• USD 28.4
  • EUR 33.3
  • GBP 36.8
Спецпроекты

Новая внешняя политика США. Помпео раскрыл, чем Трамп займется в свой второй срок

Внешняя политика 45-го президента США идеологически схожа с внешней политикой Владимира Путина. Оба пытаются создать дешевые империи, но методы различны

Майк Помпео
Майк Помпео / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Государственный секретарь США Майк Помпео на фоне обострения конфликта в Нагорном Карабахе прибыл в Грецию, в город Салоники, который был и еще остается одним из эпицентров другого конфликта — между греками и греками. Одни греки поддержали решение Афин помириться с Северной Македонией, другие были против и вышли на улицы.

Причем греческие власти в лице уже бывшего премьер-министра Алексиса Ципраса, резко сменившего курс с прокремлевского на провашингтонский, обвиняли Россию во вмешательстве в переговорный процесс со Скопье. Оно выражалось, в частности, в подогревании многотысячных протестов в Салониках в 2018 и 2019 гг., в которых активно участвовали праворадикалы, например, неонацисты из "Золотой зари", поддержавшие аннексию Крыма Россией и называвшие Революцию достоинства "сионистским заговором".

Вмешательство россиян заключению соглашения между Грецией и Северной Македонией не помешало. Но поспособствовало охлаждению отношений Москвы с Афинами, которые все больше тяготеют к сотрудничеству с США, в том числе в вопросе поставок американского СПГ в греческий Александруполи, где также может появиться американская военная база.

Помпео же прибыл в Салоники, чтобы цементировать углубляющийся альянс между США и Грецией. И в интервью ANA ("Афинскому информагентству"), также опубликованном на сайте Госдепа, прямо связал прогресс в переговорах с Северной Македонией с развитием сотрудничества — диверсификацией поставок энергоресурсов в Грецию, отказом от российских и увеличением американских инвестиций в различные проекты в Греции в целом и в Салониках в частности.

Успех в переговорах между Афинами и Скопье, по его словам, "может сделать жизнь жителей Салоников лучше" и "если люди в этом регионе поступят правильно", то инвестиций и сжиженного газа из США будет больше.

Диверсификации поспособствует и греко-израильско-киприотский проект газопровода EastMed, строительство которого пользуется огромной поддержкой Вашингтона.

Реклама на dsnews.ua

Помпео, по сути, лично курирует этот вопрос. Он присутствовал на церемонии подписания межправительственного соглашения в Тель-Авиве в начале текущего года.

Проблема в том, что интересен данный проект и другому региональному игроку — Турции, также являющейся членом НАТО. Между Турцией и Грецией сейчас разгорелся нешуточный конфликт за месторождения близ берегов Кипра, что можно рассматривать на шантаж Турцией участников проекта EastMed.

Помпео же, комментируя текущую ситуацию, дал журналистам довольно обтекаемый ответ, который заключался в том, что Вашингтон надеется: стороны достигнут компромисса.

По правде говоря, большего он сказать и не мог. Обе страны, Греция и Турция, для Штатов — ценные союзники. Каждый по-своему.

Но между ними есть нечто общее: они идеально подходят США в качестве государств, которым Вашингтон может делегировать полномочия по обеспечению безопасности в регионе.

Турции — в Средиземноморье, на Ближнем Востоке и Закавказье, откуда Анкара вполне успешно выдавливает россиян.

Греции же — на Западных Балканах. На что госсекретарь прямым текстом указал, отвечая на вопрос журналиста ANA о том, может ли Греция, будучи членом НАТО и ЕС, сыграть важную роль в обеспечении безопасности в регионе.

"Не только могла бы, а должна. Должна стать ключевым партнером США и Европы на Западных Балканах", — ответствовал Помпео.

Союз коалиций и гуру Трамп

Сама по себе концепция делегирования полномочий не является новаторством в американской внешней политике. Ее пытался реализовать в свое время и Джордж Буш-младший, но уже в начале президентства ему сильно помешали теракты 11 сентября 2001 г. Пытался и Барак Обама. Он продвинулся в этом направлении несколько дальше предшественника, сумев наладить какой-никакой диалог между Израилем и арабскими монархиями.

Но успех на этом поприще, как ни странно, пришел именно к Трампу, который, например, смог завершить начатое Обамой и оформить вышеупомянутый ближневосточный альянс.

Выбранный администрацией Трампа формат — не отдельные государства, которым Штаты делегировали полномочия, а союзы или коалиции.

Не лишним будет вспомнить, что Вашингтон накануне стал инициатором создания коалиции стран против строительства российского газопровода "Северный поток-2" в Евросоюз. Еще одна такая коалиция с подачи США будет создана для сдерживания Китая и его политико-экономической экспансии.

О соответствующих планах Вашингтона Майк Помпео заявлял еще в конце июля 2020 г. во время визита в Лондон, где он встречался с премьер-министром Великобритании Борисом Джонсоном.

В другом своем интервью, которое глава Госдепа дал перед отъездом в Грецию, подтвердил: США создают международную коалицию для сдерживания Китая. Общение с Марком Левином, известным консерватором, ведущим ток-шоу Life, Liberty&Levin, которое выходит на канале Fox, по сути, — одна сплошная предвыборная теплая ванна, куда вместе с Помпео заодно окунули и Дональда Трампа.

Но все же оно знаковое. И даже очень.

Помпео прямо называет КНР "наибольшей внешней угрозой для США в среднесрочной и долгосрочной перспективе". Нынешняя администрация, с его слов, в отличие от администрации Обамы, это прекрасно понимает и будет с угрозой бороться. Как? Посредством коалиции, участников которой госсекретарь не перечислял.

"Сейчас мы начали строить глобальную коалицию, чтобы оттеснить (Китай). На это уйдут годы ", — сообщил он. И ясно намекнул, что США смогли убедить некие государства в том, что Китай представляет угрозу для стран Африки, Южной Азии и Южной Америки. Помпео даже указал на слабое место Китая, по которому, судя по всему, Вашингтон будет бить. По крайней мере, постарается. Ведь это слабое место — энергоресурсы Ближнего Востока.

С одной стороны, арабские монархии входят в состав одной из американских коалиций. С другой, речь все же идет о немалой прибыли от продажи нефти Пекину. И от реализации других проектов, к примеру, строительства саудитами для Китая НПЗ в пакистанском порту Гвадар.

До оглашения результатов выборов президента США Эр-Рияд никаких глобальных решений по Китаю принимать не будет. По той простой причине, что если Трамп уступит Овальный кабинет Джо Байдену, роль Штатов на международной арене вновь может претерпеть существенные изменения.

Но в любом случае внешнюю политику Дональда Трампа следует признать состоявшейся.

Ее суть и формат опять-таки Помпео обозначил в интервью Левину, когда, говоря об антикитайской коалиции, отметил, что "единомышленники" объединяются, чтобы "присоединиться к Трампу и Америке" в обеспечении безопасности во всем мире.

То есть Трамп, сторонник изоляционизма США, не претендует на статус мирового жандарма, но желает быть в некотором роде почетным мировым жандармом — патриархом, гуру, наставником, к которому союзники обращаются за советом, поддержкой и по указаниям которого обеспечивают тот самый мир в "подотчетных" им регионах.

Внешняя политика 45-го президента США идеологически схожа с внешней политикой Владимира Путина. Но методы и цели иные. Сходство же состоит в том, что они оба пытаются создать дешевые империи.

Кремль строит свою руками "ихтамнетов" в Украине, Беларуси, на Ближнем Востоке, в странах Магриба и Африке.

Трамп реализует совершенно иную концепцию, которая, в принципе, очень даже соответствует американской повседневной идеологии — концепцию делегирования и корпоративизма.

И Майк Помпео своим интервью предельно четко дал понять, чем президент США занимается сейчас, под конец каденции, и чем, по всей видимости, будет заниматься в течение всего второго срока, если одержит победу на выборах.

Речь идет о полномасштабной перестройке американской системы влияния. В некотором роде ее можно считать переосмыслением опыта Британского содружества. Трамп стремится отказаться от системы контроля и единоличной ответственности в пользу системы ответственности "эшелонированной" и создания своего Американского содружества, состоящего из кластеров американоцентричных государств. Для них он желает быть американским "символом единения".

    Реклама на dsnews.ua