Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Отдать 773 млрд грн за два года. Почему Украина боится реструктуризировать долги (ИНФОГРАФИКА)

Четверг, 7 Мая 2020, 13:10
Кредиторы только поаплодировали Украине, которая в 2014-м в условиях войны и системного кризиса, а также на фоне утраты части территорий, генерировавших 15% ВВП, выплатила без задержки $14 млрд. Но вот нужны ли были нам такие аплодисменты?
Фото: Shutterstock

Фото: Shutterstock

Первая и вторая

Первая реструктуризация была проведена в 1998 г. во времена президента Леонида Кучмы министром финансов Игорем Митюковым. Перед этим страна только-только вошла во вкус размещения суверенных долгов как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Украинские банки активно адаптировали опыт российских финансовых учреждений, а в сленг финансистов именно тогда вошло словосочетание "пирамида ОВГЗ", ведь самые прозорливые понимали, что "эта музыка не будет вечной". Разрушение финансовых рынков началось с Азии, потом волна дошла до РФ (объявившей дефолт по суверенным обязательствам) и ударила по Украине. Произошел резкий отток спекулятивного капитала, и наступил полномасштабный бюджетно-финансовый кризис. Молодая гривня испытала первый девальвационный шок, обесценившись с 1,8 до 3,4 грн/$, а валютные резервы НБУ практически обнулились. По сути, как и сегодня, перед Украиной стоял простой выбор: или отдавать долги и полностью обескровить национальную экономику, или провести реструктуризацию. Тогдашнее правительство выбрало второй вариант, причем реструктуризированы были как внешние еврооблигации, так и внутренние ОВГЗ. В дальнейшем Украина вошла в программу сотрудничества с МВФ, и, что примечательно, - реструктуризация вовсе не стала тому преградой. Сейчас можно с уверенностью сказать: если бы тогдашняя власть проявила такую же неповоротливость в принятии решений, как нынешняя, то у нас не было бы экономического роста начала нулевых, когда ВВП рос в среднем на 7-8%. Простыми словами, у нас бы не было "тучных годов": впрягаясь в "долговое ярмо", мы надолго попали бы в зависимость от внешних кредиторов и получили бы аргентинский сценарий с дефолтом и обвалом еще слабой национальной экономики. Вовремя проведенная реструктуризация позволила избежать этого, и с 2002-го по 2008 г. мы не нуждались в кредитах МВФ.

Вторая реструктуризация была проведена Украиной в результате кризиса, вызванного микроциклом снижения сырьевых цен на внешних рынках и российской агрессией в 2014-2015 гг. 

На фоне аннексии Крыма и оккупации значительной части Донбасса, когда страна стала жертвой системного нарушения принципов международного права, мы вполне могли бы не только заблокировать $3 млрд "долга Януковича", но и добиться списания 70-80% своих долгов с отсрочкой уплаты оставшейся части на 20-25 лет под минимальный процент.

Вместо этого тогдашняя власть упустила появившийся исторический шанс и провела так называемую "реструктуризацию имени Яресько" лишь в конце 2015 г., когда окно возможностей для списания долгов уже почти закрылось. В результате Украина получила высокую процентную ставку по реструктуризированным долгам и крайне малый срок отсрочки платежей. Кроме того, так называемое списание 20% долгов на $3 млрд в чистом виде "прощением" задолженности назвать нельзя, ведь на эту сумму Украина выпустила ВВП-варранты (VRI) - так называемые "инструменты восстановления стоимости" для наших кредиторов. У этих специфических финансовых инструментов есть четкий алгоритм начисления бонусов кредиторам при условии, если ВВП Украины растет с динамикой выше 3%. В таком случае применяются две ставки: если темпы роста составят от 3 до 4%, то кредиторы получат 15% прироста, а если выше 4% - то уже 40%. По сути, это налог на экономический рост - чем динамичнее развивается страна, тем больше платит. В 2021-м Украина должна будет выплатить кредиторам по ВВП-варрантам первый миллиард гривень по итогам 2019 г. К теме VRI мы еще вернемся, но здесь также стоит отметить, что сегодня именно те эксперты, которые поддерживали условия реструктуризации в 2015-м, категорически против отсрочки выплаты долгов Украиной. Скорее всего, именно потому, что кредиторы привыкли сидеть по обе стороны стола, а сейчас уверенности в полном контроле за ходом переговоров у них нет.

Новое предложение МВФ

Между тем Всемирный банк и МВФ сделали совместное заявление, направленное в адрес "Большой двадцатки", в котором призвали "немедленно и в соответствии с национальным законодательством стран-кредиторов приостановить выплаты по долгу стран МАР (Международная ассоциация развития. - "ВД"), которые обратятся с просьбой о предоставлении льгот". "Это поможет удовлетворить неотложные потребности стран МАР в ликвидности для решения проблем, вызванных вспышкой коронавируса, и даст время для оценки воздействия кризиса и потребностей в финансировании для каждой страны. Мы предлагаем лидерам G20 поручить ВБ и МВФ провести такие оценки, в том числе определить страны с неустойчивой долговой ситуацией и подготовить предложение по комплексным мерам со стороны официальных двусторонних кредиторов для удовлетворения нужд стран МАР как в финансировании, так и облегчении бремени долга", - указано в заявлении. Речь идет о беднейших странах мира. Среди стран СНГ это Молдова, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия.

Кроме того, МВФ выделил из своего антикризисного фонда часть средств для погашения текущих обязательств перед ним ряда развивающихся стран Азии и Африки. И это только начало. МВФ уже заявил о том, что использует практически все свои сохранившиеся активы в размере $1 трлн для предоставления, в числе прочих, льготных антикоронавирусных займов в размере 50% квоты той или иной страны в Фонде практически без процентов, на длительные сроки и без каких-либо предварительных условий. То есть Украина, если бы не додумалась пристегнуть антикоронавирусный заем Фонда к программе расширенного финансирования EFF (а все из-за желания протолкнуть земельную реформу), уже могла бы получить примерно $2 млрд. Теперь важно успеть стать в очередь, так как список претендентов уже составляет 90 стран.

А что же Украина, не входящая в список беднейших стран мира? Нашей стране нужна качественная реструктуризация долгов, и это вовсе никакой не дефолт. Это только плюс в инвестиционную карму и улучшение суверенных рейтингов, так как все понимают, что у государства появился реальный консервативный платежный график и угроза банкротства минимизирована. Естественно, возникает вопрос, как заставить кредиторов пойти на изменение условий платежей по суверенным обязательствам. Здесь ключевую роль играет субъектность власти и ее способность вести достойный диалог, а также поддержка общества, как, например, в Исландии или Эквадоре, где население отказалось выплачивать долги.

Инофографика: "Власть денег"

Никто не хочет платить

Кстати, дискурс о реструктуризации долгов популярен не только в Украине. Гарвардский профессор Кармен М. Рейнхарт и Кеннет Рогофф, бывший главный экономист МВФ в 2001-2003 гг., опубликовали в издании Project Syndicate статью, в которой указывается: "По мере того как вирус COVID-19 распространяется по всему миру, за ним следуют экономический паралич и безработица. Но экономические последствия пандемии в большинстве стран с развивающейся экономикой, вероятно, будут намного хуже, чем все, что мы видели в Китае, Европе или Соединенных Штатах. Сейчас не время ожидать от них погашения своих долговых обязательств как частным, так и официальным кредиторам". Как инструмент минимизации кризиса авторы публикации утверждают "настоятельную необходимость временного моратория на погашение всех долгов, кроме самых кредитоспособных суверенных должников... Мы рекомендуем немедленный временный мораторий на погашение внешнего долга для всех стран, кроме суверенных займов с рейтингом "AAA". 

Приговор аналитиков не вызывает сомнений: "В конечном итоге долг многих стран необходимо будет реструктурировать, альтернативы договорному частичному дефолту не будет".

Однако и страны с инвестиционным рейтингом "ААА" заговорили о возможности частичного дефолта. Так, американский сенатор Линдси Грэм заявил, что республиканцы вместе с демократами в ближайшее время планируют подумать о том, как начать списывать часть долга Китаю. "Потому что это они должны платить нам, а не мы им! Вы увидите двухпартийный отпор Китаю - чтобы наказать его так сурово, что это будет сдерживать его в будущем", - отметил сенатор, имея в виду ответственность КНР за распространение коронавируса по миру.

