• USD 27
  • EUR 32.8
  • GBP 38.3
Спецпроекты

Тупик для Брюсселя. Как пандемия вскрыла системный кризис ЕС

У европейских институтов возникли очевидные проблемы со способностью регулировать отношения с национальными правительствами и между ними

Эпидемия коронавируса обостряет старые болезни ЕС
Эпидемия коронавируса обостряет старые болезни ЕС / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Казалось бы, экзистенциональная угроза пандемии должна была усилить Европейский Союз, поскольку требовала централизованного ответа на уровне Брюсселя и быстрого создания неких оперативных "вертикалей". Однако кажется, что эпидемия лишь обостряет старые болезни ЕС, провоцирует вечные дискуссии о границах суверенитета, усиливает находящиеся в составе Союза "гибридные" режимы (нелиберальные демократии).

Недостижимая цель

Недавно правительство Италии возглавил технократ Марио Драги, бывший глава ЕЦБ, что вроде бы отражает стремление итальянцев (неясно лишь – истеблишмента или масс) к возвращению к нормальности. При этом куда, собственно, возвращаться – тоже не очень ясно. В то же время бывший вице-премьер в предыдущем правительстве, российская марионетка Маттео Сальвини, пропагандирует выход страны из ЕС и объединяется с венгерским премьером Виктором Орбаном.

Об усугублении проблем свидетельствуют реконфигурация польского правительства, правительственный кризис в Словакии, туманное политическое будущее в Германии, постоянные скандалы в Австрии, связанные с российским влиянием и беглыми украинскими олигархами, шпионский скандал в Болгарии. В общем, пандемия и неадекватные ответы на нее шатают Союз, который в странах-членах все чаще начинает ассоциироваться с запретительством и неэффективностью. Эти нотки всячески усиливаются невозбранным нарративом российской пропаганды и китайским флиртом.

Конечно, этим явлениям вроде бы есть что противопоставить. Так, неожиданно для российских интриганов, удержалось правительство Марка Рютте в Нидерландах. Мало изменилась политическая картина в Болгарии после парламентских выборов – скорее всего, власть сохранит скептически настроенный к России Бойко Борисов. В Германии определенный взлет переживает партия "зеленых", которая с опасениями относится к российскому влиянию в собственной стране.

На Марио Драги, за которым пришли миллиардные союзные гранты и который небезосновательно считается "спасителем евро", тоже возлагаются большие надежды. Но насколько все это касается самого по себе ЕС и "брюссельского правительства", сказать довольно сложно. Проблемы эффективности европейских институтов глубоко обнажил так называемый итальянский (или итало-британский) вакцинный скандал. О нем детально писал в своем блоге российский иммигрант в Италии, в прошлом владелец крупных российских СМИ либеральной ориентации Андрей Мальгин.  

Дело в том, что AstraZeneca Plc., производитель одноименной (до недавнего времени) многострадальной вакцины, изначально не соблюдала подписанный с Евросоюзом контракт. Сначала он предусматривал поставку в первом квартале нынешнего года в ЕС 120 млн доз, потом компания сократила свои обязательства до 90 млн, и из этого числа в ЕС исходили, планируя свои национальные прививочные кампании – с упором именно на эту вакцину.

Реклама на dsnews.ua

В марте последние обещания от производителя стали выглядеть совсем скандально: 30 млн доз до конца квартала. А теперь подчеркнем – все это время препарат исправно поступал в Великобританию, которая, таким образом, и стала лидером по вакцинации – что, очевидно, повысило популярность Бориса Джонсона. Ведь в континентальных странах дела с темпами вакцинации обстоят гораздо хуже.

Самим не хватает

В те же дни итальянские полицейские обнаружили на складах компании Catalent в городе Ананьи готовые к отправке 29 млн доз вакцины AstraZeneca. И готовились они к отправке явно не в ЕС (по утверждению газеты La Stampa – в Великобританию). А ведь в разгар кризиса отношений между ЕС и компанией Брюссель принял решение, что до той поры, пока фармацевтический концерн не выполнит свои контрактные обязательства, ей будет разрешено вывозить произведенную в ЕС вакцину за его пределы только по специальному разрешению Еврокомиссии. Причем такое разрешение Еврокомиссия пару раз давала, когда дело касалось снабжения вакциной бедных стран по программе ВОЗ, а вот 250 тыс. доз для Новой Зеландии итальянские власти завернули. Новозеландское правительство при этом не стало протестовать и лишь выразило сожаление, отметив, что Европа в настоящий момент действительно больше пострадала от эпидемии, чем Новая Зеландия.

Данную вакцину в ЕС производят два предприятия: в Сенеффе (Бельгия) и в Лейдене (Нидерланды). В отличие от бельгийского завода, производство в Нидерландах по состоянию на март не получило лицензии от ЕМА (Европейского агентства по лекарственным средствам). Компания тянула с предоставлением соответствующей документации, хотя ЕМА ей неоднократно об этом напоминало. Однако фабрика продолжает работать, и ее продукция поставляется на экспорт, главным образом в Великобританию. Все эти маневры AstraZeneca были вскрыты во время визита на завод в Лейдене чрезвычайного комиссара ЕС Тьерри Бретона, так как на этих двух заводах вакцина только производится, но проходит контроль качества и фасуется она на предприятии Catalent в Италии. В связи с этим Бретон обратился к Марио Драги с просьбой провести там инспекцию.

Catalent – это крупная корпорация, международный лидер по упаковке и логистике лекарственных средств. (На ее предприятии в Лацио огромные мощности, причем там уже приступили к аналогичной работе над антиковидной вакциной Johnson&Johnson.) Естественно, и Еврокомиссия, и депутаты Европарламента, и итальянские власти потребовали от компании немедленных разъяснений — почему вакцина паковалась для отправки за пределы ЕС вопреки предписаниям европейских властей. После приостановки работы удалось восстановить темпы вакцинации. Во втором квартале в Италию должно поступить более 50 млн доз вакцин, а в третьем – 80 млн.

Скандал повлиял на политику внутри Союза и отношения между ЕС и никак до конца не вышедшей из него (в реальности процесс растянут на многие годы) Великобританией.

Так, в конце марта на саммите главы ЕС пытались решить проблему острого дефицита вакцин. Из доклада председателя Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен следовало, что Европа оказалась их главным мировым экспортером в мире. Выяснилось, что начиная с декабря прошлого года из ЕС было вывезено 77 млн доз, тогда как гражданам ЕС сделано только 62 млн прививок. С этим перекосом было решено покончить, тем более что международные компании, заводы которых расположены в ЕС, не выполняют свои договорные обязательства перед ЕС. Что касается судьбы обнаруженных на складе в Италии 29 млн доз вакцины AstraZeneca, то на саммите было решено 16 млн из них распределить по членам ЕС, а оставшиеся 13 млн отправить в бедные страны в рамках программы Covax.

Проблемы европейских властных институтов обнажил итало-британский вакцинный скандал, в центре которого оказался AstraZeneca Plc.
Проблемы европейских властных институтов обнажил итало-британский вакцинный скандал, в центре которого оказался AstraZeneca Plc. / Getty Images

Проблемы эффективности

В свою очередь министр здравоохранения Великобритании Мэтт Хэнкок прокомментировал конфликт между "АстраЗенекой" и ЕС. По его мнению, контракт Соединенного Королевства с этой компанией имеет "эксклюзивный характер", а в договоре с ЕС эта формулировка отсутствует. Следовательно, юридически "АстраЗенека" имела все основания отдать предпочтение британским поставкам. Хэнкок назвал поведение "АстраЗенеки", обеспечившей вакциной Великобританию, "абсолютно блестящим". И добавил: "Им пришлось делать геополитический выбор, что сложно для частной компании, но они сделали правильный выбор".

Министр Хэнкок обещал, что будет добиваться продолжения поставок вакцины на британский рынок, тем более там разворачивается введение второй дозы тем, кто уже получил первую в начале года: "Это вопрос солидарности". На что Урсула фон дер Ляйен язвительно заметила: она, дескать, не припомнит ни одного случая, чтобы в рамках солидарности из Британии в ЕС поступила хоть одна доза какой-либо вакцины.

Иными словами, эта история демонстрирует, что у европейских институтов возникли очевидные проблемы с эффективностью – способностью регулировать отношения с национальными правительствами и между ними. Одних волнует собственный рейтинг, других – шкурные интересы.

Понятно, что в эти дыры мгновенно просачивается Россия со своим сомнительным "Спутником", а китайцы просто ждут, пока ЕС упадет перед ними на колени. А ведь раньше у ЕС не возникало подобных проблем с противостоянием эпидемиям. В чем же дело?

А в том, что после второй комиссии Жозе Мануэля Баррозу дальнейшая интеграция вглубь не происходила. То же касается и расширения, которое практически остановилось, блокируемое эгоистическими интересами даже с некоторым привкусом расизма (когда речь идет о странах Балкан или Турции). Разве что титаническими усилиями удалось преодолеть долговой кризис, который аукается до сих пор и мог быть разрешен гораздо ранее.

Впоследствии оказалось, что ЕС не совсем понимает, что именно делать с Восточным партнерством, которое разделено в себе самом – ведь Украина (большой кровью), Грузия и Молдова подписали соглашения, мало чем отличающиеся от договоров стран-кандидатов, в то время как Армения свалилась в российскую колею, Азербайджан не заинтересован в политической интеграции, а Беларусь в конце концов деградировала к своему нынешнему положению европейской Мьянмы.

Геополитический нокдаун

Отсутствие общего министерства финансов (при наличии зоны евро), единой монетарной системы (при существовании союзного бюджета), пенсионного законодательства (в то время как общее трудовое законодательство более или менее сформировалось), не говоря уже об ограниченности мандата союзного внешнеполитического ведомства – все это предпосылки как для кризиса с вакцинацией, так и множества других трещин. В которые настырно проникают силы, желающие дискредитации и распада ЕС, потому что с маленькими национальными государствами гораздо легче "договариваться", коррумпируя их элиты, а при необходимости – запугивая.

Казалось бы, на подобные искушения следует отвечать стандартным набором клише птичьего языка европейской интеграции, в частности, квалифицируя их как "проблемы роста". Но мешает этому и пример австрийского внутреннего офшора, и немецкое упрямство с российским газопроводом, и французские фантомные боли по статусу великой державы, и идущее своим чередом формирование правоконсервативного блока на востоке Союза, которое может потенциально распространиться на его юг и юго-восток.

В то же время от Брюсселя не видно какого-либо существенного лидерства – только бюрократическая возня и констатации той или иной неспособности что-либо предпринять. Очевидно, что побиваемые разными напастями со всех сторон европейцы смотрят на Америку, а также на Китай – вдруг он не такой демонический и как-то подобреет, сымитирует наличие общих ценностей, чтобы сотрудничать с ним на полную мощность не выглядело настолько неэтично, как сейчас. Но поскольку с Китаем в обозримом будущем этого не произойдет – остается Америка.

Ответственность за мировое лидерство – в особенности когда речь идет о таком сложном клубке противоречий, в который вмотаны десятки стран самого разного уровня развития и потенциала, – ноша тяжелая. В какой-то небольшой степени США могли бы разделить ее с Великобританией и ее ловким премьером, а также больше вовлекать в международный режим управления англосаксонских собратьев на севере своего континента, в Тихом океане и Юго-Восточной Азии, а также королевства Залива, Турцию и Израиль.

Несмотря на те или иные предрассудки американских либералов, к чему-то подобному в форме "лиги демократий" (только бы не Лиги наций!) этот процесс осознания подлинных масштабов вызова Западу и должен прийти. Что касается Европейского Союза, то, вероятно, неким поворотным пунктом станут осенние выборы в Германии, из которых станет ясно, куда поворачивает главная страна Союза. Пока же для стран вроде Украины, вставивших ногу в закрывавшуюся дверь европейской интеграции, наступили тревожные времена.

    Реклама на dsnews.ua