• USD 28.4
  • EUR 33.3
  • GBP 36.8
Спецпроекты

Двенадцать лет после войны. Чему Украине стоит поучиться у Грузии

Двенадцатую годовщину российско-грузинской войны США и семь европейских стран отметили призывом к Москве вывести войска из Абхазии и Южной Осетии

Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock
Реклама на dsnews.ua

Те же самые слова звучали и год, и два, и восемь лет назад. К прежним аргументам добавилась озабоченность ситуацией в здравоохранении в свете распространения COVID-19. Но результат ожидаемо нулевой, не считая морального удовлетворения для Тбилиси (о Грузии помнят) и очередного хамского комментария российских дипломатов.

Для Украины же очередная годовщина "пятидневной войны" — дополнительный повод для осмысления уроков. Уж слишком много параллелей между нами и Грузией (как, впрочем, и Молдовой).

План Медведева-Саркози: как Москва "кинула" Запад

Вдаваться в подробности самой "пятидневной войны" нет смысла. С одним замечанием — российская агрессия против Украины окончательно опровергла миф, о том что Россия пошла на "принуждение" Грузии к миру исключительно под влиянием обстоятельств, спасая мирных жителей Южной Осетии. Такие операции не готовятся за пять минут и решения об их проведении спонтанно не принимаются.

8 августа российские войска начали боевые действия против грузинской армии и в течение пяти дней не только выдавили их из Южной Осетии, но и вступили на непосредственно грузинскую территорию. 12 августа в Москву прибыл Президент Франции Николя Саркози. По итогам встречи был разработан мирный план из шести пунктов. 1) Отказ от применения силы; 2) Окончательное прекращение всех боевых действий; 3) Свободный доступ к гуманитарной помощи; 4) Возвращение вооруженных сил Грузии в места их постоянной дислокации; 5) Возвращение вооруженных сил РФ на линию, предшествовавшую началу боевых действий; 6) Предоставление Абхазии и Южной Осетии международных гарантий безопасности и стабильности.

Первоначально шестой пункт звучал так: «Начало международного обсуждения о вопросах будущего статуса Южной Осетии и Абхазии». Однако по настоянию Президента Грузии Михеила Саакашвили он был изменен. Вначале план в Москве подписали главы двух квази-государств. 15 августа свою подпись поставил президент Грузии, 16-го — президент России. А через 10 дней, 26 августа Дмитрий Медведев издал указы о признании независимости Абхазии и Южной Осетии.

Соответственно, прибывший в начале сентября в Москву Саркози фактически столкнулся с принципиально иной ситуацией. Вместе с тем, были согласованы еще три дополнительных пункта — об отводе войск, работе международных наблюдателей и начале дискуссии по вопросам безопасности в Женеве. Хотя в свете признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии предмет дискуссий выглядел довольно расплывчато.

Реклама на dsnews.ua

В целом же реакция мирового сообщества на "кидок" России была негативной, но сдержанной. Особых политических последствий для Москвы ее действия не имели. Например, министры иностранных дел семи государств "Большой восьмерки" выразили "глубокое сожаление", но Россия продолжала оставаться членом этого неформального клуба государств вплоть до оккупации Крыма.

Грузия разорвала с Россией дипломатические отношения, вышла из Содружества независимых государств и приняла закон "Об оккупированных территориях".

Россия, в свою очередь, подписала с "республиками" соглашения о создании 4-й военной базы в Южной Осетии и 7-й военной базы в Абхазии. Российские войска остались там, где были, вопреки всем планам…

Годом позже, отвечая на вопросы российских и грузинских журналистов Дмитрий Медведев заявит: "Я считаю, что я выполнил план Медведева-Саркози на все сто процентов. В этом плане нигде не говорилось о том, что мы не будем признавать Абхазию и Осетию или о каких-то других вещах. Что касается отвода войск, то он произошёл… на довоенные позиции в понимании российской стороны". Цинизм? Наглость? Отнюдь. Нормальное поведение "политического гопника", каковым и является Россия на международной арене.

"Шаг к лучшему будущему": есть ли шанс у Грузии?

В январе 2010 года Грузия решила попытаться решить проблему реинтеграции с помощью "мягкой силы" — мер гуманитарного и экономического характера. Правительство утвердило документ под названием "Стратегия в отношении оккупированных территорий: Вовлечение путем сотрудничества". Как было заявлено, цель стратегии — стремление "сделать доступными населению Абхазии и Цхинвальского региона/Южной Осетии все преимущества, которые несeт прогресс, достигнутый в результате осуществляемых в государстве реформ, и более глубокая интеграция страны в Евросоюз, Евроатлантические структуры и институты".

Среди предложенных мер — содействие экономическим отношениям между общинами, разобщенными разделительными линиями, вовлечение регионов в международные экономические связи Грузии, свобода передвижения, доступность услуг здравоохранения и образования и т.д.

В 2012 году по итогам парламентских выборов объединение "Грузинская мечта — Демократическая Грузия", созданное российским бизнесменом Бидзиной Иванишвили (грузинское гражданство он получил только после победы своей политсилы), сменило у власти партию Михаила Саакашвили "Единое национальное движение". Среди прочего, представители "Грузинской мечты" декларировали новую политику в отношении Абхазии и Южной Осетии, отличающуюся от "агрессивной" политики Саакашвили. Среди новшеств — пересмотр закона об оккупированных территориях, "прямой всенародный диалог", смягчение риторики в адрес квази-государств (представители "Мечты" перестали употреблять термин "марионеточный режим".

Пока единственно, чего удалось добиться "Грузинской мечте" — определенного смягчения в отношениях с Москвой, хотя дипломатические отношения между двумя странами не восстановлены. Россия сняла ограничения на импорт большинства грузинских товаров, было восстановлено регулярное авиасообщение, что обеспечило Грузии наплыв российских туристов.

В урегулировании же последние 8 лет особого прогресса не принесли. Россия последовательно расширяет свое присутствие в Абхазии и Южной Осетии. В 2014-2015 годах Москва подписала с квази-республиками договоры о союзничестве и стратегическом партнерстве, которые де-факто "инкорпорируют" их в Российскую Федерацию (в частности, Россия берет на себя заботу их "защиты"). Реакция Грузии на эти шаги была резко негативной, что, впрочем, никак не повлияло на развитие двусторонней торговли.

Состоялось уже 50 раундов Женевских дискуссий. Последний, юбилейный состоявшийся в декабре прошлого года закончился безрезультатно, как, впрочем и предыдущие. До сих пор так и не принято заявление об отказе от применения силы. Тбилиси настаивает, чтобы оно было подписано Грузией и Россией, Москва же считает, что Грузия должна подписать их с Абхазией и Южной Осетией (казалось бы, при чем здесь ОРДЛО). Для Грузии же такой шаг — фактическая легитимация "независимости" двух квази-государств.

О спокойствии на разделительной линии говорить рано. Инциденты, в том числе со смертельным исходом продолжаются, причем жертвами становятся, в основном, граждане Грузии.

В прошлом году грузинское правительство выступило с мирной инициативой "Шаг к лучшему будущему". Она предполагала работу по трем направлениям:

Первое - расширение и упрощение торговли вдоль линий разграничения.

Второе - создание дополнительных возможностей для получения образования жителями Абхазии и Южной Осетии как в Грузии, так и за ее пределами.

Третье — создание механизма, упрощающего доступ жителей регионов, которые не контролируются центральной грузинской властью, к преимуществам, которыми граждане Грузии стали пользоваться в результате сближения с Европейским Союзом ("безвиз" и торговля с ЕС).

При ближайшем рассмотрении заметно сходство этой инициативы с уже упомянутой стратегией времен Саакашвили "Вовлечение путем сотрудничества". Однако идея получила поддержку со стороны Европейского Союза (что неудивительно, учитывая любовь европейцев к разным "мерам доверия" и "малым шагам"), и вместе с тем была раскритикована как в самой Грузии, так и на оккупированных территориях. Основные претензии к инициативе просты — абхазы и осетины, обладающие российским паспортом и так не особо стеснены в передвижении и получении образования в России, а для экономик двух "республик" российского рынка вполне хватает.

Правда, новый глава Абхазии Аслан Бжания месяц назад заговорил о возможности легальной торговли с Грузией. И более того, сделал заявление о заинтересованности в оформлении грузинской стороной соглашения о неприменении силы даже без признания независимости Абхазии. Мегакопромисс.

Но… Здесь впору вспомнить — в 1996 году был подписан Меморандум об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем, по которому стороны взяли на себя обязательства "не прибегать во взаимных отношениях к применению силы или угрозы силой". Нет, Молдова официально не признавала Приднестровскую Молдавскую республику, но с того времени есть две "стороны конфликта" и посредник — Россия. Миновало 24 года, но Молдова так и не смогла реинтегрировать Приднестровье.

В принципе того же — признания "ДНР-ЛНР" стороной конфликта добивается сегодня Москва и от Украины. Грузия пока не поддается. Более того, она служит примером того, как смягчение риторики и попытка наладить "всенародный диалог", в конечном итоге, играет на руку как России, так и вскормленным ею сепаратистам.

Весьма вероятно, что сторонники "Грузинской мечты" искренне верили в то, что, отказавшись от "воинственной риторики" предшественников, им удастся воссоединить страну.

На практике все оказалось гораздо сложнее.

Ситуация тупиковая. Грузия не откажется от Абхазии и Южной Осетии, Россия — от признания их независимости.

История не знает сослагательного наклонения, но вполне возможно, что столкнувшись раз с жесткой реакцией мирового сообщества, Россия была бы более осторожной не только в Грузии, но и в Украине. Безнаказанность порождает вседозволенность, а отсутствие сопротивления убеждает в слабости.

    Реклама на dsnews.ua