Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Отжать газ. Как Эрдоган с Путиным мировой порядок доламывают

Четверг, 1 Августа 2019, 14:10
Турция, вопреки критике и санкциям со стороны ЕС, продолжает бурить кипрский шельф в поисках газа

Фото: EPA/UPG

Кипр на фоне противостояния с Турцией за газовые месторождения на шельфе острова принял решение увеличить присутствие там компаний Total (Франция) и Eni (Италия). Министр энергетики Кипра Георгиос Лаккотрипис сообщил накануне, что этот консорциум, уже участвующий в разработке месторождений, получит 50% прав на Блок 7 (всего их 13) экономической зоны Кипра. В Никосии полагают, что месторождение "Калипсо" (одно из крупнейших в мире), расположенное в соседнем Блоке 6, может тянуться и до Блока 7. Оба они расположены к югу от острова, в то время как турецкие суда орудуют к востоку и западу от Кипра, прикрываясь заботой о правах турок-киприотов из непризнанной лишь Анкарой "Турецкой Республики Северный Кипр" (ТРСК).

В условиях конфликта между Кипром и Турцией для первого точно не будет лишним привлечь в регион больше судов крупных европейских корпораций. Поэтому помимо выдачи лицензии на бурение в Блоке 7 Никосия "впустила" Total (20-40% прав) в четыре других блока, где уже работает итальянская Eni - партнер французов в семи блоках. И Лаккотрипис прогнозирует, что уже в конце 2019 - начале 2020 г. компании, участвующие в разработке месторождений, пробурят порядка девяти скважин. Таким образом, греческий Кипр по форме согласился на дальнейшую эскалацию конфликта с Турцией, но в перспективе неизвестно, распространится ли эта эскалация и на восточный шельф. Поскольку Анкара уже дала понять, что ее не смущают суда европейских компаний, когда отогнала от шельфа судно Eni в феврале прошлого года.

История газового конфликта

В 2011 году американская Noble Energy обнаружила залежи газа на шельфе Кипра. Месторождение получило красивое и символическое название "Афродита". Появилась из пены морской, как и надежды Кипра стать крупным игроком на газовом рынке. Запасы газа оценили в 127,4 млрд кубометров, а ресурсный потенциал - в 227 млрд куб. м. А вышеупомянутое месторождение "Калипсо" (не богиня, но нимфа со схожим реноме), по некоторым оценкам, может еще крупнее "Афродиты".

Параллельно можно было наблюдать формирование греко-израильско-кипрского альянса, который породил проект трубопровода EastMed от месторождения "Левиафан" (450 млрд кубометров) в Грецию через Кипр и Крит. В совокупности с разработкой "Афродиты" и "Калипсо" EastMed поменял бы геополитический ландшафт в Восточном Средиземноморье, ослабив позиции Турции. Потому Анкара решила действовать. Чему помогло промедление с выдачей лицензий Кипром. Процесс разработки месторождений затянулся из-за переговоров Никосии с Noble Energy, израильской Delek Drilling (которая также была вовлечена в разработку месторождения "Левиафан" и "Тамар") и голландской Royal Dutch Shell.

В итоге Турция в октябре 2018 года уже публично объявила о своих газовых амбициях.

Тогда министр энергетики Фатих Донмез презентовал планы по бурению на кипрском шельфе, на который, как уверяет президент Реджеп Тайип Эрдоган, Анкаре дает права непризнанная ТРСК.

В мае этого года буровое судно Fatih принялось дырявить шельф к западу от Кипра, а в июле на востоке обосновалось судно Yavuz, занятое сейчас подготовительными работами к бурению.

Что мне санкции

Никосия, Афины, Вашингтон и Брюссель отреагировали очень бурно и эмоционально.

Пока еще глава дипломатии ЕС Федерика Могерини назвала буровые операции Турции нарушением суверенитета Кипра, а блок на июньском саммите принял решение о санкциях в отношении Анкары. Во-первых, Брюссель в 2020 году оставит Анкару без 145,8 млн евро финансовой помощи как кандидата на вступление в ЕС. Во-вторых, будет пересмотрена деятельность Европейского инвестиционного банка в Турции. В-третьих, будут заморожены встречи на высоком уровне между ЕС и Турцией. В-четвертых, возможно введение санкций непосредственно в отношении компаний и лиц, участвующих в бурении на кипрском шельфе.

А что Анкара? Возмущена, но обороты сбавлять не намерена. Тем более, она обзавелась союзником в лице России. Официально МИД РФ осудил действия турок, призвав к "сдержанности" и продолжению процесса объединения Кипра. А уже 23 июля министр энергетики Александр Новак допустил проведение совместных с Турцией геолого-разведывательных работ на шельфе: "Если с коммерческой точки зрения эти проекты будут выгодны для всех сторон, то российские компании могут принять решение о сотрудничестве с Турцией в Восточном Средиземноморье".

Так что по сути Турция получила "одобрямс" от Кремля, который ко всему надеется, что участие в разработке позволит ему в некоторое степени нивелировать угрозу потерю части европейского рынка из-за поставок газа Кипром и Израилем. И, разумеется, усилит позиции в диалоге с Западом.

Концерт наций 2.0

Борьба между Кипром и Турцией продолжается. Однако можно констатировать, что войну Никосия проиграла, несмотря на поддержку со стороны Евросоюза и США. Эрдоган отступать не намерен, чему есть ряд причин: продолжение политики построения неоосманской империи, стабилизация турецкой экономики после недавних потрясений, шанс стать не только транзитером, но и экспортером газа.

Но куда важнее то, что турецкий лидер не постеснялся пойти на нарушение международного права, как до него и президент РФ Владимир Путин. Конфликт же с Кипром стал очередной иллюстрацией того, что система международного права, система сдержек и противовесов близка к полному разрушению. И происходит это под молчание сильных мира сего - выражения обеспокоенности не в счет. Если тому или иному крупному государству будет невыгодно помочь с урегулированием кризиса, то вмешиваться оно и не будет. Во главе угла все больше места занимают прагматичный интерес и национальный эгоизм, в то время как политика декларируемых ранее ценностей сходит на нет.

Прекрасным примером тому является нынешняя Германия, которую не так давно США призывали оказать помощь в разрешении проблем в Сирии и Ормузском проливе, где Иран принялся задерживать иностранные танкеры. В обоих случаях Берлин наотрез отказался. И действительно, зачем немцам идти в Сирию или Ормузский пролив, если Берлин намерен иметь гешефты с Ираном? Зачем усиливать давление на Россию, если Германия заработает на российских энергоресурсах?

Уже сегодня наблюдается откат к концепции из прошлого, о которой неоднократно уже писала "ДС", - "Европейскому концерту наций", клубу сильнейших, решающих глобальные миры между собой, а не на каких-либо международных площадках. По сути, этот откат к Венской системе международных отношений с поправкой на нынешние реалии уже произошел.

Надгосударственные структуры вроде той же ООН дряхлеют и не располагают собственными независимыми от влияния извне механизмами принуждения. А государства, у кого они есть, не видят смысла в их применении, пока речь не заходит об их личных интересах, как в случае с США. Собственно, почему Вашингтон, к примеру, оказывает давление на Берлин и Москву в вопросе строительства "Северного потока-2"? По той простой причине, что США интересует европейский рынок газа. Так или иначе львиная доля причин являются экономическими или продиктованными заботой об обеспечении собственной безопасности. И лишь затем уже следуют мировоззренческие причины. Которые в скором времени вообще могут кануть в небытие.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

загрузка...