Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Интеграции не будет, расходимся. Почему Путину вдруг перестала быть важна Беларусь

Пятница, 19 Июля 2019, 11:00
От встречи Лукашенко и Путина многие ожидали "интеграционного прорыва" — мол, будут сняты последние барьеры на пути слияния двух стран. Но вышло ровно наоборот — интеграция отложена на неопределенное время
EPA/UPG

EPA/UPG

17 июля — неформальная встреча Путина и Лукашенко на Валааме, в мужском монастыре. 18 июля — официальные переговоры в Санкт-Петербурге. От этого дуэта встреч многие наблюдатели в двух странах ожидали чего-то прорывного. Большинство сходилось во мнении, что после почти года переговоров об ускорении интеграции двух стран Путин таки додавил Лукашенко  и тот подпишет в Питере некий документ, фактически меняющий часть белорусского суверенитета на возобновление российских дотаций в полном объеме.

Перенести на бесконечность

Но этого не произошло. Более того, публичные заявления президентов по окончании переговоров звучали как издевательство. Так, Лукашенко прямо сказал, что дальнейший ход интеграции будет обсуждаться аж в декабре, когда исполнится 20 лет Союзному договору: "Я предлагаю снять все вопросы к этой дате. И в рамках Высшего госсовета, или как мы договоримся, все это утвердить. И программу, которая определит стратегию наших действий, и снять текущие проблемы".

Владимир Путин согласился, что надо "продолжить дискуссии": "Все это очень важно, интересно, перспективно и полезно. У нас работает правительственная комиссия, которая сегодня нам доложит о результатах работы по дальнейшему развитию Союзного государства. В этом году у нас юбилей в декабре. Поэтому мы с Александром Григорьевичем решили проанализировать все, что сделано в рамках Союзного договора, что не сделано, по каким причинам. И выработать приемлемые для наших стран пути дальнейшего развития интеграции".

Было, конечно, еще много ритуальных слов, но главное — все как мы любим: очередная встреча президентов РФ и Беларуси закончилась без конкретики в заявлениях и даже без подписания каких-либо значимых документов. Просто "продолжаем дружить", а об интеграции поговорим. Как-нибудь. Потом.

Кажется, что все закончится именно так, кроме автора этих строк, предвидел только один человек — министр экономики РФ Максим Орешкин. Накануне встречи в Питере он заявил, что "тема построения Союзного государства может быть заморожена". Так и вышло.

Потребность отпала

Еще недавно считалось, что причина требований Москвы резко ускорить интеграцию РФ и РБ в единое государство — желание Владимира Путина после 2024 г. остаться у власти. А для этого, дескать, нужно "переформатировать" Россию, создать новое государство с новой Конституцией. Союзное государство с Беларусью (номинально существующее с конца 1999 г.) на эту роль подходило как нельзя лучше.

Но теперь, кажется, в Кремле от этого сценария отказались. Неделю назад Bloomberg разразился статьей, в которой со ссылкой на собственные источники в окружении Путина утверждал, что "проблема 2024 года" будет решаться вне формата Союзного государства — Лукашенко, мол, уперся. Соответственно, проект объединения с Беларусью уже неактуален.

По Bloomberg планы Кремля на 2024 г. сейчас заключаются в том, чтобы Владимир Путин стал премьером с расширенными полномочиями и лидером "Единой России". Конечно, само по себе сообщение пусть и авторитетного и опытного агентства не означает, что такая смена планов действительно состоялась. Но есть свидетельства того, что сообщение Bloomberg соответствует действительности. Российские СМИ и интернет-ресурсы стали горячо обсуждать этот проект "обратной рокировки", возвращения в 2008 г., во времена смены Путина на Медведева в Кремле.

Еще более показательной стала смена риторики телеграмм-каналов во главе с "Незыгарем", которые последние месяцы упорно убеждали публику в том, что объединение неизбежно и Лукашенко будет вынужден сдаться. Теперь они так же дружно констатируют, что планы стремительного поглощения Беларуси скорректированы. Нет, продолжаются рассуждения о том, что Россия кормит неблагодарную Беларусь, что Лукашенко на президентских выборах еще покажут кузькину мать, что Беларусь лишат всей помощи и тогда белорусы осознают, кому они обязаны своим благополучием. Но все это говорится без прежнего рвения и уверенности.

Собственно, и раньше люди, опытные в кремлевские играх, говорили, что вариант с решением "проблемы-2024" через объединение с Беларусью — лишь один из возможных, этот вариант отстаивает только одна из кремлевских башен в конкуренции с другими башнями и их вариантами.

