опять же, Карелии, и не из геологического периода Валдай, соответствующего валдайскому оледенению, что было бы даже вернее идеологически, чем речь, произнесенная на станции по дороге на Дно.

Нет, все было проще: Путин выступил в Сочи, на XVIII Ежегодном заседании Международного дискуссионного клуба "Валдай", тема которого была обозначена как "Глобальная встряска – XXI: человек, ценности, государство". Такая подмена Валдая, неважно, какого, на Сочи немедленно вызвала в памяти эпизод из известного романа:

Что означает вся эта петрушка с Ялтой?

– Ну, то, что я и говорил, – причмокнув, как будто его беспокоил больной зуб, ответил администратор, – нашли его в трактире в Пушкине.

– Как в Пушкине?! Это под Москвой? А телеграммы из Ялты?!

Реклама на dsnews.ua

– Какая там, к черту, Ялта! Напоил пушкинского телеграфиста, и начали оба безобразничать, в том числе посылать телеграммы с пометкой "Ялта".

Да, и еще: речь Путина продолжалась 38 минут, а не 3,5 часа, как написало большинство новостных агентств. Подозреваю, что многие из писавших путинскую речь не слушали, а ограничились пересказом из российских СМИ. Иначе они написали бы, что 3,5 часа заняла не сама речь, а речь плюс ответы на вопросы.

… Валдай-Болтай свалился во сне…

О чем же, собственно, шла речь? Знамо дело, о человеке, – преимущественно, о самом Путине и о том, каким он видит наш непростой мир; о ценностях, — исключительно моральных, ибо деньги любят тишину, и о государстве, без которого не обойтись никак, потому, что нельзя. Именно неизбежность, необходимость и безальтернативность "сильного государства" и стала центральной темой речи Путина, вокруг которой выстраивалось уже все остальное. Путин буквально вцепился в тезис о том, что "структурной единицей мирового устройства является только государство", и пронес его, как факел, через все выступление. Из которого, надо сказать, можно было узнать много любопытного о том, какую картину мира рисует Путину, пребывающему в информационном вакууме, его окружение.

Известно, что Путин принципиально не пользуется Интернетом и презирает информацию, доступную простым смертным, видя в ней только элементы чьих-то спецопераций. Как следствие, информацию о внешнем мире кремлевский, а, точнее, новоогаревский затворник черпает только из записок, которые ему кладут в папку входящих. Тот, кто властвует этой папкой, властвует и Путиным, и может заставить его поверить во что угодно. Например, в то, что хозяевам цифровых платформ, попытавшихся поставить себя вровень с государством, "сразу же указали на место". Или в то, что "только государство способно отвечать на запросы граждан", а значит, "любой действенный международный порядок должен учитывать интересы и возможности государства".

Немалое внимание уделил Путин в своей речи и кризису Запада. Тот факт, что Запад переживает сегодня системный кризис, отрицать, конечно, трудно. Но восприятие этого кризиса Путиным, а, точнее, теми, кто готовит для Путина его видение мира, крайне своеобразно. "Коллективный Путин" не хочет видеть — и не видит, что кризис Запада, в том числе и кризис института государства, есть, в первую очередь, кризис роста и структурного развития. И что если Россия не испытывает этот кризис в полной мере, то лишь потому, что находится на слаборазвитой мировой периферии, и до него, в своем развитии, попросту еще не доросла.

Впрочем, на уровне коллективной подкорки, "коллективный Путин", вероятно, все это понимает. И, стремясь избежать втягивания в западный кризис, пытается выборочно "приморозить" Россию. Так, чтобы она была технически способна делать у Запада "цап-царап" и продавать ему газ, добываемый при помощи закупленного на Западе оборудования (включая "российские процессоры Байкал", изготовленные на Тайване), а социально оставалась на уровне Николая I, и не более. Уже Александр II в понимании Путина был слишком либерален, отчего и кончил скверно.

Номер с выборочным примораживанием вовсе не нов. Его уже пытались проделать целых три российских императора — Николай I и два Александра, II, тот самый, что скверно кончил, и III. Но достигали они на этом пути только переменных успехов, всякий раз все меньших и меньших. Николай II, уже от полной безысходности, метнулся было к реформам, но не совладал со стихией и был сметен "глубинным народом". Зато большевики, верно оценив ситуацию, сумели удачно скрестить ранний феодализм с посткапиталистическим корпоративизмом, о котором тогда и речи не было, но черты которого уже проступали в наступающем будущем. Это принесло частичный успех советскому проекту, бывшему одновременно и феодально-ультраконсервативным, и модернистско-корпоративистским. Но и этот успех, развернутый на базе отсталой России быстро себя исчерпал. 70 лет для истории — только миг, а пойти на полномасштабный сговор с набиравшими силу ТНК, став фундаментом нового, посткапиталистического и корпоративного мира, советские правители, в силу слабого понимания происходящего, вызванного жесткой и примитивной индоктринацией, не рискнули, упустив свой шанс.

