• USD 29.3
  • EUR 30.5
  • GBP 35.9
Спецпроекты

Медведь против дикобраза. Как Запад Путина к Хусейну приравнял

Благодаря мощной информационной кампании попытки оправдать Россию или отрицать ее планы вызывают однозначное осуждение: просто взгляните на Германию, которой теперь приходится оправдываться

Владимир Путин
Владимир Путин / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Размышления по поводу сегодняшнего para bellum. Ответы на некоторые вопросы без претензий на истину

1. Когда-то Колин Пауэлл с трибуны ООН показал небольшую пробирку — и режиму Саддама Хусейна больше не удалось доказать, что у него нет агрессивных намерений. В результате нынешнего нарратива "Путин готовится к нападению на Украину" агрессивность России должны признать даже ее приятели и симпатики — никаких "гражданских войн на Украине", никакого "права народа Крыма/Донбасса на самоопределение" и тому подобных глупостей. Более того, попытки оправдать Россию или отрицать ее планы вызывают однозначное осуждение: просто взгляните на Германию, которой теперь приходится оправдываться. Рискну сравнить это с движением #MeToo: позиция, отличная от мейнстрима, стигматизируется по определению и сразу. Другими словами, "Британский мир" углубляет изоляцию РФ и, как (подозреваю, неохотно) признали в МИД Франции, обеспечивает единство Запада.

2. Как вчера признал на "Свободе слова" Алексей Резников, Украина получила (и еще получит) то, о чем могла разве мечтать, — это, отмечаю, касается и вооружений, и комплекса решений, обеспечивающих устойчивость государства в целом. Поэтому сюжет "медведь против дикобраза" становится все более реалистичным.

3. Эту игру, правда, несколько портит украинское руководство, то "не фиксирует приготовлений к вторжению", то призывает "сохранять спокойствие". В конце концов, здесь все понятно: паника грозит государству больше, чем внешняя агрессия, а значит, грозит и ее руководству.

4. Россия, похоже, не ожидала такой эффективной информационно-психологической операции против себя и решила играть теми картами, которые ей сдали ("уж лучше грешным быть, чем грешным слыть") — с тем, чтобы получить хоть что-то полезное в этой ситуации. "Ультиматум НАТО" — это, собственно, все хотелки сразу, которые просто не могут быть выполнены, но этого и не нужно. Это сильная переговорная позиция, с которой можно начинать торг.

5. Второй элемент этого торга — накачка войсками и боеприпасами ОРДЛО, инициатива с признанием "народных республик" (предположительно — в "конституционных" границах Донецкой и Луганской областей) — и, соответственно, потенциальный casus belli для "освободительной войны".

6. Движения вокруг нормандского формата и их политическое (и, что важнее, - медийное) сопровождение указывают на попытки всех сторон прийти к новому эквилибриуму, то есть новому равновесию ad hoc — к следующей точке дестабилизации.

Реклама на dsnews.ua

7. Таким образом, великая война видится скорее следствием случайного стечения обстоятельств (как Первая мировая) – но есть нюанс, о нем ниже. Однако вариант с "разогревом" войны на Донбассе выглядит вполне возможным — причем в первую очередь из-за внутрироссийских факторов: Путину нельзя показывать, что он "теряет хватку". Допускаю, что в Белом доме это понимают и готовы (или были готовы) смириться с таким способом "сохранить лицо" (так что оговорка Байдена о minor incursion могла быть вызвана этим пониманием). Однако главное свойство медиакампаний: тот, кто ее запустил, уже не сможет нарушить основного нарратива — отсюда повышение градусов заявлений.

8. Обещанный нюанс: по поводу случайного совпадения — это, конечно, упрощение. Дело в том, что, как и в случае с ПМВ, сейчас может сработать принцип храповика — и теперь уже не стремление и расчет, а события начнут диктовать логику игрокам. То есть, при определенных обстоятельствах эскалация станет безальтернативным вариантом выхода из ситуации, потому что Кремль уже просто не сможет сдать назад — и Вашингтону с Лондоном тоже придется поднять ставки.

    Реклама на dsnews.ua