• USD 28.2
  • EUR 32.9
  • GBP 36
Спецпроекты

Мопед Цукерберга. Как в Австралии решили дрессировать Facebook с Google и во что это выльется

Законодатели страны-континента хотят заставить крупные цифровые компании платить изданиям за использование их контента

В Австралии планируют заставить Facebook и Google платить местным изданиям за использование их контента
В Австралии планируют заставить Facebook и Google платить местным изданиям за использование их контента / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Австралийские парламентарии и регуляторы подготовили проект закона, которым надеются заставить такие крупные цифровые платформы, как Facebook и Google, платить местным изданиям за использование их контента в своих лентах новостей.

На днях завершились консультации по этому законопроекту, и теперь правительство приступило к работе над его окончательным вариантом.

Если закон будет принят, как планируется, до конца года (а к этому все идет), то Австралия создаст прецедент, имеющий глобальные последствия, потому как Канберра — далеко не первая, кто пытается приструнить техногигантов и заставить их играть по общим для всех правилам. На законодательном уровне подобного плана решения еще не принимались. Были меры, предпринятые локально, т.е. конкретными медиахолдингами, например, в Германии или Испании.

В обоих случаях крупные интернет-платформы пошли на конфликт. В частности, Google отключил свою службу новостей в Испании и лишил строптивые издания доступа к ней, фактически отрезав на некоторое время (до возобновления переговоров) от значительной части остального мира.

Отключить всех: получится ли заблокировать новости

Готовность действовать аналогичным образом платформы демонстрируют и в случае с Австралией. Так, Facebook уже пригрозил заблокировать для изданий и частных лиц возможность делиться (share) новостями на своей платформе.

В компании Марка Цукерберга указывают на то, что законопроект сформулирован нечетко в части, касающейся размеров сумм, которые сетевые компании должны платить СМИ. Мол, им придется отдавать произвольные и гипотетически огромные деньги, хотя новости в ленте Facebook – лишь незначительный сектор услуг.

Реклама на dsnews.ua

Google, в свою очередь, более дипломатичен в оценках. В заявлении компании отмечается, что закон они считают проблемой для нормального функционирования поиска и видеосервиса YouTube.

Отключить свою службу новостей компания пока не угрожала. Но на это после обнародования проекта закона намекала глава австралийского и новозеландского отделения Google Мелани Силва. Отвечая на вопрос о готовности пойти на такие меры, она ответила: "Рассматриваются все варианты".

Как отреагировали официальные власти Австралии на демарш техногигантов?

Министр связи Пол Флетчер бросил: «Крупные технологические компании нередко выступают с жесткими угрозами».

Глава Департамента казначейства (министр финансов) Джош Фриденберг отметил, что "мы не реагируем на принуждение или грубые угрозы, от кого бы они не исходили". Австралия, по его словам, принимает законы, которые соответствуют ее национальным интересам.

По мнению же руководителя Австралийской комиссии по вопросам конкуренции и защиты потребителей (ACCC) Рода Симса, угроза Facebook – "несвоевременна и является ошибкой". При этом он призвал компании к "конструктивной дискуссии", но, как ни странно, после завершения работы правительства над проектом закона.

Мопед Цукерберга: кто отвечает за контент

На вопрос, рациональна ли идея Канберры, простого ответа нет. Как всегда, есть две стороны медали. И каждая содержит рациональное зерно.

Битва доводов длится давно, потому как попытки властей тех или иных правительств внедрить государственное регулирование в этом секторе экономики предпринимаются уже не первый год. Актуализировало их, к примеру, в Содеиненных Штатах вмешательство Москвы в выборы президента 2016 г. В ноябре 2017 г. в комитете по разведке Сената состоялись слушания при участии представителей Google, Facebook, Twitter.

Американские законодатели, оглядываясь на кремлевскую информационную кампанию, подчеркивали, что платформы стали мощным оружием и самостоятельно неспособны были пресечь его применение в США. Сенатор Дайэнн Файнстейн тогда заметила: "Вы столкнулись с огромной проблемой. Мы не намерены сдаваться, джентльмены. Слишком уж серьезное дело". И обе компании, по ее словам, как создатели соцсетей несут ответственность. Платформы, помимо прочего, выполняют функции средств массовой информации, потому было бы логично регулировать их деятельность, в том числе, и законами о СМИ.

Компании, однако, считать себя СМИ не согласны, предпочитая свой условно нейтральный статус платформы, контент которой формируют пользователи. Очень удобно. Вспоминается мем "Мопед не мой, я просто разместил объяву". Проблема в том, что Facebook, Google и Twitter, являясь по сути СМИ, в отличие от традиционных СМИ (по крайней мере авторитетных), не обращают внимания, какие, собственно, "мопеды" они продают. И очнулись, лишь оказавшись в эпицентре бури.

Что примечательно, прячась за своим "посредническим нейтралитетом", они одновременно были, есть и будут в обозримом будущем полноценными игроками на мировом рынке. И действуют как другие крупные корпорации – поглощают и давят конкурентов, пытаясь подмять весь этот рынок под себя. И старательно выискивают лазейки для неуплаты налогов или их значительного сокращения. Немудрено, что ряд иностранных правительств (Израиль, Франция, Индонезия, Россия и т.д) обязали технокомпании платить налоги за деятельность на территории своих государств.

Как техногиганты избегают налогов

Уклонение от уплаты налогов и монопольное положение — вопросы, которые заботят все власти. В том числе американские. В конце июля в Конгрессе состоялись новые слушания. На этот раз они были проведены антимонопольным подкомитетом юркомитета Палаты представителей.

Законодатели вменяли Facebook, Google, Apple и Amazon монополию на рынке, которая выражена в нечестной конкуренции, скупке стартапов с целью либо их устранения, либо получения контроля над их рыночной долей; единоличном формировании требований к другим компаниям, которые хотели бы воспользоваться их услугам и т.п. При все при этом законодателей возмутило, что компании еще и собирают для собственного пользования данные клиентов.

"Их доминирование убивает малый бизнес, производство и общий динамизм — двигатели американской экономики. Проще говоря, у них слишком много власти", — прямым текстом заявил во время слушаний конгрессмен Дэвид Сисиллин, отметив также, что Google, например, еще и крадет чужой контент, размещая его в своих службах.

Тогда в Вашингтоне, а сегодня и в Канберре озаботились введением цифровых гигантов в общее правовое и социальное поле, заставив их покинуть свои виртуальные оффшоры.

Необходимость госрегулирования в данном секторе объясняется и тем, что крупные интернет-платформы, де-факто не подпадающие под действие того же законодательства о СМИ, представляют угрозу, поскольку стали удобным инструментом информационных манипуляций в руках Кремля, Пекина, Тегерана.

Соцсети как площадка для теорий заговора

Война в соцсетях стала нормой. Как и распространение безумных идей вроде плоской земли или QAnon. Последнее – это теория заговора, сторонники которой убеждены, что Дональд Трамп ведет тайную войну с сатанистами и педофилами из числа известных политиков и селебрити, которые, в свою очередь, дескать, пытаются лишить того власти.

Звучит невероятно глупо. Но человек склонен впадать в такое безумие и начисто отключать критическое мышление, погружаясь в соцсети — и этой критической уязвимостью беззастенчиво пользуются и аферисты, и недемократические режимы.

Число последователей QAnon продолжает расти, несмотря на то, что Facebook, Twitter и прочие соцсети проводят масштабные чистки (по крайней мере заявляют об их проведении). В Австралии же, например, эта конспирологическая теория уже тянет на религиозное учение. Страна в лидерах по числу упоминаний QAnon.

На прошлой неделе Facebook отрапортовал о закрытии или "замораживании" 790 профильных групп и пообещал разделаться еще с 1950 группами в Instagram. Правда, эксперты, опрошенные The Guardian, констатируют, что якобы заблокированные группы и аккаунты по-прежнему нормально функционируют. Это означает, что теории заговора, крепнущие и множащиеся на этом медийном фронтире, все так же конкурируют с нормальной журналистикой.

Цифровые же компании собирают сливки и с первых, и со вторых.

И потому, может не так уж предосудительно намерение Канберры заставить их платить изданиям, которые в Австралии переживают не лучшие времена?

Пора и за саночки платить

Аргументы Facebook, Google и иже с ними: новости – далеко не самый существенный сектор их услуг.

Согласны с ними и в информагентстве Bloomberg, в редакционной статье которого, опубликованной 14 августа, подчеркивается, что на реальные новости в ленте новостей Facebook приходится лишь 4%. Что касается Google, то там показатель еще ниже: в Австралии только 1% запросов – это поиск информации, связанной с текущими событиями.

В то же время, отмечают авторы, после отключения Google доступа СМИ к ее службе новостей в Германии или Испании трафик изданий резко упал. И действительно, согласно исследованию, проведенному Школой бизнеса Стэнфордского университета в 2017 г., после отключения сервиса читать новости стали на 20% меньше пользователей, а просмотры сайтов упали на 10%.

И если Австралия примет закон, а в ответ Facebook и, вероятно, Google действительно отключат службы новостей в этой стране, то трафик местных изданий тоже упадет.

Но. С другой стороны, многие ли, листая ленту новостей в том же Facebook, переходят по ссылкам на материалы интернет-СМИ? Едва ли не большинству достаточно прочесть заголовок и лид-абзац, а о видеороликах и говорить нет смысла – их в большинстве случаев можно просмотреть в соцсети.

Австралийская комиссия по вопросам конкуренции и защиты потребителей, работая над законопроектом, выяснила, что пользователи обычно не переходят на сайт, где был создан контент, после просмотра небольшого фрагмента новости в Facebook или Google. Хотя своим источником получения информации, по данным ACC, указали больше трети пользователей Facebook.

Значит, издание недополучает доход от рекламы. Хотя при этом на рекламу в Facebook и Google в Австралии ежегодно тратится 71% от общей суммы, выделенной компаниями и частными лицами на всю рекламу. Это, на секундочку, $6,5 млрд. Т.е. на рекламу в соцсетях австралийский бизнес, включая СМИ, тратит порядка $4,6 млрд. И часть этой немаленькой суммы, получается, расходуется неэффективно.

В то же время, в ACCC признают, что такое сотрудничество выгодно и платформам, и изданиям. Но первым чуточку выгоднее, поскольку они бесплатно пользуются чужим контентом как своим. А страдают больше остальных те издания, которые поставляют качественный продукт и платят за рекламу журналистских материалов.

Ведь если говорить, например, об аналитике, то этот товар нишевый. Ее читают значительно меньше, нежели, скажем, новости про чьи-то первичные половые признаки, вывалившиеся из нового белья известного бренда. Если же Австралия примет закон, то больно уже будет как раз "желтым" СМИ или же сайтам, имитирующим СМИ, но таковыми по сути не являющимся; которые, заметим, используются в том числе и для распространения дезинформации.

Потому сторонам нужно достичь компромисса. Госрегулирование, предложенное Канберрой, должно помочь заставить социальные медиа, заполучившие столько власти над умами простых граждан и ставшие средством для манипуляций, бороться с дезинформацией и фейками. И вместе с тем обещает какой-никакой паритет во взаимоотношениях между платформами и СМИ. Им лишь следует обсудить конкретные тарифы.

Ввиду того, что настоящие, качественные журналистские материалы не занимают такую уж большую нишу в соцсетях, то и суммы не могут пугать Facebook или Google. 

    Реклама на dsnews.ua