Минск, действительно, как мог, отбивался от предложений "недружественного поглощения", затягивая, забалтывая переговоры об исполнении договора о Союзном государстве от 1999 г. Получилось так, что Минск брыкался достаточно активно, чтобы обеспечить победу другой кремлевской группировке с другими, менее экзотическими и рискованными сценариями транзита власти в 2024-м.

Ведь, в самом деле, принуждение соседней страны к объединению — задача как минимум технически сложная. Пусть даже головы местному населению успешно промыты российскими телеканалами, а Лукашенко называет белорусов "русские со знаком качества", все равно многое может пойти не так. Вариант рокировки с новым или тем самым Медведевым гораздо более надежный и не обремененный рисками.

Это, впрочем, не означает, что белорусский вариант отброшен окончательно и навсегда. До 2024 г. времени еще много, и игра престолов еще не завершилась. Но интенсивность давления на Беларусь в направлении углубления интеграции наверняка существенно уменьшится. А чтобы всем сторонам сохранить лицо, центр тяжести интеграционных процессов на постсоветском пространстве будет просто перенесен в ЕАЭС.

Конечно, игры в интеграцию, интеграционная риторика — все это будет продолжаться. Москве важен "белорусский балкон" на границе с НАТО, несколько ключевых для российской оборонки предприятий (МЗКТ, БелОМО и другие), вход в развитые в Беларуси энергетику, химпром, машиностроение и связь. Ну и, конечно, контроль за транзитом — между севером и югом, западом и востоком — главным богатством Беларуси.

Можно даже сказать, что резкое охладевание Кремля к интеграции "здесь и сейчас" — это даже не совсем хорошо для Лукашенко. Минск в ответ на отсутствие более тесной интеграции уже получил сокращение дотаций по всем направлениям: и межгосударственный кредит, и компенсацию налогового маневра, даже компенсацию за "грязную нефть" отложили, возможность реэкспорта сжиженного газа и нефтепродуктов и вовсе перекрыли.

Россия больше не собирается оказывать помощь в обмен на поцелуи и рассуждения о славянском братстве. А идти на более тесную интеграцию вроде введения единой валюты означает частичную утрату суверенитета. Лукашенко на это не пойдет. Значит, Беларуси придется затягивать пояса. Украина от этого выиграет, но это уже тема отдельного разговора.

Новый подход Москвы

Однако если Путину Беларусь перестала быть нужна "прямо сейчас", ради сохранения власти в России, то это вовсе не означает, что в Кремле потеряли аппетит к землям своего "ближайшего союзника", к тому же населенного "тем же народом". Просто теперь там не рассматривают такие сценарии склонения к интеграции, как "удушение" экономическими методами или открытая аннексия (условные российские танки в Минске), даже при условии одобрения последней большинством белорусов.

Новую парадигму в последние недели продавливают "интеграционные" интернет-ресурсы, во множестве созданные в общем медиапространстве РФ и РБ. Более того, новая позиция уже идет в повестку российских федеральных телеканалов — значит, она утверждена в кабинетах Кремля.

Ее суть парадоксальна: Россия — это основа и гарант белорусского суверенитета. И вот новая позиция Кремля: единственный работающий путь интеграции России и Беларуси схож с путем Евросоюза — с многолетними переговорами и согласованиями, созданием общей бюрократии, сращиванием капиталов и политических систем.

В Москве считают, что истинный белорусский суверенитет всегда был обеспечен Россией в ее разных исторических формах. Это разделы Речи Посполитой XVIII в., когда белорусское население было оторвано от польского, нападение СССР на Польшу в 1939 г. — опять "освобождение западно-белорусских земель из-под влияния Польши и присоединение их к БССР". Более того, цитируем: "В 1991 г. возникновение и развитие Республики Беларусь тоже оказалось результатом гарантий России — начиная от зонтика безопасности и заканчивая льготным доступом к необъятным ресурсам и рынку".

И закономерный вывод: "То, что белорусский суверенитет может быть обеспечен только Россией, — аксиома".

Все это только со стороны выглядит как обострение шизофренического бреда. Но Москва не случайно поменяла своего посла в Минске — с воинственного Михаила Бабича на Дмитрия Мезенцева, приятного настолько, что хоть к ране прикладывай. Теперь именно Мезенцев с бесконечным терпением будет предлагать Минску определиться, насколько глубоко Беларусь готова стать Россией и какие выгоды получат от этого белорусские элиты. В частности, каким будет объем поддержки белорусской экономики со стороны России.

Эта музыка будет вечной. Батарейки поменяли как раз вчера в Санкт-Петербурге.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир