Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Президент или канцлер? Кто нужен Украине

Понедельник, 4 Марта 2019, 09:00
Этот вопрос был заглавным на дискуссионной панели "ДС". Там были подняты и другие горячие вопросы: о законе об импичменте и о новой Конституции

Фото: Александр Хоменко

Все годы независимости в Украине идут споры, какая политическая модель для нас будет самой эффективной. У нас были в разных формах парламентско-президентская и президентско-парламентская республики, и на данный момент мы остановились на первой модели. Впрочем, до сих пор звучат разные предложения о том, как нам лучше устроить систему власти. Кто-то хочет вообще отменить президентский пост, а вместо этого выбирать в парламенте канцлера, который возглавит правительство. Кто-то говорит, что не нужен премьер, а возглавить правительство должен сам президент. А некоторые говорят, что нынешняя модель парламентско-президентской республики лучшая, разве что нужно ее немного усовершенствовать.

Сторонники различных моделей поделились своими мнениями 27 февраля в дискуссионном клубе "ДС" с Петром Биляном. Поскольку сейчас разгар предвыборной кампании, то обмен мнениями вышел совсем не теоретическим. Топ-гостем дискуссионного клуба "ДС" был народный депутат Украины, замглавы партии "Батьківщина" и ее парламентской фракции Сергей Соболев. Также в дискуссии участвовали юрист-конституционалист Геннадий Друзенко, политтехнолог Константин Матвиенко, народный депутат III–VI созывов Тарас Черновол, политолог Олеся Яхно и экономический обозреватель Денис Лавникевич.

В фокусе внимания, естественно, оказалась та политическая стратегия, которая уже анонсирована и, можно предполагать, будет реализована в случае победы на президентских выборах троекратного кандидата на этот пост, лидера партии "Батьківщина" Юлии Тимошенко. Напомним, именно Юлия Владимировна еще в июне прошлого года выдвинула концепцию "парламентской формы правления канцлерского типа" и сейчас активно ее продвигает.

Мы не будем пытаться пересказать ход дискуссии (каждый желающий может насладиться ею в записи на сайте "ДС"), но расскажем о спорах вокруг самых острых вопросов. Первый из них —

Нужен ли Украине президент?

Сторонники канцлерской модели, разумеется, критиковали нынешнюю модель, приписывая ей все те недостатки, которыми грешила старая модель, действовавшая при Кучме и затем при Януковиче. Именно с этого начал свое выступление Сергей Соболев. "Я как член двух конституционных комиссий — мы писали Конституции 1996 и 2004 годов — выступал за парламентскую республику. К сожалению, как только начинала работу такая конституционная комиссия, большинство сразу доказывало, что только сильная президентская власть не позволит Украине вернуться в Советский Союз. И всегда приводили аргумент: "На троне не предают". Как мы видим, на троне таки предают. Я не знаю, чем бы закончилось царствование Януковича. Я убежден, что еще год и страна оказалась бы в ситуации Беларуси — сильная президентская вертикаль в шаге от объединенного Союзного государства", — предположил заместитель Юлии Тимошенко.

Его полностью поддержал Константин Матвиенко, который особо подчеркнул, что в Украине, по его мнению, и сейчас "монархическая система правления". И что попытки сохранить действующую модель ведут страну в никуда. "Эти придворные сообщества, где распределены потоки и функции влияния, где карьера каждого чиновника и состояние каждого бизнесмена исключительно зависят от президента, это фактически означает деструкцию государства. Потому общество не приемлет самодержавия и ищет формы самоорганизации", — заявил политтехнолог.

Что интересно, никто из участников дискуссии не стал защищать старую модель Кучмы–Януковича и не говорил о необходимости резко перераспределить полномочия в пользу президента. По сути, противники канцлерской модели отстаивали нынешнюю модель, то есть парламентско-президентскую республику с радикально обрезанными президентскими полномочиями.

