Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Происки российского Генштаба. Кто придумал украинцев

Воскресенье, 5 Февраля 2017, 19:00
Отто фон Бисмарк вряд ли догадывался о том, что стоял за созданием Украины
Происки российского Генштаба. Кто придумал украинцев

«ДС» продолжает серию публикаций «Исторический фронт с Кириллом Галушко»В рамках проекта мы уже писали о том, где искать древних укров и была ли «Трипольская Аратта», кто такие настоящие руськие, кто придумал советский Новый годсколько лет украинской столице, был ли на самом деле Рюрик и от какой оккупации россияне спасали украинцев

Привет, боец исторического фронта! В прошлый раз мы подняли фундаментальную тему: когда же появилась Украина. И только уже взялись шашкой махать... Но были вынуждены отвлечься на драматическую историю о повальном бегстве великороссов (или русских) из Киева от польской оккупации. Как и множество таких историй, греющих и питающих российский национальный дух, она оказалась нулевой гипотезой. Но при этом достаточно четко показала наиболее больную тему в истории русского народа: откуда же в Киеве взялись украинцы? Посреди Руси святой... В матери ее городов...

Ясное дело, что преодолеть проблему можно только двумя путями: или доказать, что русские были в Киеве раньше украинцев (но историческая наука эту версию уже похоронила), или же, наоборот, доказать, что украинцы — это на самом деле те же русские, только испорченные врагами России во время вражеских оккупаций и в результате специальных операций.

Но тут снова речь о двойных стандартах. Великороссы во время вражеских оккупаций — например татарского ига — всегда сохраняли целомудренную невинность, гордый национальный дух и древнее исконное название «русские». Малороссы же с белорусами вкупе почему-то портились. Портили русский язык, выдумывали себе какие-то новые названия и с энтузиазмом вступали в колаборацию с врагами русского единства. Но не могли же они сами себе такое насочинять?

Современное изображение Куликовской битвы 1380 г. В российских школьных учебниках почему-то не написано, что Дмитрий Донской воевал не за освобождение от ига, а за законного царя Чингизида Тохтамыша против узурпатора Мамая. Это несколько портит привычный пафос

Мы тут промолчим, что русские (роускые) во времена Киевской Руси было не названием народа, а просто прилагательным. Народ назывался «русь» во множественном числе и «русин» в единственном. Поэтому как раз именно русские первыми пустились в эксперименты с самоназванием. Украинцы звали себя по-старому, русинами, кое-где еще даже в ХХ в.

Но кто же были те враги с фантазией в украинском направлении? Согласно старому кремлевскому синдрому «осажденной крепости», враги всюду, везде и всегда. Но мы можем хотя бы выделить наиболее злонамеренных и закрепившихся в сознании российского бдительного патриота, который сразу на уровне инстинкта вычисляет их присутствие и вредоносное действие. С тех пор, как поляки временно перестали досаждать русским людям в результате оккупации и расчленения Речи Посполитой в конце XVIII в., главными врагами России стали германцы. Раз уж схлестнулись с немцами и австрийцами в 1914-м, то ясное дело, что те и до того не дремали и вели неутомимую подрывную работу. Например, натравливали малороссов на великороссов или же придумывали для первых Украину и украинский народ.

Тут русский патриот первым делом вспомнит «железного канцлера» Отто фон Бисмарка и его известную цитату: «Могущество России может быть подорвано только отделением от нее Украины... необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России, стравить две части единого народа и наблюдать, как брат будет убивать брата. Для этого нужно только найти и взрастить предателей среди национальной элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет ненавидеть все русское, ненавидеть свой род, не осознавая этого. Все остальное — дело времени».

Отто фон Бисмарк

Как считается, «фактически именно он, Отто фон Бисмарк, стоял за идеей создания Украины и признавал, что термин «Украина» ему весьма импонирует. На картах Бисмарка Украина простиралась от Саратова и Волгограда на северо-востоке до Махачкалы на юге. Программа украинизации была запущена Австро-Венгрией в конце XIX в., и в основе этого лежала переидентификация малороссов и галицких русинов в так называемых украинцев".

Австрийский генеральный штаб, начало ХХ в.

Однако Россия не без разумных людей, и нашлись другие авторы, которые отчего-то засомневались в истинности этой цитаты. Блогер Илья Дементьев писал: «Эта цитата в формате мема широко распространяется по социальным сетям к вящей радости некритически настроенных молодых умов, хотя любому специалисту бросаются в глаза вызывающие сомнение в подлинности текста нюансы (начиная со слова «Украина», которого не было в лексиконе Бисмарка). По моей просьбе немецкие коллеги осуществили поиск хотя бы чего-то похожего на эти слова, но ни в одном издании, включая двухтомник Макса Клемма, этого мрачного прогноза, якобы сделанного немецким канцлером, найти не удалось». 

Мало ли чего не удалось? Значит, блогер этот — западный агент, может, той же германской разведки. Но мне тут — в силу старого увлечения картографией — бросились в глаза слова про «карту Бисмарка». Если на ней был Волгоград, названный так при Хрущеве (до того был Царицын — во времена Бисмарка, и Сталинград), то канцлер, признаем, лихо прозревал грядущее. Как дельфийский оракул, только без стимуляторов (пиво не считается).

Однако у украинского бойца исторического фронта по случаю «враждебных генштабов» есть в рукаве козырь, который трудно побить даже джокером: как это ни забавно, к «выдумыванию» Украины изрядно приложился российский Генеральный штаб — царский, императорский и все такое. Как же такое приключилось?
Тут надо понимать, что военное ведомство Российской империи в середине XIX в. состояло не только из стратегов, тактиков, квартирмейстеров и инженеров. Вопросы военной безопасности огромного государства порождали еще и военную статистику, демографию и этнографию. Ведь чтобы надежно контролировать многочисленных инородцев, надо было знать, сколько их, в кого верят, как управляются, на каком языке разговаривают, какие обычаи имеют. Для этого производилась серьезная научная работа, воплощавшаяся в многотомных солидных «трудах офицеров Е. И. В. Генерального штаба».

На западном направлении особое беспокойство офицеров вызывал Западный край — территории, отобранные у Речи Посполитой. В 1830 и 1863 гг. поляки восставали против заботливой твердой руки российских самодержцев и вообще были совершенно неблагодарны. В 1815 г. Александр І даровал им Конституцию, аналог которой его исконные великорусские подданные получили аж через 90 лет. Но по неясным для российских патриотов причинам поляки почему-то все время хотели не русскую Конституцию, а польскую независимость. Странные люди.

И если с этнической Польшей все вроде было понятно, то с ее «всходними кресами» (Правобережная Украина и Западная Белоруссия) была неясность. Местная элита — польская шляхта, все время мечтала о Речи Посполитой в границах 1772 г., а это до Днепра. В Санкт-Петербурге осмыслили данную угрозу и вспомнили, что население там — это все-таки «племена русского народа». А вот сколько, кого и где, надо исследовать и посчитать. Решили считать по наречиям. Чтобы доказать, что большинство населения на «кресах» не поляки, а малороссы или белорусы. И донести это  не только до научной, но и широчайшей общественности.

Не будем углубляться в процесс создания многотомных и многолетних статистических обзоров, остановимся на их итоге — Этнографической карте Европейской России (1875 г.).

Этнографическая карта Европейской России, 1875 г.

Автором ее стал выдающийся российский военный этнограф и картограф, полковник Генерального штаба Александр Петрович Риттих (1831–1914 гг.). Источником информации для карты послужили исследования Генштаба, материалы проведенной общероссийской ревизии (переписи податного населения, первая общероссийская перепись будет в 1897 г.) 1858 г., прочие статистические данные. Всего на карте было показано 46 народов, населявших нынешние территории Европейской России, Украины, Беларуси, Молдовы, Финляндии, Прибалтики (Латвия, Литва, Эстония) и Закавказья. После выхода карты она была отправлена на Международный географический конгресс во Францию, где удостоена высшей награды.

Генерал-лейтенант Александр Риттих в отставке (1901 г.)

Казенная, военная, трижды проверенная российская вещь. Никаких германцев, ну разве что сам Риттих происходил из обрусевших остзейских немцев, но был православным, верно служил, вышел в отставку в чине генерал-лейтенанта, сын его Александр будет министром земледелия. Только вот незадача: на карте его авторства показано расселение малороссов, удивительно напоминающее расселение украинцев. Эта карта стала классической этнографической картой России и входила во все учебные атласы — хоть для гимназий, хоть для кадетских корпусов — на протяжении 40 лет, до революции 1917 г. И этот ареал, который у нас теперь обычно опознается как территория Украины, был известен любому хорошо образованному россиянину. Так что территориальные претензии Украины с начала революции 1917 г.а не должны были никого удивлять. Хотя «удивляли», конечно, но тут уж ничего не попишешь...

Но самая большая диверсия, которую невольно осуществил полковник Риттих, — это то, что его карту взяли на вооружение еще и будущие бандеровцы, галицкие украинцы — подданные Австро-Венгрии! Мы можем увидеть на фрагменте украиноязычной львовской карты 1892 г. простые слова: «Після рос. полков. Ген. штабу А. Ф. Ріттіха». И никакого Бисмарка не нужно, и австрийского генштаба тоже. Все только от великороссиян, от старших братьев...

Карта Руси-Украины и Белой Руси, Львов, 1892 г.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество