Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Сальвадор на палочке. Что такое каменный мед и при чем здесь Дали

Суббота, 2 Декабря 2017, 12:00
Леденцы — конфеты настолько бесхитростные, что мировая известность некоторых из них может считаться практически чудом

Едва ли не первая ассоциация со словами "леденец на палочке" — детство. Вот только представители старшего поколения чаще представляют при этом фигурки петушков и белочек на деревянной палочке, а младшего — разноцветные шарики на пластиковой. Да и зовут их теперь не столько леденцами, сколько чупа-чупсами.

Это смешное название происходит от испанского глагола chupar, означающего "сосать". Да и сами "шариковые" леденцы имеют испанское происхождение. Цепь чрезвычайно удачных маркетинговых решений, последовавших после их изобретения в Барселоне в середине 50-х годов ХХ в., привела к тому, что "чупа-чупс" не только стал самым узнаваемым леденцом мира, но и побывал в космосе (в 1995 г.).

Но все-таки справедливости ради надо отметить, что его слава первой конфеты с "гигиеническим дизайном", придуманным специально для детей, несколько преувеличена.

Вначале была палочка

Как уверяют ученые, любовь человека к сладкому является одним из генетически запрограммированных механизмов выживания. Сладкий вкус той или иной субстанции, как правило, свидетельствует о высоком содержании в ней легкоусвояемых сахаров, которые легко трансформируются в глюкозу. Иначе говоря, большинство сладостей — источник "универсального топлива", которое обеспечивает как минимум половину всех энергетических затрат живой клетки.

До изобретения сахара "десертную" функцию чаще всего выполняли мед, фрукты и ягоды.
Особенно часто последние вялились: сушка заметно повышала их исходную сладость и к тому же позволяла значительно дольше хранить. Последнее было принципиально важно: редкие "сахароносные" продукты старались как можно полнее сберечь, не утратив ни крошки.

Таким образом, по мнению исследователей, первые праконфеты были не столько лакомством, сколько энергетическим концентратом на основе сушеных фруктов и/или ягод и меда. Иногда в его состав вводились орехи и питательные семена других растений. Из массы формировали шарики. А чтобы они между собой не склеивались, их нанизывали на тонкие прутья. Отломленный от такой сушилки фруктово-медовый шарик очень удобно было есть, держа за торчащую палочку и не опасаясь, что часть драгоценной массы пропадет, размазавшись по рукам.

Самородный леденец — мечта эскулапа

В 510 г. до н. э. вторгшиеся в Индию воины персидского императора Дария I (правил в 522–486 гг. до н. э.) впервые увидели сахар. Сладкие кристаллы, которые местные называли саккара (от санскритского sarkara, что буквально означало гравий, галька, песок), а пришельцы нарекли каменным медом, приносил сахарный тростник, который индийцы начали культивировать примерно за 3 тыс. лет до н. э.

Тростниковым сахаром был поражен и другой завоеватель древности — Александр Македонский. После его индийского похода в 327 г. до н. э. это удивительное вещество стало поставляться в Средиземноморье, Аравию и Египет. Кроме того, растение, которое "дает мед без пчел", стали культивировать на новых землях. Так, всего лишь три столетия спустя легендарный римский "отец энциклопедии" Плиний Старший (ориентировочно 23–79 гг.) в своем труде "Естественная история" писал: "Аравия производит сахар, но тот, что из Индии, славится больше. Это мед, полученный из тростника. Он белый, ломается зубами, самые большие кусочки размером с лесной орех. Его используют только в медицине".

Действительно, крупные кристаллы сахара довольно быстро полюбились лекарям и аптекарям. Сладкое снадобье назначали для медленного рассасывания при заболеваниях, сопровождающихся сложностями с глотанием (например, бурном воспалении горла) и упадком сил. Ведь эти естественным образом сформировавшиеся леденцы обладали способностью увеличивать выработку слюны, автоматически смягчающей воспаленные слизистые, и повышали уровень глюкозы.