"Я не хочу, чтобы у президента были диктаторские полномочия. Я не хочу, чтобы у него были довольно сильные полномочия, как в США или во Франции. Может быть дискуссия, какая промежуточная форма для Украины лучше — парламентско-президентская или президентско-парламентская. Я считаю, что при особых условиях лучше президентско-парламентская, но на долгосрочную перспективу парламентско-президентская таки лучше", — сказал Тарас Черновол. Он выступил против полной ликвидации поста президента или сведения его к декоративным функциям. "Я считаю, что в стране, где есть разгул популизма, надо, чтобы были определенные рычаги у одного из выделенных органов власти, чтобы был определенный механизм. Это право вето президента", — подчеркнул экс-нардеп, имея в виду право вето на решения правительства. Если лишить президента этого права и передать его премьеру, то, как подметил Черновол, это будет "борьба левого полушария с правым".

Политолог Олеся Яхно обратила внимание на то, что у нас любая модель власти, хорошо работающая в странах с устоявшейся демократией, будет работать не так, как надо, пока у нас нет настоящих самодостаточных партий, нормальной судебной системы и других базовых институций. А Денис Лавникевич, переехавший недавно в Украину из Беларуси, поделился личными впечатлениями. По его словам, фактически монархическая система власти установилась в Беларуси, но никак не в Украине. "Когда я слышу про монархические полномочия президента Украины, я с трудом сдерживаю смех. Потому что в Беларуси президент лично назначает всех судей, всех руководителей всех органов власти городов и сел. Нет выборов нигде — ни в столице, ни в провинции", — подчеркнул журналист.

Есть ли в Украине закон об импичменте?

Особенно жаркой вышла дискуссия по вопросу об импичменте. Это неудивительно, поскольку как раз накануне Юлия Тимошенко заявила, что "Батьківщина" вместе с другими фракциями в парламенте начинает процедуру импичмента президента Петра Порошенко.

Сергей Соболев напомнил, что в Украине до сих пор нет закона об импичменте. Тарас Черновол на это ответил, что закон об импичменте в Украине есть и действует еще с февраля 2010 г. в виде специального раздела Регламента Верховной Рады, где 17 статей подробно описывают всю процедуру импичмента. Как подчеркнул Черновол, единственное, чего не хватает для того, чтобы эту процедуру можно было запустить, — это закона о временных следственных и специальных комиссиях парламента. Такой закон был принят еще в январе 2009-го, Виктор Ющенко наложил на него вето, а когда оно было преодолено, все равно отказался подписывать этот закон и предложил опубликовать его за подписью спикера Владимира Литвина, что и было сделано. Закон действовал до сентября 2009-го, когда Конституционный суд признал его неконституционным (по совершенно формальной причине). С тех пор Верховная Рада никак не примет новый закон (проект его, кстати, был внесен еще 28 ноября 2014 г., на второй день работы нынешнего парламента).

Впрочем, нельзя не согласиться с Соболевым, который отметил, что в любом случае процедура импичмента сейчас совершенно нереальна, поскольку Конституция требует, чтобы окончательное решение принималось большинством в три четверти голосов. В самом деле, если Верховная Рада до сих пор не нашла 226 голосов за закон о временных комиссиях, то как она найдет 338 голосов за импичмент?

Нужен ли Украине канцлер?

Конечно же, участники дискуссионной панели обсуждали не только нынешнюю модель, но и потенциальную, то есть канцлерскую. В отличие от своих оппонентов, занявших оборонительную позицию, сторонники канцлерской модели продемонстрировали решимость вести наступление до победного конца. Причем под победой они понимают не просто установление обычной парламентской республики, как она работает в ряде стран ЕС, а введение выборов в Верховную Раду по чисто пропорциональной системе в два тура.

"Что касается системы выборов, то опять-таки это не нами придумано. Это система выборов, через которую прошли страны, имевшие мелкопартийность, после того как в той же Италии в послевоенное время менялись десятки правительств, они отработали механизмы, позволяющие формировать постоянное большинство через двухтуровые выборы, что дает возможность именно гражданам определять во втором туре ту самую сильную партию, которая далее формирует большинство. Дает возможность далее этому большинству отвечать за формирование правительства, коалиции", — заявил Сергей Соболев. Правда, как уже рассказывала "ДС", на самом деле через подобную систему выборов не прошла ни одна страна — ни Италия, ни какая-либо другая страна Евросоюза. 

Геннадий Друзенко видит преимущество канцлерской модели в том, что народ будет четко знать: за все в стране отвечает премьер. "В таких инфантильных демократиях, как наша, единственное, что работает, — "это политическая ответственность, когда народ четко понимает, кто сидит за рулем машины", — пояснил свою позицию юрист-конституционалист. Тарас Черновол, парируя, подчеркнул, что когда канцлер получает контроль над всеми ветвями власти, то может получиться аналог рейхсканцлера.

Можно ли отменить Конституцию и принять новую?

Спор вокруг канцлерской модели не мог обойтись без вопроса о механизмах ее принятия. Юлия Тимошенко, как известно, еще 22 января на съезде "Батьківщини" объявила, что "новый президент Украины сразу после инаугурации своим указом объявит всеукраинский референдум по народной инициативе, а народ Украины на референдуме новую Конституцию примет". Тарас Черновол расценил это как намерение совершить государственный переворот, поскольку действующая Конституция вообще не предусматривает возможности принять новую Конституцию.

Но его успокоил Константин Матвиенко, описавший конкретный механизм: сначала в нынешнюю Конституцию будут внесены изменения, позволяющие принять новую Конституцию на референдуме, а затем уже абсолютно конституционным способом будет проведен референдум насчет новой Конституции. Поскольку сидевший рядом Сергей Соболев никаких возражений не высказал, то нельзя исключать, что Юлия Тимошенко в случае победы на выборах все же соблюдет всю необходимую процедуру: сначала внесение поправок в Конституцию (для чего потребуется согласие Конституционного суда, 300 голосов в парламенте и одобрение на референдуме), а затем уже референдум о принятии новой Конституции. Но какой вариант реально выберет сама Юлия Владимировна, если станет президентом, — это, конечно, никто (и даже она сама) наверняка сейчас сказать не может.

В целом дискуссионный клуб "ДС" оказался очень полезным как его зрителям, так и непосредственно дискутантам. Первые смогли четко увидеть достоинства и недостатки различных моделей, а вторые — проверить и отточить свою аргументацию, так сказать, друг на друге, в прямом столкновении мнений. Хотелось бы, конечно, чтобы они еще и учли услышанную критику, но в предвыборное время это, наверное, из разряда несбыточных мечт.

Сергей Соболев

Для меня ключевой принцип - каким образом исключить те вещи, которые сейчас наблюдаем в стране, когда президент государства в очередной раз, не первый президент, обвиняется в тяжких коррупционных преступлениях. А когда это доходит до возможности сдержек и противовесов, оказывается, что страна существует якобы именно благодаря президентам без закона об импичменте. Я хочу напомнить, что в истории была ситуация, когда было преодолено вето, но президент отказался подписывать проголосованный закон, на который было преодолено вето. И фактически все эти 27 лет, если не ошибаюсь, при шести попытках внести законы, проголосовать, достаточно успешных попытках, этот закон так и не действует в стране.

Поэтому ключевое и самое главное ограничение, которое должно существовать при парламентской республике, - это снятие принципа неприкосновенности. Потому что до тех пор, пока будет существовать такое неприкосновенное лицо, как президент, еще и в украинских реалиях, в отсутствие закона об импичменте, оно чувствует свою безнаказанность. А сама процедура импичмента в варианте, как это предложено в Конституции, где последнее решение принимается в три четверти голосов, делает совершенно невозможной процедуру и политической, и уголовной ответственности высшего должностного лица.

Олеся Яхно

Мне кажется, что политические силы, которые хотят перейти к канцлерской республике, все-таки немножко подменяют понятия. Потому что если у вас не работают базовые институты, например, судебная власть, самодостаточные политические партии (а не списки, формирующиеся под выборы, неважно, власть это или оппозиция), если у вас нет этих самодостаточных базовых институтов, то любые разговоры о перераспределении полномочий все же имеют целью больше политический интерес и меньше саму реформу для страны.

Мне кажется, базовые институты не работают не потому, что у нас такая модель Конституции или такая форма правления. А потому, что мы постсоветское государство. У нас традиционно, как и для многих постсоветских стран, где-то есть и авторитарная форма, например, Таджикистан или Россия - там есть похожие проблемы, связанные с коррупцией, претензии к правовой системе. В Украине вообще исторически очень слабый опыт государственности. Проблема в слабых постсоветских институтах, а не в самой форме правления. Вы перераспределите полномочия, но обвиняемым будет просто другое лицо, не президент, а премьер-министр. Но это не решает проблемы.

Больше новостей о политической жизни Украины читайте в рубрике Государство