• USD 36.6
  • EUR 37.3
  • GBP 44.2
Спецпроекты

Порты и зрада. Будет ли работать Стамбульское соглашение

Соглашение разблокирует экспорт зерна, а это многие миллионы долларов для экономики воюющей страны и сохранение рынков

Реклама на dsnews.ua

Украина и Россия подписали с Турцией под эгидой ООН во дворце османских султанов Долмабахче в западном Стамбуле соглашение "Инициатива по безопасной транспортировке зерна и продуктов питания из украинских портов", которым снимается российское блокирование экспорта украинского зерна из портов "Одесса", "Черноморск" и "Южный". Срок действия — 120 дней с возможностью пролонгации.

Подписи свои ставили: со стороны Украины – министр инфраструктуры Александр Кубраков, со стороны Турции – министр обороны Хулуси Акар, со стороны России – министр обороны Сергей Шойгу. Ради этого события свой отпуск прервал Антониу Гутерриш, генеральный секретарь ООН – организации, подвергающейся частой критике за неспособность остановить войну России против Украины.

Прежде чем перейти непосредственно к соглашению, хотел бы обратить внимание на особенности освещения этого мероприятия в Стамбуле иностранной, англоязычной, прессой. А подают они информацию о соглашении таким образом, что оно было заключено между Украиной и Россией.

Что не так. Как подчеркнул в Twitter советник главы Офиса президента Михаил Подоляк, Украина с Россией никаких соглашений не подписывала, а подписала его с Турцией и ООН. Шойгу же визировал аналогичный документ с Акаром. Что подтверждается и копией соглашения, которая имеется в распоряжении "Украинской правды" — под украинским вариантом стоят подписи Кубракова и Акара.

Да, учитывая, что это Россия устроила блокаду украинских портов, а значит и остановила экспорт зерновых и продуктов питания, то, можно сказать, что отчасти это все же является соглашением между РФ и Украиной. Но лишь отчасти. С той разницей, что в данном случае есть конкретные посредники, даже арбитры – Турция и ООН.

И эта разница в эпоху информационных войн имеет значение, ведь кремлевским ресурсам очень легко будет превратить эту неточность в формулировках в рамках очередной ИПсО в намек на готовность Киева идти дальше в переговорах, вплоть до решения, собственно, вопросов военного характера. Которые, как известно, Москва хочет решить далеко не в пользу Украины.

Участие же третьей стороны (повторимся: Турции и ООН) — это своего рода если не гарантии, то по крайней мере цементирование роли других игроков в попытках разрешить продовольственный кризис, спровоцированный Россией.

Реклама на dsnews.ua

Теперь к соглашению, о котором ходила масса слухов и публикаций в СМИ, в том числе европейских и американских.

Одним из таких потенциальных пунктов договоренностей, озвучиваемых ранее, было разминирование акватории Черного моря непосредственно у вышеуказанных портов, что в свою очередь вызвало массу страхов и беспокойств в отношении перспективы высадки Россией десанта на одесском побережье.

В подписанном сегодня соглашении пункт о разминировании отсутствует (почти, но об этом ниже).

Хотя, стоит отметить, что даже в случае разминирования, в рукаве Украины уже имеется туз в виде противокорабельных комплексов, поставленных партнерами. Возможно их количество не столь велико, как бы хотелось нам, но его все же достаточно для того, чтобы устроить мясорубку во время попыток России провести десантирования с кораблей.

Соглашение и неясности

В целом же, из соглашения мы узнали следующее:

На подготовку "Одессы", "Черноморска" и "Южного" к экспорту зерна отводится около 10 дней.

Чьи будут суда? Скорее всего, частных перевозчиков. Но об этом в соглашении ни слова. Список судовладельцев, готовых отправиться в зону боевых действий, как и механизм оплаты их работы (с учетом повышенных рисков и соответствующей страховки), также представлен не был. Либо его еще нет и он появится в ходе последующих переговоров.

Для контроля над соблюдением норм соглашения по обеспечению "зеленого коридора" для украинского зерна в Стамбуле будет создан Совместный координационный центр (СЦК), куда войдут по одному высокопоставленному представителю от Украины, России, Турции и ООН, а также энное количество представителей рангом поменьше. Будет ли их одинаковое количество для каждой стороны – неизвестно.

В рамках СЦК будут функционировать инспекционные группы, в состав которых опять-таки войдут украинцы, турки, россияне и представители ООН. Инспектирование судов по требованию РФ на предмет возможных тайных поставок оружия в Украину будет проводиться в турецких гаванях в Босфоре по распоряжению Анкары.

The Wall Street Journal неделю назад со ссылкой на официальных лиц Турции и собственные источники писала, что: во-первых, досматривать суда будут турки; во-вторых, сопровождать их будут украинские корабли.

Возможно, это и обсуждалось неделю назад, однако, как видим, оба пункта изменены. И похоже, что сделано это было в угоду России, которая определенно хотела бы, чтобы ее представители лично могли побывать на судах.

Это не есть хорошо, потому что Украина на примере СММ ОБСЕ или СЦКК уже хорошо знает, что такое присутствие россиян в различных мониторинговых группах, где те, как и режим Путина в целом, придерживаются не международных соглашений, а ставят превыше всего интересы, собственно, российского режима.

Следовательно, будет постоянно сохраняться угроза провокаций со стороны РФ. Тем более, что проверки будут проводиться не в украинских портах, а в Турции, и по всему пути следования из Босфора в Одессу охранять суда украинский флот не будет. Конвоев вообще никаких не будет. К судам, которые украинские лоцманы будут выводить через территориальные воды Украины по конкретному маршруту, запрещено приближаться любым кораблям и авиации.

Проверки проводятся на "входе" и на "выходе" из Босфора. И пока это судно дойдет до пункта назначения в "Одессе", "Черноморске" или "Южном", случиться может всякое. В особенности, если перед этим на борт поднимется представитель РФ или даже несколько.

Можно сказать, что составители соглашения, по крайней мере, понимают, что риски такие существуют. Но механизм реагирования на возможные провокации прописан крайне нечетко.

В частности, в документе отмечается, что в случае "подозрительных действий", несоблюдения норм соглашения или чрезвычайных ситуаций СЦК утверждает и обеспечивает оказание помощи экипажу.

Формулировки крайне размыты. Что подразумевается под "подозрительными действиями", несоблюдением норм соглашения или ЧС? Приближение российского катера с десантом – это подозрительные действия? И каким образом именно будет помогать СЦК, если, к примеру, произойдет вооруженная провокация россиян?

Остается надеяться, что "подозрительные действия", несоблюдение норм соглашения или ЧС будут прописаны в дополнениях к соглашению.

Еще следует обратить внимание на вопрос разминирования украинской акватории. Это требование было снято. Но в документе все же нашлось место "подводному камню" — там прописан пункт, который предусматривает проведение разминирования "при необходимости" и осуществлять его будет тральщик другой страны (не украинский и не российский). Какой – не указывается, но решать будет СЦК.

Выводы

В первую очередь, подписание этого соглашения имеет позитивные стороны. По той простой причине, что оно, по крайней мере пока на бумаге, но разблокирует экспорт украинских зерновых, продуктов питания и удобрений.

В украинских портах сейчас находятся около 20 млн тонн зерна. На элеваторах по стране в целом же его порядка 90 млн тонн. Такое количество зерна Украина никогда не потребляла, обеспечивая продовольственную безопасность 400 млн человек по всему миру. А потому не стоит искать здесь зраду (воюющая страна, которую другая страна хочет уничтожить и не скрывает этого, кормит мир) не стоит. Эмоции понять можно, но все же есть рацио, а оно состоит в необходимости демонстрировать партнерам приверженность соблюдению своих обязательств, сохранить рынки, не отдав их России; дать аграриям продать продукцию, полученную тяжким трудом, а это миллионы и миллионы долларов фермерам и в бюджет страны, находящейся в состоянии войны.

Это огромнейшие плюсы Стамбульского соглашения. Вопрос в том, заработает ли оно.

К тому же, то, что Москва согласилась открыть "зеленый коридор" для агроэкспорта – может быть признаком попыток Кремля немного сдать назад.

Или же наоборот – она сейчас надеется выстроить очередную многоходовку для новой эскалации, учитывая вызывающие вопросы пункты соглашения.

Пока же можно заметить, как российская верхушка медийно привязывает документ к разблокированию Западом уже российского экспорта. Поэтому столько внимания российская пресса уделяет подписанию Шойгу с Гутерришем другого документа — меморандума о содействии ООН поставкам российских продовольствия и удобрений на мировые рынки. Шойгу прямо заявляет, что соглашение и меморандум взаимосвязаны, хотя: а) меморандум – это не имеющая силы декларация намерений; б) никакого запрета на экспорт продовольствия из РФ не было на самом-то деле. Здесь речь идет не о поставках продовольствия или удобрений из России, а скорее о вплетении в западное информпространство нарратива об ослаблении санкционного давления на РФ в целом. 

    Реклама на dsnews.ua