Впрочем, в сугубо лечебных целях сахар использовали не все: самые обеспеченные могли позволить себе эту экзотику и в качестве лакомства. Чуткие к запросам потребителя торговцы довольно быстро уловили и эту тенденцию, благодаря чему сахар стал приобретать различные формы — от мельчайшей рассыпчатой пудры до плотных и массивных сахарных голов.

"Дети" сахара

На территории Киевской Руси сахар появился достаточно поздно: первые упоминания о нем датируются 1273 г. Тем не менее в XIV в. жители Киева были уже неплохо знакомы с этим продуктом. Более того, его даже использовали при изготовлении легендарного сухого варенья, давшего начало искусству изготовления цукатов. Согласно сохранившимся документам в 1386 г. именно этот редкий десерт подавали на торжествах, посвященных свадьбе литовского князя Ягайло.

Некоторые исследователи выдвигают предположение, что уваренный сироп от киевского сухого варенья и стал исходной субстанцией для производства первых местных леденцов. Когда в XVI–XVII вв. Украина по примеру западноевропейских соседей ввела в традицию ярмарки, их неотъемлемым атрибутом стали леденцы на палочках.

В 1747 г. немецкий химик Андреас Марграф совершил открытие, благодаря которому стало возможно промышленное производство свекловичного сахара. В Украине первый сахарный завод заработал в селе Макошин Черниговской губернии в 1824 г. В результате "сахарной революции" леденцы из разряда редкого и недешевого лакомства перешли в ранг доступных сладостей, а кондитеры оказались перед необходимостью завлекать покупателей не только содержанием, но и формой "народных" конфет.

Так леденцы на палочках стали разноцветными и приобрели форму звезд, цветов, птиц, рыб и зверей, спиралей, бантиков. Возможно, эта идея была заемной: в Японии, например, недавно возрожденное искусство создания из сахарной массы удивительно реалистичных фигур животных и птиц (амезайку) существовало еще 12 веков назад.



Тем не менее буквально в каждой стране мира "заводились" свои леденцы, максимально ориентированные на местный спрос. Даже США времен Гражданской войны (1861–1865) обзавелись оригинальной карамелью на палочке — лолипоп (lollipop).

Креатив — отец дохода

Таким образом, к середине ХХ в., когда барселонская кондитерская фабрика "Гранха Астуриас" досталась в наследство Энрике Бернату (1923–2003), удивить мир конфетками на палочке было трудно. Но, к счастью, свежеиспеченный кондитер об этом не знал. По легенде мысль о конфете на палочке возникла у него от сочувствия к некоему замурзанному чаду, которого распекали за липкие от сладостей руки.

Когда же идея была воплощена, Бернат пошел на нестандартный шаг — договорился, чтобы в магазинах его "чупс" в скромной обертке стоял там, где до него могут дотянуться дети. И это блестяще сработало: большинство родителей не стали выдирать схваченную конфету из рук малышни. В 1958 г. фабрика, переименованная в Chupa Chups, отказалась от выпуска всей прочей продукции, сосредоточившись исключительно на новой карамели.

В 1969 г., когда леденцовые шарики на палочке покрыли 90% испанского рынка, счастливый конфетный фабрикант решил, что "чупсу" пора переодеться во что-нибудь запоминающееся. И обратился с этим вопросом к своему прославленному земляку —художнику Сальвадору Дали. Тот не отказал и буквально в течение часа создал знаменитую ромашку "Чупа-чупс".

Сегодня она (с совсем небольшими изменениями) остается изюминкой самого узнаваемого конфетного логотипа, а также самой тиражируемой работой маэстро. И по-прежнему способствует популярности бренда.

В настоящее время фабрика "Чупа-Чупс" имеет несколько дочерних производств в родной Испании и более десятка зарубежных филиалов, а сам сюрреалистический леденец с ручкой в обертке от Дали продается в 170 странах. Годовой доход от этой деятельности составляет более $400 млн. 

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество