Техно

Калестос Джума: Опасения по поводу ГМО напоминают страхи жителей африканской деревни 60-х годов

Профессор Гарвардского университета, глава Проекта сельскохозяйственных инноваций в Африке о том, как трансгенные продукты влияют на организм человека

Гуманитарная организация Oxfam сообщила, что в текущем году 10 млн человек в Южной Африке пострадали от голода из-за засухи и отсутствия дождей. По прогнозам южно-африканской компании Agricultural Biotechnology Industry, ЮАР может произвести в этом сезоне всего 1,65 млн т кукурузы и должна будет импортировать дополнительные 9,4 млн т, что обойдется в $2,30 млрд. И это при том, что Южная Африка всегда являлась экспортером кукурузы и редко ее покупала для внутренних нужд.

В этой ситуации многие ученые видят спасение в использовании ГМ культур. В 2017 г. в ЮАР впервые начнут выращивать устойчивую к засухе генномодифицированную кукурузу, которая уже протестирована и одобрена для применения. Но проблема в том, что к продуктам генной инженерии на континенте относятся с большим недоверием. Многие африканские страны их запретили, утверждая, что трансгены скрещиваются с другими растениями, загрязняют окружающую среду и в долгосрочной перспективе могут оказывать негативное влияние на здоровье людей. Выходец из Кении Калестос Джума, доктор наук, профессор-практик в области международного развития Гарвардского университета, директор по науке, технологиям и глобализации в Гарвардской школе управления им. Кеннеди и директор Проекта сельскохозяйственных инноваций в Африке, финансируемого фондом Билла и Мелинды Гейтс, считает, что все страхи по поводу генномодифицированных культур совершенно беспочвенны. Ученый, который называет себя "ГМ-оптимистом", уверен, что за такими технологиями будущее, причем не только его родины, но и всего мира.

"ВД" Профессор, несмотря на то что ГМ технологии используют уже много лет, по отношению к ним сохраняется жесткая оппозиция, причем не только со стороны общества, но и многих ученых. Очевидно, опасность в выращивании и потреблении транскультур все же есть?

К.Д. Я уверен - ученые, которые против использования ГМ технологий, либо далеки от этой сферы, либо проводят недостаточно чистые, доказательные эксперименты, либо сотрудничают с организациями, которым распространение генномодифицированных культур коммерчески невыгодно. В последнем случае речь идет, к примеру, о транснациональных компаниях, производящих пестициды, - ведь это огромнейшая индустрия, в которой вращаются миллиарды долларов. Аналогичная ситуация и с производителями удобрений: если большинство ГМ культур "запрограммированы" на высокую урожайность, удобрения просто не нужны, а ведь это еще одна глобальная индустрия. Подсчитано, что американские фермеры только за счет экономии гербицидов и удобрений будут ежегодно получать от трансгенных культур дополнительный доход в $6-7 млрд. Соответственно, производители гербицидов и удобрений эти миллиарды потеряют. Уже выращивают овощи с длительным сроком хранения, что делает бесполезными тепличные хозяйства. И таких примеров немало, так что "ищите, кому выгодно": в данном случае, кому выгодно устраивать марши протеста против ГМО. Что касается мотивации общественных организаций, то она зачастую обусловлена отнюдь не беспокойством о биологической безопасности, а неприязнью к глобализации, политическими или прагматическими интересами.

"ВД" Вряд ли все общественные организации, выступающие против ГМО, отстаивают чьи-то интересы. Наверняка многие действительно заботятся о здоровье людей!

К.Д. Ну да, они даже благородный лозунг придумали: "Пускай генетически модифицированную еду потребляют генетически модифицированные существа!". Поймите, что народ идет на поводу у непрофессионалов. Согласно недавнему исследованию Американской академии наук, которое проводилось при участии независимых экспертов и ученых с мировым именем, опасности для здоровья при употреблении ГМ продуктов нет. Проблема в том, что объяснить это обывателю с научной точки зрения очень сложно. Сейчас большинство людей считают, что обычное растение, политое пестицидами от вредителей, полезнее, чем такое же с генной модификацией, благодаря которой вредители его не едят. Но ведь это же полный абсурд!

"ВД" Но негативный эффект от ГМ продуктов может проявиться через несколько десятков лет. Никто ведь не знает об эффекте таких технологий в долгосрочной перспективе!

К.Д. Мне подобные опасения по поводу ГМО напоминают страхи жителей африканской деревни 60-х годов. Я вырос в Кении, где много больших озер, и наши посевы то и дело затопляло водой. Людям приходилось выращивать урожай на очень ограниченных участках земли и зачастую пищи не хватало. Тогда мой отец отправился в Уганду и вернулся с черенками маниоки. Это неприхотливый вечнозеленый многолетний куст с богатыми крахмалом корнеплодами, похожими на длинные крупные картофелины. Маниоку можно варить или жарить, как картофель, делать из нее муку и печь хлеб, готовить кашу, десерты и пр. Немаловажно, что растение кустовое и не боится воды. В то время маниоку не знали в нашей части Кении и не хотели ее сажать, но наша семья все же стала выращивать эту культуру. Когда случилось очередное наводнение, посевы селян стали уничтожать спасавшиеся от затопления дикие свиньи, но все говорили, что виновата наша маниока, дескать, она привлекла животных. Даже ходили слухи, что это "рассада дьявола". Однако со временем маниока стала основной культурой Кении. Люди боятся всего нового, особенно того, что они не понимают. Очень часто мы излишне бурно реагируем по поводу возможных негативных последствий и принимаем решения, основываясь на эмоциях, а не на доказательствах.

"ВД" Какие методы создания ГМ организмов получили наибольшее распространение?

К.Д. На самом деле разработка ГМО рассматривается как естественное развитие работ по селекции животных и растений. Основным видом генетической модификации является использование трансгенов для создания трансгенных организмов. Для этого в нужном месте разрезают ДНК и вставляют в нее новый ген из ДНК другого организма. Когда такие реконструированные молекулы попадут, к примеру, в клетки растения, то эти клетки вместе со своими природными белками будут нарабатывать и новый белок, прочитанный с чужого гена. Благодаря выработке нового белка у организма и появляются новые качества. Точно так же за счет реконструкции участков ДНК можно формировать нужные характеристики животных или бактерий. Особенно ускорился процесс создания ГМ организмов после открытия так называемой полимеразной цепной реакции, позволяющей быстро размножать любой ген или просто фрагмент ДНК.

"ВД" Чем современные технологии получения ГМО отличаются от селекции?

К.Д. Все наши традиционные продукты питания - пшеница, картошка, томаты, кукуруза и пр. - созданы в результате природных мутаций и генетических трансформаций.

То есть все или почти все, что мы употребляем сейчас в пищу, генно модифицировано, только получено разными способами - долгим целенаправленным отбором в десятках и сотнях поколений, химическим или рентгеновским воздействием и т. п., направленным на нужные изменения в генах растений и животных.

Специалисты, хорошо разбирающиеся в молекулярной биологии, понимают, что ГМО, в общем, ничем не отличаются от организмов, которые получают селекцией. По сути, генная инженерия - это та же селекция, но целенаправленная и быстрая. В случае с традиционной селекцией результаты приходится ждать слишком долго, причем они бывают совершенно непредсказуемыми, тогда как генная инженерия обеспечивает четкий и быстрый результат. Современные методы ГМ позволяют встраивать обеспечивающий определенные свойства ген именно туда, куда нужно. То есть ГМ технологии гораздо перспективнее, прогрессивнее, а также безопаснее селекции. Так, при классической селекции в результате случайной мутации мог возникнуть белок, являющийся потенциальным аллергеном, и выявить его место нахождения в ДНК было очень сложно. В случае с ГМО точно известно, какой ген и куда встроили, поэтому его легко проверить на аллергенность, токсичность, отследить проявления в нескольких поколениях.

Фото: Shutterstock

"ВД" Противники трансгенов говорят, что ДНК из ГМ продуктов способны встроиться в наш организм...

К.Д. Это все равно, что сказать, будто от шницеля могут вырасти рога. Почему-то люди не боятся есть обычное мясо с чужеродными их организму ДНК, зато панически боятся ГМ коров с одним как раз отключенным геном, как в случае с мясными ГМ породами. Это совершенно абсурдно. В организме человека в пищеварительном тракте любая чужеродная ДНК разрушается ферментами нуклеазами до мономеров-нуклеотидов, которые всасываются клетками для синтеза собственных ДНК. Нуклеазы одинаково уничтожают ДНК вирусов, бактерий, растений, грибов или животных. Уже почти 150 тыс. лет человечество употребляет чужеродную ДНК с мясом, рыбой, овощами, фруктами и строит собственную ДНК из чужих нуклеотидов. И, как видите, от этого человечество не вымерло. К тому же технология создания ГМ предусматривает использование природных ферментов: рестриктазы, лигазы, полимеразы, экзонуклеазы и др., выделеных из живых организмов. Почти все ГМ растения содержат одинаковые природные последовательности ДНК, которые регулируют работу трансгена.

"ВД" Способны ли трансгены вызвать аллергию?

К.Д. Точно так же, как и любые другие продукты. Многие, например, не переносят цитрусы, шоколад, молочную лактозу, злаковый глютен и т. п. Все это аллергены, которые содержатся в обычных, не ГМ продуктах. Стоит ли говорить о токсичности синтетических пищевых добавок, консервантов, остатков стероидных гормонов и антибиотиков, нитратов, пестицидов, афлатоксинов, тяжелых металлов и пр. Или сигареты, которые везде свободно продаются вместе с продуктами питания. Многие участники движения против ГМО - курильщики, и они не думают о том, что сегодня почти весь промышленный табак генетически модифицированный. Причем сигареты - это не только никотин, радионуклиды, смолы и прочие очевидно опасные для здоровья вещества: токсична и селитра, которую добавляют в сигаретную бумагу. Те же активные борцы с ГМО употребляют лекарства, в изготовлении которых широко используют ГМ микроорганизмы. На их основе делают большинство антибиотиков, аминокислот, ферментов, витаминов, вакцин, инсулин и другие препараты. Так что давайте будем реалистичными и последовательными.

"ВД" То есть ГМ продуктов будет становиться все больше?

К.Д. Безусловно! Этот процесс необратим, и мы не можем отказаться от того, что предлагает генная инженерия, а это продукты питания, лекарства, улучшение экологической ситуации на планете. Выращивание трансгенных организмов обходится значительно дешевле, меньше загрязняет среду пестицидами, помогает решить проблему биотоплива, не требует использования новых площадей и пр. При этом нет доказательств того, что ГМО вредны для здоровья. Косвенным аргументом относительно безопасности ГМ продуктов является и тот факт, что в США не зафиксировано ни одного судебного иска по компенсации угрозы здоровью в результате потребления трансгенов. Впрочем, от противостояния сторонников и противников ГМО есть и польза. Эти споры заставляют генных инженеров постоянно улучшать технологии и жестко контролировать вопрос безопасности при проведении генных манипуляций.

"ВД" Нужна ли, по вашему мнению, маркировка ГМ продуктов?

К.Д. Люди должны иметь право выбора - потреблять обычную или генетически трансформированную пищу. Информация о наличии ГМО касается не столько безопасности, сколь информации о содержании в продуктах определенных компонентов, когда на этикетках указывают присутствие разных ингредиентов. Разумеется, любые ГМ эксперименты должны контролироваться на государственном уровне и проводиться в специализированных научных центрах профессионалами высочайшей квалификации.

Опубликовано в ежемесячнике "Власть денег" № 7-8 за июль-август 2016 г.