Троцкистское подполье на выход

Сбывается прогноз бельгийского культуролога Эрика Туссена, который сформулировал концепцию "незаконного долга", могущего быть списанным по результатам гражданского аудита, если будет доказано, что он относится к одной из четырех категорий: 1) нелегитимный (был взят властью не в интересах общества, то есть во вред оному); 2) незаконный (при привлечении были нарушены необходимые процедуры); 3) одиозный (наращивался диктаторскими режимами или нарушает базовые социальные права населения); 4) нестабильный (выплата приведет к нарушению фундаментальных прав человека на медицину, образование и достойную жизнь).

Проведение реструктуризации долгов может позволить Украине высвободить примерно 250 млрд грн (145 млрд, предусмотренных на выплату процентов по долгам, и около 100 млрд в виде планируемого сальдо выплаты долгов и привлечения новых). Для этого уже сейчас необходимо инициировать реструктуризацию как внешней задолженности государства, так и внутренней (ОВГЗ).

В течение 2020-2021 гг. Украина, по данным Минфина, должна выплатить кредиторам 773 млрд грн в эквиваленте (см. инфографику). Если по внешним обязательствам можно провести классическую реструктуризацию, то внутренние правительство может конверсировать, то есть заменить сумму погашения ОВГЗ в обращении на "антикоронавирусные" облигации с погашением три-пять лет и ставкой купона, фиксированной или привязанной к минимальному значению между учетной ставкой и инфляцией.

Сейчас конверсия внутренних долгов перед нерезидентами может дать до 75 млрд грн экономии на долговых выплатах государства, и этот ресурс можно монетизировать в пользу национального резервного антикризисного фонда.

Естественно, просто так никто не захочет помогать Украине, но для "распределения лотерейных билетов среди жильцов дома" есть хорошие способы, например: введение налогообложения прибыли от погашения ОВГЗ и отмена оного при участии в конверсии, а также введение своеобразного гибридного налога на покупку валюты в случае репатриации суммы погашения ОВГЗ за рубеж. В таком случае нерезидентам придется решать, что им выгоднее: настаивать на погашении и заплатить налоги, в том числе специальный налог на вывод капитала за границу, или добровольно согласиться на конверсию обязательств и обменять принадлежащий им портфель ОВГЗ на новый выпуск "антикоронавирусных" облигаций.

По сути, каждый день промедления реструктуризации для страны - это не просто утрата наших социальных и экономических перспектив, но и снижение уровня суверенности. К сожалению, вместо этого украинский парламент принимает совершенно чудовищные законы. Например, Минфину предоставлено право "осуществлять сделки с государственными деривативами, включая их обмен, выпуск, покупку, выкуп и продажу, в том числе в виде исключения из положений части первой статьи 16 Бюджетного кодекса за счет осуществления государственных заимствований сверх объемов, установленных приложением №2 к настоящему закону. Условия таких сделок определяются Кабинетом Министров". Простыми словами, уже завтра, под предлогом "выгодности" котировок на наши ВВП-варранты, Минфин может потратить на их выкуп примерно $2 млрд. Причем для покупки ничего не значащих в условиях кризиса варрантов власть будет привлекать новые долги (!).

...Кредиторы только поаплодировали Украине, которая в 2014-м в условиях войны и системного кризиса, а также на фоне утраты части территорий, генерировавших 15% ВВП, выплатила без задержки $14 млрд. Но вот нужны ли были нам такие аплодисменты? Повторимся: ключевой вопрос при реструктуризации - это субъектность власти, насколько она независима от внешних влияний при принятии тех или иных решений. А также насколько зависимы от интеграции с западной финансовой системой скрытые бенефициары власти в виде различных групп влияния. Если государство докажет кредиторам, что возврат долгов чреват инфляцией (для погашения внутренней задолженности через механизм эмиссии) и девальвацией национальной валюты (через критическое снижение резервов центрального банка), а также убедительно продемонстрирует бюджетную необходимость секвестра выплат по долгу, без которых страна скатится в глубокое пике экономического обвала с деградацией структурных показателей социальной системы, то кредитор вынужден будет согласиться на реструктуризацию, так как она и в его интересах. Но если лидеры страны заявляют, что резервы НБУ находятся на оптимальном уровне, а возврат долгов - приоритет правительства, который не угрожает экономике и населению, то, естественно, никто не станет инициировать разговор о перенесении срока платежа по условной "долговой расписке" целой страны. Кредиторы привыкли уважать даже самоубийственные решения должника.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика