Как Россия легализует награбленное в Украине

Чем Южная Осетия может помочь Захарченко

Сепаратисты не оставляют намерений запустить схемы, которые позволят продукции, произведенной на предприятиях ДНР и ЛНР, попадать на международные рынки через контрагентов российских компаний

Фото: oddr.info

Донбасские территории, пребывающие под контролем сепаратистов, налаживают каналы ле­гальной торговли с Российской Федерацией. Ключевое звено в цепочке, поддерживающее их экономические устремления, - частично признанная Республика Южная Осетия (РЮО). Признанная в том числе нелегитимными ДНР и ЛНР летом 2014 г. Саму же кавказскую республику, в свою очередь, признает Россия. С помощью этого шаткого моста донбасские псевдореспублики и попытались прорвать блокаду, заявив о переходе на "международные расчеты" и развитии экспортных поставок своей продукции по всему миру. "Мы продаем сейчас зерно, семечку, уголь, металл, комбайны, запчасти к автомобилям, строительную пену. У меня сидят болгары, немцы, поляки. И мы - непризнанная республика?" - заявлял в ноябре прошлого года "глава ДНР" Александр Захарченко.

На самом деле сепаратисты лукавят. Функционирующее на территории подобие банковской системы может гонять деньги лишь по цепочке ДНР/ЛНР - Южная Осетия - Россия. Примерно та же география и у "официальных" поставок продукции. Конечно, сепаратисты хотят выйти за флажки, но сделать это будет очень проблематично, если не невозможно.

Национальный банк Южной Осетии сотрудничает с Центробанком РФ на основании Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи от 17 сентября 2008 г. Недавно в РЮО открылся Международный расчетный банк - российское финансовое учреждение, основанное в 1994 г. Его головной офис, так же как и немногочисленные подразделения, находятся в Москве. Летом 2015 г. филиал этого банка открылся в Донецке, что, собственно, и дало повод для громких заявлений о "международных расчетах". "У нас открыто представительство в Южной Осетии, и через него наша банковская система будет работать на весь мир", - обещал год назад Захарченко. Однако "весь мир" сузился для донбасских псевдореспублик, по сути, до одной России.

"Такие финучреждения, как Международный расчетный банк, создаются исключительно для работы на непризнанных территориях. Они не боятся санкций, поскольку не имеют выхода за пределы российского рынка и доступа к международным платежным системам напрямую", - констатирует заместитель директора ОО "Публичный аудит" Матвей Холошин.

В своих микроскопических масштабах такая схема действительно дает результаты. По данным "Центробанка ДНР", Международный расчетный банк обслуживает более 700 импортеров и 300 экспортеров. Но используются при этом лишь внутрироссийские платежные системы.

Другие российские финучреждения подключаться к сотрудничеству не намерены - иначе тут же окажутся под прессом санкций вплоть до отключения от SWIFT (защищенная международная система связи и стандартов, через которую банки обмениваются информацией о совершении денежных переводов). Россияне справедливо рассудили, что сотрудничество с ДНР/ЛНР того не стоит. "Такая схема могла бы быть основанием для признания этих действий легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем. Согласно требованиям Конвенции Совета Европы "Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности" (ETS №141) от 8 ноября 1990 г. такие денежные средства могут быть заморожены и конфискованы, возможно, при содействии самой платежной системы, с помощью которой они будут осуществляться. Что касается стран, которые примут участие в такой цепи платежей, то, согласно ст. 41 устава ООН, к ним могут быть применены санкции в виде разрыва экономических отношений", - говорит юрист юрфирмы "Кушнир, Якимяк и Партнеры" Оксана Гриша.

Пусть куцая, но все же работающая система расчетов дала возможность донбасским псевдореспубликам торговать с РФ. К примеру, Лутугинский валковый комбинат обеспечивает потребности Липецкого металлургического комбината, ПАО "Луганский энергозавод" поставляет электродвигатели в Ростов-на-Дону по заказу ОАО "Донуголь". Почти полностью сосредоточился на российских заказах Первомайский механический завод. Свою продукцию в РФ также поставляют Ясиноватский машиностроительный завод и "Лугансктепловоз". А вот чтобы вывести продукцию за пределы России, сепаратистам нужны гораздо более хитрые схемы, в которых не обойтись без международных связей. "Основным потребителем продукции "Лугансктепловоза" и ранее, а сейчас тем более, является Российская железная дорога. ПАО "Лугансктепловоз" входит в ЗАО "Трансмашхолдинг" - крупнейшую российскую компанию, специализирующуюся на разработке и производстве подвижного состава для железных дорог. Ее единственным номинальным акционером является The Breakers Investments BV (Голландия). Таким образом, для расчетов за продукцию луганского предприятия, если ею заинтересуются за пределами России, могут использоваться счета, открытые в РФ на "Трансмашхолдинг". При этом может указываться, что продукция произведена на одном из других заводов холдинга в обход блокады предприятий из непризнанных республик", - допускает Матвей Холошин. То есть теоретически, чтобы попасть на международные рынки, продукция с территории ДНР и ЛНР должна иметь маркировку какого-то российского предприятия - именно с последним и должны рассчитываться зарубежные покупатели.

Андрей Ярмольский
Адвокат, руководитель юридического блока компании по обслуживанию инвестиций Investment Service Ukraine

Рассуждения о торговле ЛНР/ДНР с Венесуэлой и Науру, скорее всего, еще надолго останутся веселыми байками. Во-первых, обеспечить надлежащее функционирование международных расчетов очень сложно. Во-вторых, на страже международного правопорядка будут стоять компетентные органы по борьбе с терроризмом. Ведь схему, с помощью которой республики намерены получать средства, следует признать именно финансированием терроризма. Хотя совсем исключать возможность ее реализации не стоит, в частности, в отношениях с Российской Федерацией.

РФ является участником Соглашения о создании Совета руководителей подразделений финансовой разведки стран — участниц СНГ, а также Эгмонтской группы, объединяющей финансовые разведки стран мира. Поэтому де-юре Россия, как и любая другая страна, обязана собирать, анализировать и передавать правоохранителям информацию, касающуюся доходов, которые могут быть связаны с финансированием терроризма. Но есть вероятность, что бдительное око финразведки РФ не увидит в "схеме Захарченко" ничего криминального. В этом случае мировая общественность будет вынуждена применять очередной блок международных санкций. 

Теоретически у нашей страны есть возможности и ресурсы для противодействия подобным схемам. В полномочия Государственной службы финансового мониторинга входит сбор и анализ информации о финансовых операциях, которые могут быть связаны с финансированием терроризма. Для этого орган сотрудничает с международными организациями типа FATF, Евразийской группы по противодействию легализации преступных доходов, Эгмонтской группы и др. "Уже не раз говорилось о необходимости формирования и передачи в компетентные органы перечня предприятий, связанных с ведением террористической деятельности, а также тех, к которым применяются международные санкции. Результатом таких действий может стать немедленное замораживание средств или других активов лиц, которые прямо или косвенно имеют отношение к терроризму. Такой механизм вполне может остановить проведение сомнительных операций", - полагает адвокат, директор компании по обслуживанию инвестиций Investment Service Ukraine Иван Герасименко. Однако, чтобы получить возможность использовать такие механизмы де-факто, Украине следовало бы довести до логического завершения инициативу международного признания ДНР и ЛНР террористическими организациями. Но в последнее время этот вопрос завис, похоже, навсегда, прежде всего потому, что в противном случае резко сузилось бы поле для мирного урегулирования в рамках Минских соглашений. Не говоря уже о том, что Украина сама выступает торговым партнером сепаратистов, в частности, закупает у них уголь.

Так что в принципе нельзя исключать реализацию схем, которые позволят продукции, произведенной на предприятиях ДНР и ЛНР, попадать на международные рынки через контрагентов российских компаний. И хотя об этом наверняка будут осведомлены регуляторы, в чью компетенцию входит борьба с сомнительными финансовыми операциями, у них не будет формальных оснований для применения штрафных санкций в отношении компаний из цивилизованных стран, замеченных в подобных торговых связях.

Вольга Шейко
Юрист юридической фирмы "Астерс"

Официально осуществлять поставки с территории так называемых ДНР и ЛНР в другие страны, в том числе в РФ, без использования серых схем невозможно. Исходя из того, что большое количество предприятий, в том числе и крупных, находящихся на неподконтрольной территории, все же зарегистрировано на территории нашей страны, их расчетные счета находятся в украинских банках, то и поставки, соответственно, они осуществляют исключительно в рамках нашего законодательства. Кроме того, позволить подрывать экономику РФ несанкционированным ввозом товаров, не покупая валюту на межбанке и не осуществляя платежи, предусмотренные законом, - на такое вряд ли россияне пойдут не только в ближайшее время, а и в принципе.

Более мелкий бизнес, который не зарегистрирован на территории Украины, все же осуществляет поставки в РФ. Делает он это не только через Южную Осетию, но и через близлежащие города, такие как Таганрог. Там существуют так называемые "перевалочные пункты", при прохождении через которые товар получает документы и становится продуктом с российским происхождением. Затем он продается на территории РФ беспрепятственно. Но такая схема является дорогостоящей и нелегальной. Она касается продуктов, производимых сельским хозяйством в небольших объемах, и небольших производств.