Сегодня в окружении Путина тоже борются две силы, одна из которых готова пойти на такой сговор, правда, на условиях уже гораздо менее выгодных, чем это было когда-то возможно, а вторая – не готова, и желала бы северокореизировать Россию, закрыв ее от вредных веяний. Оба проекта, "внутренней" и "внешней" России, вовсе не враждуют. Напротив, они смогут гармонично дополнять друг друга в новом мире, так что план "Две России – один Кремль" представляется вполне жизнеспособным.

Супермен Путин против доктора Хаоса

Эта попытка утверждения победоносного прошлого, "здорового консерватизм", который (по Бердяеву!) вовсе "не то, что мешает идти верх и вперед, а, то, что мешает идти назад и вниз, к хаосу" и составила главное содержание речи Путина. При этом составители его спича старательно лавировали между революцией, чреватой лишением собственности, и вообще никогда не приносящей ничего хорошего, и гниющими язвами капитализма, впавшего в политкорректный маразм. Но, увы, так и не смогли толком вырулить, и предложить что-то третье, кроме "действенного международного порядка", построенного на балансе "интересов и возможностей государств", в рамках которого "нельзя кому-то или что-то навязывать, будь то принципы общественно-политического устройства или ценности, которые кто-то по своим соображениям назвал универсальными".

Иными словами, наполнение каждого из государств должно, по Путину, оставаться его внутренним делом, а то, как ему защитить "единственную универсальную ценность – человеческую жизнь", "каждое государство должно решать самостоятельно, исходя из своих возможностей, культуры, традиций". При этих словах Путина Ким Чен Ын в своей резиденции одобрительно улыбнулся далекому валдайскому другу.

Конечно, такая идиллия, в чисто феодальном духе — мол, пусть каждый займется своим уделом и не лезет в дела соседа, не срабатывала даже в эпоху раннего феодализма. Тем более, она не сработает сейчас, в глобализованном и корпоратизированном мире, но не сработает только в лоб. А вот в обход, в рамках плана "двух Россий", если уютное государство, в котором никогда не будет революции и никто не лишит уважаемых людей их собственности, спрятать, как жемчужину, в складках мантии одного из корпоративных моллюсков, такой план уже может сработать. Особенно, если внушить жителям этого государства, надежно отрезав их от мира, что они живут стабильно хорошо, а не стабильно прозябают, как им пытались внушать всякие иностранные агенты. Которых, к счастью, уже всех повыловили. И путинская тяжелая кавалерия, заполнившая зал, преисполняясь энтузиазма от такой перспективы, бодро ржала в положенных местах, а в положенных местах – била копытами. Эта общая бодрость стала еще заметнее, когда речь окончилась, и Путин стал отвечать на вопросы из зала. Естественно, на правильные вопросы, заданные правильными людьми.

"Идеологическая окраска советского периода" 

И вопросы, и ответы были совершенно в стиле только что прозвучавшего доклада. Путин излагал версию Всемирной истории, разработанную для него референтами, гневно отвергал совместное участие СССР и Германии в развязывании Второй Мировой войны и суетливо лгал о том, что, мол, "мы вошли в Брест, когда уже там были немцы, и они просто подвинулись", не видел угрозы сокращения свобод в России (тут, кстати, он прав – такой угрозы уже нет) и предлагал поручить Лаврову организовать следующее заседание Валдайского клуба в Нью-Йорке (а что ж не в Ялте, по лиходеевским местам, — или слабо?). Продолжил балансировать между советской ностальгией и страхом перед призраком изъятия собственности: мол, "идеологическая окраска советского периода" с одной стороны, сузила горизонты возможного (ну, да, тут Путина можно понять), но, с другой, были в ней и плюсы. Какие? Верховенство духовного над материальным, например.

Путин также сообщил, что решающая роль России в победе в 2МВ очевидна по той причине, что "у нас только под Сталинградом миллион сто тысяч человек погибло, а в Британии сколько – 400 тысяч за всю войну? И полмиллиона в США?". Помянул 8-9 век, когда "на основе общего рынка, общего языка, власти князя и …э-э…общих духовных ценностей начало образовываться русское государство". "Потом оно расширялось", — продолжил мысль Путин. "И это тоже был такой плавильный котел" (в смысле, как в США — авт.). Тут же Путин подчеркнул, что "Россия, когда расширяла свои территории, она никогда не ставила в сложное положение тех людей, которые вливались в состав единого государства", в то время как в США индейцев – ну, вы сами знаете, что. Хотя, если обратиться к истории, то можно вспомнить, что американцев и британцев, тоже не отличавшихся особой деликатностью в обращении с местным населением, российские методы на Аляске своей запредельной жестокостью форменным образом ввергали в шок. Но это уже так, к слову.

По счастью, разбирать каждую ложь и каждое передергивание Путина нет никакой необходимости, поскольку есть точный способ определить, когда именно он лжет. Вот вам этот лайфхак: Путин лжет всякий раз, когда открывает рот. Этот метод выявления путинской лжи многократно проверен, и еще никогда не давал осечки – пользуйтесь на здоровье и не благодарите.

Оживил происходящее нобелевский лауреат Муратов, сразу взявший быка за рога – мол, Владимир Владимирович, деньги с Нобелевской все розданы, и поделены. Путин на это одобрительно кивнул, но тут обнаглевший Муратов вступился за иноагентов – мол, нехорошо, что не через суд присваивают это звание, так что и апеллировать в итоге не к кому. Путин, отвечая, зашел издалека, помянул нобелевские премии Горбачева и Обамы, поздравил Муратова с тем что тот оказался в хорошей компанией, хотя и напомнил, что Бердяеву Нобелевской не дали. Насчет суда ответил уклончиво, мол, и так сойдет, массовой записи в иноагенты нет, и, в общем, не надо преувеличивать. Тут же из зала вытащили иноагента Маргариту Симонян, которая поведала, как преследуют иноагентов в США, и поблагодарила Путина за здоровый консерватизм, и защиту ее, Симонян, детей от шупалец либерального фашизма. 

В лучших советских традициях был показан и прогрессивный американец, заслуженный профессор кафедры политологии Колумбийского университета и директор Евроатлантической инициативы в области безопасности, некий Роберт Легвольд, дистанционно поинтересовавшийся перспективами российско-американских отношений. Путин заверил далекого американского друга, что, "в целом, мы на правильном пути". И, точно, трех дней не прошло, как США полностью прекратили в Москве оформление всех видов виз для россиян. Отныне они будут оформляться только через посольство США в Варшаве. Впрочем, поскольку максимальная изоляция Внутренней России от остального мира входит в план Путина, а обитатели Внешней России давно имеют если не американское гражданство, то, по меньшей мере, мультивизу, то, вероятно, все и вправду на правильном пути, и беспокоиться Легвольду не о чем. Его кураторы смогут и впредь безо всяких проблем контактировать с ним. Но это все были уже детали и завитушки, дополнение к основной речи.

Вечный Путин

И все же назвать, подхалимское окружение российского диктатора именно "путинским", можно только очень условно. Путин – слабый политик, и он всегда был слаб, и был поставлен на царство уголовно-спецслужбистской мафией именно по этой причине, как абсолютно управляемая фигура, изолированная от внешних влияний. Путин определенно не Вилли Старк из известного романа, и не Хью Лонг из американской истории. Он массовый продукт, и случись с ним что, его легко заменят, поскольку российские бабы в вечно позавчерашней России рожают и будут рожать миллионы новых путиных. Так что следующим президентом/ председателем/ царем/ генеральным секретарем/ председателем совета директоров России тоже будет Путин, независимо от того, какая у него будет фамилия, и в этом нет никаких сомнений. Просто потому, что никого кроме маленьких путиных обоего пола в России давно уже не родится.

Выступление Путина очень явственно обозначило российское завтра, замкнутое на вчера, в котором по вечному кругу бредет из ниоткуда в никуда растерянная и запуганная толпа, которой, главное, "как бы не было хуже" и "как бы не было войны", но при этом вечно воюющая в качестве пушечного мяса на чужих войнах и и вечно летящая в безнадежную пропасть вечной нищеты.

И во главе этой толпы, как козел-провокатор, вечно будет ехать на членовозе, но все равно чувствуя себя неуютно, ничтожный, утерявший связь с реальностью и запуганный своим окружением зицпредседатель, нынешний или очередной Путин. Поставленный исключительно для удобства выкачки ресурсов и вывоза капитала в большой мир, но любимый народом за очевидное родство и социальную близость. А еще – за стремление закрыть от обитателей России большой мир, непростой, опасный и изменчивый, о котором им, для душевного спокойствия, лучше бы вообще ничего не знать. Этот мир уже давно не для них.

    Реклама на dsnews.ua